Можайское благочиние

ПОСЛУШАНИЕ ИЛИ ПРОФЕССИЯ?

Размышления церковной лавочницы

Чтобы получить возможность служить у алтаря, люди поступают в семинарию, заканчивают ее, а кто-то на этом не останавливается и идет в академию. Священнослужитель обязан быть образованным.

Чтобы стать рядовым певчим в церковном хоре, нужно иметь слух, голос, представления о музыке вообще и о церковном пении в частности. Певчий должен украшать богослужение своим талантом и настраивать молящихся на богомыслие.

Чтобы работать в свечной лавке сегодня… не нужно вообще ничего. То есть АБСОЛЮТНО. Никаких знаний, умений, талантов, склонностей: просто иди и свечками торгуй. Так это в большинстве случаев и происходит.

Счастье, если человек попался знающий, неравнодушный, воспитанный, умеющий (и старающийся!) найти подход к каждому, кто переступает порог храма и ищет ответы на вопросы. А если нет? Что, если все его таланты исчерпываются умением быстро считать в уме?

Тогда это катастрофа. Без кавычек даже. Настоящая катастрофа, если в лавке, на миссионерской передовой, стоит безграмотный, невоспитанный, грубый человек, глубоко травмированный сознанием своего величия.

Смысл этого послушания, действительно, очень велик. Но именно смысл, а вовсе не человек, который послушание несет. Ему должно быть совершенно некогда гордиться и даже думать в этом направлении. Потому что каждый, кто появляется на церковном пороге, приходит не с пустыми руками. Каждый несет с собой ворох проблем, из-за которых порой и сам-то не виден. Проблем духовных, душевных, бытовых, семейных, финансовых, жилищных, рабочих, детских травм, ошибок и заблуждений.

Нет, лавочница не должна их решать. Но диагностировать проблему и быстро направить человека туда, где ему помогут, она уметь обязана. Являясь зачастую первой, кого приходящий видит в храме, лавочница должна обладать целым перечнем умений.

Знание. Это, собственно, основа основ. Человек в лавке должен иметь хотя бы приблизительное представление о содержании Ветхого и Нового Заветов, церковной истории, о смысле и назначении Таинств. Просто так эта информация в голове ниоткуда не возьмется – придется много читать и прочитанным уметь пользоваться.

Коммуникативные навыки и знания психологии (набор методик психологической помощи) – обязательны

Второе. Человек в лавке – универсальный солдат. Он должен уметь разговаривать и с преподавателем, и с дворником, буде у тех появятся вопросы и потребность найти на них ответ. С человеком в кризисе или депрессии. Понимать разницу между хулиганством и острым психозом. То есть «прокачанные» коммуникативные навыки и базовые знания человеческой психологии – обязательны. Не диванный психоанализ, а именно набор действенных методик скорой психологической помощи, который от одного желания помочь, увы, не сформируется. Нужны курсы, обучение, практика под руководством специалиста.

Устойчивый миф о лавочнице как о склочной, нелюбезной особе имеет в ряде случаев, увы, веские основания. Но зачастую желание быть внимательным к каждому человеку и реальная возможность это осуществить не совпадают. Однажды после продолжительной беседы о книжных новинках, поминовении усопших и необходимости регулярной исповеди собеседница сердечно поблагодарила за подробные объяснения и даже за саму возможность задавать вопросы. Добавив при этом: а вот там-то (назвала приход) мы были на службе – ничего подобного нет. Пришлось ее разочаровать: если бы служба сейчас шла у нас, и у нас бы ничего подобного не было. Невозможно обсуждать прекрасные книги, когда сзади напирает толпа с записками и через головы впереди стоящих тянутся руки за свечами, просфорами, гайтанами и «дайте иконку, чтоб с собой носить». Невозможен и неуместен никакой продолжительный диалог в это время, поэтому не сердитесь, если в ответ на вопрос об отношении церковных авторитетов к технологической сингулярности вы получите недоуменный взгляд или раздраженное ворчание. Некоторые вещи не обсуждаются на бегу. А некоторые так и вовсе не обсуждаются – к этому тоже надо быть готовым.

И третий, но по значимости далеко не последний пункт: личные качества соискателя. Человек, с утра до вечера контактирующий с другими людьми, должен иметь сбалансированную нервную систему и обладать навыками, помогающими избежать профессионального выгорания, то есть превращения в классическую «православную ведьму». Смех смехом, но признаюсь, что сама я в лавке долго работать не смогла именно из-за отсутствия необходимых навыков саморегуляции. Возвращаясь с работы, я падала лицом в подушку и исчезала для окружающих. Внутри была пустота, глубочайшее недовольство собой и миром, утомление, вызванное попытками соответствовать тому, к чему склонности совершенно не имелось. Такое случается, если работаешь не по призванию, а просто потому, что больше никого не нашлось.

В лавке не должно быть случайных людей: их для этого послушания надо тщательно подбирать и учить

Все сказанное выше говорилось с единственной целью: чтобы в лавке не было случайных людей, их для данного послушания надо тщательно подбирать, учить и воспитывать. Так же последовательно, как регентов учат гласам и управлению хором, как будущих иконописцев заставляют досконально разбираться в каноне, композиции, живописных секретах и правилах изображения святых. Никто не рождается идеальным миссионером, богословом, публицистом – всякому таланту нужно время и условия для прорастания. Послушание в лавке – огромная ответственность, и когда придет время отвечать, варианты «я не знала / не умела» в расчет приниматься не будут: все расстроенные, дезинформированные, напуганные или обиженные нами люди будут свидетельствовать на стороне обвинения.

И очень хотелось бы этого избежать.

Перейти к верхней панели