Можайское благочиние

ГЛАВНОЕ ЧУДО В ЖИЗНИ СВЯЩЕННИКА СИМОНА

В 17-летнем возрасте будущий священник Симон Кикнавелидзе стоял на балконе своего дома в Тбилиси. Вдруг он увидел, как монах в подряснике, выгоревшем от солнца, остановился прямо под его балконом, поднял голову и перекрестил юношу и весь его дом. Это был ныне прославленный в лике святых архимандрит Гавриил (Ургебадзе). Он ходил по Тбилиси и осенял крестом город, молился за всю Грузию.

После этого в жизни отца Симона было много удивительного: из выпускника Тбилисского университета и успешного бизнесмена он превратился в студента духовной академии. Отец Симон вспоминает, как в Москве, в Предтеченском переулке, в храме святителя Николая Чудотворца, он разговаривал со святителем Николаем как с живым, и образ святого стоит у него перед глазами спустя десятилетия. Сейчас отец Симон служит в Свято-Никольском храме в центре Тбилиси и считает, что это неспроста: это милость для него великого святого.

Грузинский священник любезно согласился ответить на наши вопросы.

– Уважаемый отец Симон, не могли бы вы рассказать, как пришли к вере?

– Родился я в 1964 году в Тбилиси. Время было безбожное, храмы и монастыри закрыты. Я увлекался техникой, выучился на электронщика, потом поступил в Тбилисский государственный университет на физический факультет. Физика – это природа, и во всей этой природе – Бог, Творец и Создатель.

Крестился я в десятилетнем возрасте, когда у меня умер дедушка. Кто был некрещеным из детей в доме – тогда всех окрестили. Такая благочестивая традиция. Когда через усопшего приходят ко Христу – для покойного хорошо, а для тех, кого крестят, – рождение в духе. Смерть одного приводит к духовному рождению других и прибавлению паствы.

Хорошо помню 1977 год – мне было 13 лет, и я учился в седьмом классе. Мы, мальчишки, бегали в храм Сиони, нас влекло туда любопытство. Мало что понимали в службе. При безбожном режиме делалось всё, чтобы отвадить народ от веры. Например, на Пасху показывали по телевизору самые интересные фильмы, которые не показывали в другое время, – чтобы удержать людей дома, чтобы они не отправились вдруг в храм на пасхальную службу.

Помню, как Святейший Патриарх Илия II приходил в Сиони и служил там. У него был водитель и охранник – в одном лице. Так они вдвоем приходили на службу – их было всего двое. И в храме стояли только несколько человек. Так Святейший начинал свое служение: в пустых храмах, с очень малым количеством священнослужителей и таким же небольшим – прихожан.

Не было такой роскоши, чтобы на каждом шагу можно было увидеть священника: их было совсем мало тогда в Грузии. Святейший один в своем лице олицетворял всю Церковь. Я чувствовал его отцовское отношение.

Я пошел в армию, отслужил, вернулся, женился в 1991 году. В 1992 году мы с женой ждали нашего первенца – и в январе погиб мой брат. Он был верующим человеком. Через два дня после его гибели у него родилась дочь. Это было серьезное горе, и оно до сих пор никуда не ушло.

Мы с женой поехали в Москву, и там в храме я услышал проповедь. Священник говорил: «Когда человек причащается – он со Христом». И я стал думать: если я причащаюсь, и Господь во мне, и сам я во Христе, и мой верующий покойный брат с Господом – значит, мы с ним духовно вместе. Эта мысль меня так потрясла, что с того момента все изменилось для меня: я стал глубже интересоваться христианством, стал ближе к Церкви.

– А каким был ваш путь от прихожанина к священнику?

– После этого я захотел больше узнать о Создателе. У меня появился духовный наставник – протоиерей Максим Чантурия, нынешний настоятель нашего храма. Его молитвами, а также молитвами Святейшего отцы Оптиной пустыни благословили меня учиться в духовной академии. Я на тот момент занимался бизнесом, содержал семью – и такое решение было для меня непростым.

Когда собирался ехать в Тбилиси поступать в академию – молился святителю Спиридону Тримифунтскому: «Я не знаю, как это может произойти, но если можешь – помоги!» И через день после молитвы оказался в Тбилиси.

Бросил бизнес, сдал вступительные экзамены в духовную академию, но сильно сомневался: как я смогу, имея семью, там учиться, как разрешатся жизненные трудности? Но жена поддержала меня, и друзья помогли. Стал учиться.

– Трудно вам было, наверное…

– Во время учебы мне предложили заниматься хозяйством в храме, выполнять работу старосты. Был также алтарником. Затем меня рукоположили в диакона, а в 2012 году – в священника. Господь взял меня за руку и повел.

Потом у нас в семье случилась новая тяжелая скорбь: наш второй сын умер в Тбилиси от какого-то вируса. Это были 1990-е годы, война… В больницы привозили движки, так как электричество отключали. Приходилось искать лекарства, трудно было. Я очень старался для сына, но, видимо, чего-то не хватило. Было страшное горе. На годовщину его смерти у нас родился третий сын – так Господь нас утешил.

– Кто из духовных наставников оказал на вас самое сильное влияние?

– На меня очень подействовал пример отца Серафима (Роуза) – как он пришел к Богу. Конечно, личность Святейшего. Мы все – его воспитанники.

Личность отца Гавриила (Ургебадзе), ныне прославленного в лике святых, оказала на меня сильнейшее влияние. Как-то, в 1981 году, когда мне было 17 лет, я стоял на балконе своего дома в Тбилиси, опираясь на перила. И вдруг увидел, как внизу под балконом прошел отец Гавриил в подряснике, выгоревшем от солнца. Он остановился прямо под моим балконом, поднял голову и перекрестил меня и весь наш дом. Мне потом сказали, что отец Гавриил ходит по Тбилиси и осеняет крестом наш город. Его часто задерживали, закрывали в психиатрической больнице, но он ничего не боялся и открыто исповедовал веру, открыто молился за жителей Тбилиси.

– Отец Симон, к кому из святых вы чаще всего обращаетесь в трудных ситуациях за молитвенной помощью?

– Обращаюсь к святому Георгию, покровителю Грузии… Храм святого Георгия в Москве, на Пресне, на Большой Грузинской, – родной для меня. Тоскую по нему.

Святая Нино, святая великомученица Варвара всегда и везде помогают.

К своему покровителю обращаюсь за молитвенной помощью – к апостолу Симону Кананиту (в переводе с арамейского – «ревнитель»). По преданию, он жил в Кане и был тем самым женихом, на свадьбе которого Христос превратил воду в вино. Апостолы Симон Кананит и Андрей Первозванный благовествовали в земле Иверской. Примерно в 55 году по Р.Х. апостол Андрей отправился проповедовать дальше, вдоль Черноморского побережья Кавказа, а апостол Симон поселился в труднодоступной пещере, в ущелье реки Псырцхи. В эту пещеру он спускался по веревке через небольшой естественный вход. В ущелье сохранился отпечаток стопы Симона на камне, здесь апостол принял мученическую кончину за Христа.

А в Москве, в Предтеченском переулке, есть храм святителя Николая, трехпрестольный. Я там со святителем Николаем как с живым разговаривал… Даже сейчас, когда я вам это рассказываю, его образ стоит у меня как живой перед глазами. И то, что я сейчас служу в храме Николая Чудотворца, – это неспроста, это милость для меня великого святого.

В тех случаях, когда я совершал какие-то правильные, богоугодные поступки, – я всегда чувствовал помощь Господа и святителя Николая.

Если мы выбираем дорогу спасения, то Господь оберегает нас во всем на этой дороге. Маленькими, умеренными шагами нужно идти нам к нашей цели, а цель наша – Христос. Господь ждет нас!

Если мы выбираем дорогу спасения, то Господь оберегает нас во всем на этой дороге

Очень много святых, которые заставляют задуматься: а могли бы мы им подражать? Ведь они были такие же люди, как мы, из плоти и крови. Но совершили подвиг во имя Христа.

– Какое самое большое чудо в вашей жизни?

– Я никогда не искал чудес. Самое большое чудо для меня – то, что я священник и нахожусь в Православной Церкви как тот, кому Господь доверил пасти Свое стадо. Я никогда не думал об этом, не мечтал, считал себя недостойным звания священнослужителя.

– Отец Симон, а что самое трудное для вас в пастырском служении?

– Самое трудное для меня как для священника – давать советы. Всегда опасаюсь дать такой совет, который может сбить человека с пути. Нужно большое духовное рассуждение, нужно молиться, чтобы Господь вразумил тебя. Пропускаешь ситуацию прихожанина через себя: как бы ты сам исполнил тот совет, который собираешься дать пасомому. Чтобы не быть как фарисеи, которые накладывали на людей бремена неудобоносимые, а сами и пальцем двинуть не хотели.

Всегда нужно помнить: приводить духовное чадо нужно не к себе, а к Христу. Те, кто приводят к себе, это сектанты.

– И какие духовные наставления вы чаще всего даете прихожанам?

– Кто знает, что Господь – источник всех благ, что Он всё дает, – тому живется легко и хорошо. Потому что такой человек всегда будет благодарить Бога и вести себя богоугодно.

– Старец Николай Гурьянов наставлял: «Человек с благодарным сердцем никогда ни в чем не нуждается».

– Да, и начинать нужно с благодарности людям. Благодарность – это необходимое качество. Неблагодарность к человеку потом обращается в неблагодарность к Богу. А неблагодарный человек думает: это я сам все сделал или сделаю, это я такой-сякой. И эта дорога ведет в никуда.

Неблагодарность к человеку потом обращается в неблагодарность к Богу

Еще в наше время нельзя быть бездумным. Темп жизни очень высокий, все на бегу, все в спешке. Часто не успеваем обдумать, осознать, понять, что делаем, для чего мы это делаем. Если человек размышляет до и после своих дел, обдумывает свои дела, свои поступки, тогда он все осознаёт, понимает свои внутренние побуждения.

Нужно, чтобы дела наши были не механическими, а духовными, осознанными. Даже если мы принимаем пищу, мы должны думать, зачем мы это делаем. А мы этим поддерживаем наш храм телесный – дом нашей души.

И еще: нужно понимать, что духовное главнее телесного: сначала духовное, а все остальное приложится. Нужно, чтобы скелетом, на котором все держится, было не плотское, а духовное.

«Ищите же прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вам. Весть бо Отец ваш Небесный, яко требуете сих всех» (Мф. 6: 32–33).

– Благодарим вас за беседу, отец Симон!

Перейти к верхней панели