После посвящения в епископы на праздничном обеде будущий патриарх Сергий, взяв свою столовую ложку, заметил: «Советую, владыка, запастись предметом сим, в тюрьме пригодится». Память 26 августа

Епископ Серафим (Звездинский), 1921-1922 годы. Фото с сайта doroga-vmeste.ru

Как Бонефатьев стал Звездинским

Отец будущего владыки Серафима Иоанн Гаврилович Бонефатьев был из старообрядцев-беспоповцев. Чтобы его приняли в Православие, он пешком ходил из Солигалича в Петербург с прошением (почти тысяча верст). После присоединения ему посоветовали сменить фамилию на Звездинского. Служил священником в Ржеве.

Коленька

7 апреля 1883 года у о. Иоанна родился сын Николай, будущий священномученик. В этот день на богослужении в Церкви читались слова: «Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои» (Притч. 23, 26). Позже владыка Серафим вспоминал эти слова и видел в них пророческое значение о своем монашеском призвании.

Когда Коленьке было всего 3 года, его мама умерла. Отцу Иоанну пришлось туго. Он брал мальчика с собой на богослужения, несмотря на погоды. На ночных службах Колю одолевал сон. Когда мальчик немного подрос и научился читать, ему подставляли скамейку к аналою с Часословом. Коля читал громко и четко, старался.

Однажды Коля пошел в алтарь за отцом по ошибке через Царские врата (мирянам это воспрещается). Все, кто это видел, говорили, что мальчик будет служить у престола Божия.

Вообще в жизни святителя Серафима будет много таких знаков. Уже после октябрьского переворота его духовник, старец Алексий (Соловьев) «вдруг» прочтет над ним тропарь священномученику: «И нравом причастник, и престолом наместник Апостолом быв, деяние обрел еси Богодухновенне, в видения восход; сего ради слово истины исправляя и веры ради пострадал еси даже до крове».

Помощь Серафима Саровского

Фото с сайта brooklyn-church.org

После окончания церковного училища Николай Звездинский поступил на учебу в Московскую духовную семинарию. На втором курсе семинарии он сильно заболел. Врачи поставили диагноз – лимфангоит, неизлечимо. В то время преподобный Серафим Саровский еще не был прославлен, но в народе уже почитался как святой. Игумен Саровской пустыни Иерофей привез Коле небольшой образ преподобного старца. Коля горячо молился святому Серафиму Саровскому о выздоровлении.

Через некоторое время врачебная комиссия подтвердила факт его полного исцеления. Отец Иоанн написал благодарность на имя отца Иерофея и послал это письмо в Саров вместе со свидетельством об исцелении Николая Звездинского, заверенным подписями врачей. С тех пор будущий владыка Серафим всегда держал при себе этот образ с изображением святого.

Любимый проповедник Сергиева посада

Участь в семинарии, Коля очень переживал, что у него не получится красиво произносить проповеди. Каждый день он молился святому покровителю Николаю Чудотворцу о том, чтобы Господь дал ему дар слова.

А чуть позже учащийся Московской духовной академии Николай Звездинский стал одним из любимых проповедников всех монахов и жителей Сергиева Посада. Когда узнавали, что в какой-то день после службы будет произносить проповедь Коля, люди говорили: «Идем в академию, сегодня будет проповедовать студент Николай Иванович Звездинский».

Сергиев Посад. Вид на Лавру. Раскрашенное фото начала ХХ-го века. Фото с сайта sovetsp.ru

Педагог-молитвенник

После пострига и рукоположения в 1908 году иеромонаха Серафима назначили преподавателем в Вифанской семинарии, затем в Московской духовной семинарии. За каждого своего ученика он вынимал частицу на проскомидии и молился особо.

Строгость

С 1914 года архимандрит Серафим исполнял обязанности настоятеля Чудова монастыря в Кремле. У него сложилась репутация «строгого». А в пример своим монахам настоятель приводил мирян-работников фабрик и заводов: вот, они целый день в труде, требования суровые, плата небольшая, опоздал – штраф, ошибся – выговор. Так тем более монахам, по своей воле (а не за плату) пришедшим в монастырь, не годится опаздывать на службу или халтурить в божеской работе.

Совет епископу от митрополита

Священномученик Серафим (Звездинский) в сане епископа Дмитровского, викария Московской епархии. Первая половина 1920-х гг. Фото с сайта wikipedia.org

Вскоре после революции Чудов монастырь в Кремле был закрыт (потом снесен), а архимандрит Серафим стал епископом Дмитровским. После хиротонии на праздничном обеде митрополит Сергий (Страгородский), будущий наш патриарх, взял в руки столовую ложку и посоветовал новоиспеченному епископу запастись этим столовым прибором, так как он пригодится ему в тюрьме.

Почему лошади остановились

Приехав на свою кафедру и зайдя в Дмитровский собор, епископ Серафим вспомнил, как 5 лет назад, когда он еще был архимандритом Чудова монастыря, проезжал мимо этого собора, и вдруг лошади стали как вкопанные. Тогда он вошел в собор и помолился перед главной святыней города – Животворящим Крестом (по преданию, в 1291 году слепая девушка чудом исцелилась и увидела возле себя на реке Яхроме плывущий против течения Крест. С тех пор перед ним молятся во время эпидемий и совершают с ним крестные хода).  Владыка Арсений, сопровождавший его, тогда заметил, что в этом событии есть Божий знак. Так и сбылось: вот он — настоятель собора, и вся его будущая жизнь станет крестом.

Наступали трудные времена. Вскоре владыка Серафим учредил братство в честь Животворящего Креста Господня. Его основной заботой было объединение людей для того, чтобы исполнить главную заповедь Евангелия о любви и помощи друг другу во Христе.

Перед исповедью владыка всегда говорил проповедь. Она была так действенна, что многие даже не собиравшиеся каяться люди вдруг чувствовали желание исповедаться, начинали видеть свои грехи.

Господу ваша капуста не нужна!

Епископ Серафим часто посещал приходы своей епархии и особое внимание уделял монастырям. Однажды насельники Зосимовой пустыни обратились к нему с просьбой поменять им настоятеля: схиигумен Герман (Гомзин) стал старый, за хозяйством не смотрит. А вот отец Феодорит – замечательный хозяин, и выращенные им овощи занимают важное место на сельскохозяйственных выставках.

Владыка Серафим огорчился: ведь Зосимовская пустынь считалась высокодуховной, а тут … овощи. И братьям сказал: настоятель отец Герман эту обитель воздвиг и молится за вас, неблагодарных, день и ночь тихо в своей келье. А вот когда отец Герман не сможет перебирать с молитвой четки, тогда никого не останется в этом монастыре. И напоследок прибавил: «Господу ваша капуста не нужна!»

От огорчения владыка даже не остался на праздничное всенощное бдение, уехал. Через полгода умер настоятель Герман. Монахи едва успели совершить погребение старца, как приехала власть и закрыла пустынь.

Отдайте нам нашего владыку!

Борисоглебский монастырь в Дмитрове. Начало 20 века. Фото с сайта timonowo.ru

Начались гонения. На Пасху 1922 года владыку Серафима вызвали в исполком Дмитрова. Жители города в большой толпой собрались возле дверей исполкома с требованием: «Отдайте нам нашего владыку!» Тогда власти предложили епископу выйти на балкон и поприветствовать собравшихся, однако толпа требований не сняла и бушевала. Поскольку от царских времен еще оставалась демократия, власти вынуждены были отпустить архипастыря на свободу. Когда он вышел из государственного учреждения, люди запели: «Христос воскресе!» и отправились в церковь вместе со своим владыкой.

Акафист Христу был написан в Бутырке

В декабре 1922 года епископа Серафима вызвали в Москву и уже там арестовали. Посадили в Бутырку. Духовные чада передавали ему продукты, одежду и все необходимое. А он им – укрепляющие письма: «Все дорогие, родные дети мои, непрестанно в темничной молитве моей поминаемые: благослови вас Господь, слава Богу за все – и за тюрьму, слава Ему, что не обошел Он меня Своею милостию… Благодарю вас всех за вашу любовь ко мне».

Владыку Серафима настолько искусали вши, что все тело было покрыто струпьями, а когда начались сердечные приступы, врач даже не мог приложить трубку для прослушивания сердцебиения, не подложив под нее лист бумаги. В Бурырке владыка написал акафист Страждущему Христу: «В несении креста спасительного, десницею Твоею мне ниспосланного, укрепи меня, вконец изнемогающего…»

Бутырская тюрьма. 1920- е гг. Фото с сайта gazeta-butyrsky.ru

Местные не бросили

Владыку выслали в Зырянский край. Много чего там пришлось пережить. В 1925 году он был освобожден, предстоял долгий путь домой. До станции надо было ехать на лощадях по глухому лесу. Тройка лошадей с сотрудниками НКВД догнала зырянских возчиков, везших епископа. Стали угощать зырян водкой и предложили оставить епископа в лесу. Зыряне отказались от водки: «Мы честные, много всего возим, почту возим столько лет. Бросить их на съедение волкам и медведям мы не согласны».

Скитания за несговорчивость с властями

В управлении НКВД епископу предложили сотрудничать с властями: требовалось, чтобы он посвящал в священники тех, кого будут посылать власти. Владыка Серафим отказался.

За отказ, вместо служения в столицах владыка скитался по заштатным местечкам и далеким городам: Меленки (Владимирской губернии). Сызрань, Саратов, Гурьев, Алма-Ата, Уральск…

Власти хотели уморить владыку частыми переездами. Приходилось служить и на хуторе в дремучем лесу, куда люди добирались на лыжах. Рождество Христово встречали как в вертепе: был теленок, солома.

Как-то снимали комнату у хозяйки, отец которой собирал милостыню. Вернувшись домой, он доставал лучшие куски из мешочка и отдавал владыке. Епископ брал и благодарил: «Спасибо, дедушка». — «Богу Святому спасибо, а не мне». Когда же владыка давал ему московский гостинец, дедушка говорил: «Ах, Боже мой! Сами старички, самим нужно», — но благодарно брал, интересовался рисовой кашей, раньше ее никогда не пробовал.

Владыку мучили постоянные сердечные и печеночные приступы с острой болью. В Уральске добавилась малярия. Врач сказал: нужно ждать смертельного исхода. Но через два месяца малярийные приступы прекратились (в день памяти святого Иоанна Тобольского).

Еще не раз владыку арестовывали. В 1932 году, под Лазареву субботу после всенощной, пришли, взяли паспорта, а ранним утром в Вербное воскресенье послушниц, помогавших владыке, повели в НКВД. Владыка просил следователя, когда уводили инокинь: «Не обижайте их, и вас Господь помилует».

Ответили: «Не надейтесь на своего Бога, из наших рук никто не освободит вас». Но… из Москвы пришло распоряжение об освобождении.

Сам себя отпел

Когда в 1936 году владыка узнал о смерти своего брата, дьякона Михаила, сказал, что в скором времени умрет и он: «Я остался один из семьи, моя очередь…» Епископ Серафим переживал о том, кто его будет отпевать, поэтому сам отслужил по себе отпевание.

Вечером 23 июня 1937 года владыку арестовали: старого (исполнилось 60 лет), больного. Перед арестом он успел накормить детей хозяев дома, где жил: родители были пьяны.

26 августа 1937 года священномученик Серафим (Звездинский) был расстрелян. В расстрельном приговоре среди других обвинений было: «слыл за святого человека» в Ишиме.

Цветите для Царства Божиего

Епископ Серафим (Звездинский). 1930-е гг. Фото с сайта wikipedia.org

Владыка Серафим известен как литургист, написавший «Хлеб Небесный. Проповеди, объясняющие смысл Божественной Литургии», молитвы о покаянии, а также многие письма своим духовным детям.

Из молитв

«Братья! Земля у нас есть драгоценная, нами забытая, нераспаханная — сердце, земля та зовется! Ея умиления дождь не орошает, и засыхает она… засыхает… Выходят оттуда хулы, рвение, зависть, татьбы, гнев, вожделение, всякая ненависть, грех всякий, всякая страсть…

О, мой Господь, возставь, подними, причащением Таин Твоих Пречистых, святых, дорогих горечь греха услади, помилуй, помилуй, спаси! Спаситель! Христе мой! Te6e я молюсь: приди! Помоги: в суете я кружусь, ум мой разсеян, нечист и безплоден, сердце безчувственно, оледенело… О, как Петру, мне дай покаяние! Как мытарю, мне дай воздыхание! Слезы блудницы дай мне! Да велиим гласом взываю Тебе: Благий, Святый, Милосердный Боже, спаси! Боже, помилуй

Из писем

1923 г. Июля 19 дня, батюшки прп. Серафима.

— Мир вам и благословение, дорогие мои, верные во Христе возлюбленные дмитровцы. Спаси вас Господи за гостинцы, которые привезла мне Таня. Цветите для Царствия Божия, завяньте совсем для ада. Будьте Божии, а не вражьи. Друг друга любите, друг друга прощайте, не укоряйте, не судите, гнилых слов не говорите. В мире со страхом Божиим живите, смертный страшный час воспоминайте и суд Христов нелицеприятный никогда не забывайте, храм Божий усердно посещайте, в грехах кайтесь. Св. Христовых Таин причащайтесь. Милость Божия и покров Царицы Небесной да будет со всеми вами отныне и до века. Аминь.

1925, Комиобласть.

— Дорогие мои и возлюбленные. Бога любящие и Богом любимые верные. Я помню вас и помню, как молился п вашем великом и дивном храме – соборе. Помню, как в первый раз приехавши к вам на Крестопоклонной неделе, я исповедовал вас среди храма, стоя на кафедре, общею исповедью. Не забуду никогда, как вы каялись тогда, с какими воздыханиями и какими горячими слезами. Словно от самого сердца-отрывались покаянные вопли: «согрешили, согрешили, прости нас, владыко». Не забыть мне. родные мои. как причащал я вас Св. Тайн Христовых в этот день, в Великом Посту, в эту Пасху. Как пчелы окружали вы меня и слушали слово из недостойных и грешных уст моих, после причащения.

Благословляю вас всех. Мир вам и утешение во всех скорбях ваших. Благодарю за дары любви вашей, присланные мне любовью вашей с Т. Все получил, спаси вас Господи.

Письмо о молитве «Богородице Дево»:

— Архангельское приветствие «Богородице, Дево, радуйся!» при полной беспомощности вдруг подавало неожиданную помощь и притом, с такой стороны, откуда и невозможно было никак ее ожидать, не говорю уже о внутреннем мире среди бурь, о внутреннем устроении при окружающем неустройстве от сего приветствия архангельского. Праведно движимый гнев Божий оно от главы нашей отстраняет и самый приговор Судии-Сердцевед на отменяет. О, великое дерзновение! О, страшное заступление! Из огня страстей изымает, со дна падения горе к небесам восхищает. Ограждайте же себя чаще и усерднее, деточки мои милые, сею стеною нерушимою, оградою сею неразоримою «Богородице, Дево, радуйся!» С сею молитвою никак не погибнем, в огне не сгорим, в море не потонем.

Если же сатана, ненавидящий нас, и запнет нас на пути нашем и сшибет нас, то и тогда архангельское приветствие воссылая, воспрянем, восстанем добре, затемненные просветлимся, больные душой исцелимся, загрязненные грехом очистимся и убелимся, яко снег чистотою «высшей небес и чистейшей светлостей солнечных». Мертвые, убитые страстьми, воскреснем, оживем и в восторге духа возопием: Христос воскресе! Воистину воскресе!