Можайское благочиние

Женский алкоголизм и героиновая наркомания излечимы!

То, что с героина слезть нельзя — миф. Есть тяжелые, неизлечимые случаи — их примерно 25 %, с остальными можно работать. Бывает, что наркотики необратимо меняют биохимию головного мозга, но это далеко не у всех. Не всегда нам верят Материал газеты Московского научно-практического центра наркологии «Независимость личности»

Есть совершенно неправильное мнение о том, что на пьющей женщине можно поставить крест, женский алкоголизм якобы не лечится. Благодаря этому устойчивому мифу многие больные женщины даже не пытаются начать лечение и не находят поддержки у своих близких. Представление это в корне вредное и ложное.

По статистике на 10 алкоголиков-мужчин приходится 3 – 5 таких же женщин. Мужчины чаще пьют, но во многих случаях причины носят социальный характер. Например, пьющий начальник и коллектив. Ситуация страшная, но иногда достаточно сменит работу, и все изменится. У женщин-алкоголиков в ряде случаев необходимо говорить о биологическом сломе, на генетическом уровне. Алкоголизм не передается по наследству, но есть нейрогормоны, которые кодируются определенными генами, избыток или недостаток которых может привести в будущем к развитию алкоголизма. А может и не привести, все зависит от воспитания.

К нам часто обращаются молодые женщины, вышедшие в декретный отпуск. Они собираются с такими же подругами во дворе, пьют пиво, шампанское, и у некоторых начинаются проблемы с алкоголем. Все это от того, что руки и голова не тем заняты!

Я не думаю, что с женщинами труднее работать, или их сложнее лечить. А легенды эти рождаются от того, что в абсолютных цифрах число женщин-алкоголиков значительно меньше, чем мужчин, но доля с биологическим сломом, который лечится тяжелее, примерно равна. Отсюда и ложные выводы — раз женщина запила, все, конец.

Неправда. У мужчин процент биологической зависимости не меньше, и работать с ними также тяжело, потому что это — хроническое психическое заболевание, которым, кстати, заболевают не тогда, когда в руке оказывается первая рюмка, а гораздо раньше.
Таких людей, кстати, немного.

И то, что с героина слезть нельзя — это миф. Есть тяжелые, есть неизлечимые случаи — их примерно 25 %, с остальными можно работать. Бывает, что наркотики необратимо меняют биохимию головного мозга, но это далеко не у всех. Не всегда нам верят.

Это действительно тяжелый, долгий и трудный путь. И труд многих сторон — самого больного, его родственников, врачей. Недуг можно побороть только объединившись.

Нужно отказаться от привычного сообщества, от друзей, от подруг, а иногда жен или мужей, употребляющих эту гадость. Нужно быть готовым к пустоте и депрессии, но мы помогаем больным заполнить эту пустоту, мы будем помогать бороться с депрессией.

Сами наши пациенты говорят — бросить употреблять не трудно, трудно — жить без наркотиков. Мы их учим получать радость не химическим путем. Нужно менять свою психику под другую задачу — под труд, учебу, творчество, под общение без стимуляторов. Это перестройка всего человека, потому что зависимое поведение внедрено во все стороны жизни. Признание себя больным человеком — это уже половина успеха. Начните сейчас.

Евгений БРЮН, доктор медицинских наук
директор Московского научно-практического центра наркологии

Перейти к верхней панели