Можайское благочиние

О ТЯЖЕЛОЙ БОЛЕЗНИ «ВОИНСТВУЮЩЕГО МЫТАРСТВА»

Грядет первая подготовительная неделя к Великому посту – неделя о мытаре и фарисее. Многие из нас не раз слышали эту притчу, кто-то и проповеди слушал, и толкования святых отцов читал. Однако тяжкая болезнь «воинствующего мытарства» продолжает чинить серьезный урон всем нам, православным братьям и сестрам. Что же это за болезнь такая, результатом которой стало рождение целого пласта несгибаемых мытарей и гордящихся своей греховностью «кающихся» грешников?

В основании этой болезни положены все те же два тяжелых недуга и агрессивных идола современного мира – «бог в душе» и «бог, который всех простит». А корень, благодаря которому эти два идола прочно закрепляются в человеке, есть крайнее себялюбие, которое постепенно, если с ним не бороться, превращает человека из иконы – образа Божиего – в кумира, и в извращенном пространстве эгоизма на верху иерархической пирамиды встает сам человек как некий пуп Земли или даже всей Вселенной. И так как там, на вершине, места для двоих не находится, то Бога, как Существо до времени бесполезное, низвергают вниз: сейчас пожить надо в собственное удовольствие, а по смерти Бог, Который всех любит, все равно спасет.

И оправдывают это положение некоторые люди как раз притчей о мытаре и фарисее.

«Смотри, – говорят они, – Господь нам явно показывает, что ваши богослужения, посты, бдения и аскеза Ему противны. Все это исполнял фарисей, однако был осужден. Поэтому надо быть всем как мытари и отвергнуть эти ваши обряды и условности… Надо жить, как живешь, – Бог всех любит!»

Дела фарисея вовсе не были Богу противны – напротив, Господь Сам заповедал исполнять их

Увы, подобное убеждение необыкновенно живуче. Однако притча-то вовсе не о том, что вынес из нее подобный «толкователь». Для начала вспомним, что дела фарисея вовсе не были Богу противны – напротив, Господь и Сам проповедовал о необходимости исполнения подобных дел для того, чтобы человек мог наследовать Царство Небесное. На вопрос молодого иудея, что делать, чтобы наследовать жизнь вечную, Господь отвечает:

«Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать» (см.: Мк. 10: 17–19).

То есть Господь предлагает творить все то, что и фарисей исполнял. Более того, из евангельского текста притчи вовсе не следует, что Господь осудил фарисея, но что мытарь вышел оправданным «более»:

«Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот»,

присовокупив и причину:

«ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18: 14).

Так что причина «меньшей оправданности» не в том, что творимое фарисеем было неугодно Господу, а в устроении сердца. Ведь именно то, что сердце фарисея не имело в себе сокрушения о грехах, что оно преисполнено осуждением других, что оно оказалось горделиво, и лишило в общем-то весьма праведного по делам иудея изобильной милости Божией, хотя и не оставило вовсе без нее. А о том, что желающим быть достойными наследниками Царства Божиего следует творить именно богоугодное, а не умножать беззаконие, подобно мытарям и грешникам, Господь не устает нам напоминать:

«И так всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф. 23: 3).

В другом евангельском отрывке Господь еще более категоричен:

«Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18: 15–17).

А в Великом покаянном каноне преподобного Андрея Критского мы видим и совсем «возмутительную» картину. В девятой песне читаем:

«Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы; душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее, и мытари, и прелюбодеи кающиися».

Ничего не замечаем необычного?

Первыми, опережая мытарей и прелюбодеев, в Царство Небесное входят фарисеи… кающиеся.

Беда современного воинствующего мытаря в том, что из бездонного кладезя Евангелия он не смог вынуть подлинное сокровище, а вытянул извращенное понимание, сообразное своему устроению. А ведь рассматриваемая притча должна нас подводить к простому выводу: надо творить дела фарисея, а сокрушение о своих грехах иметь, как у мытаря. И если какая-то из этих двух установок нарушается, то и Великий пост обесценивается, ведь при гордом устроении сердца аскеза будет лишь на потеху лукавому, а при отрицании необходимости трудиться ради спасения аскеза и вовсе не имеет смысла, чему лукавый дух также возрадуется. Не станем же кормить тангалашку подобными сытыми пирогами со стола своего нерадения.

***

Нередко случается, что на призыв переменить себя и начать слушаться Церкви человек отвечает:

– Мы живем, никому плохого не делая. О себе думайте лучше. Вы, наверное, забыли, что «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15: 7).

Последний раз подобное я слышал от представителей одного «православного» движения, которые иногда зазывали к себе гостей, чтобы вместо субботней всенощной и воскресной Литургии «попотчевать» шумными шоу с блудодеянием, языческими песнопениями и прочим непотребством.

– Странно, – говорю им, – разве кающийся грешник не устремляется в храм Божий?

– Вспомни о мытаре и фарисее, – отвечают. – Бог любит мытарей, а не таких, как вы, фарисеев!

– Но если вы заговорили об этой замечательной притче, то не припомните ли, где и с какой целью оказались оба?

«Два человека вошли в храм помолиться» (Лк. 18: 10).

Разве не в храм – к Богу – устремляется человек, которого настигло хотя бы самое начало покаяния?

Разве не в храм устремляется человек, которого настигло хотя бы самое начало покаяния? Разве не к Отцу своему он стремглав направляется?

Еще немного времени пройдет, и начнется вторая подготовительная неделя к Великому посту, и мы будем читать притчу о блудном сыне. Но и сегодня мы вспомним, что происходит с человеком, когда он прозревает истину о себе самом: он испытывает нужду в покаянии и жаждет возвращения в Отчий дом, из которого был изведен своим своеволием и грехами:

«Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.

Встал и пошел к отцу своему» (Лк. 15: 17–20).

Вот поистине дело для подражания всем нам: «Встал и пошел»!

– Отчего же вы, – спрашиваю этих «мытарей», – на словах называя себя кающимися грешниками, не встаете и не идете? Впрочем, это половина беды. Но вы ведь приглашаете еще и других прийти и возлечь с вами…

Молчат.

Ну, если молчат – уже не так плохо… А лучше бы, конечно, встать и пойти.

Ибо, «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5: 20).

Перейти к верхней панели