Можайское благочиние

Как победить зависимость?

Из личного опыта страждущего

Из книги Андрея Кузнецова «Коварство невинной сигареты»

Известна эта страсть не одно столетие, но за последние 15-20 лет табакокурение приняло катас­трофические масштабы.

Смертоносность табакокурения для нации обусловлена широчайшим рас­пространением его среди молодежи и женщин.

Порой складывается впечатление, что среди деву­шек некурящих не осталось совсем, а ведь каких-то 25-30 лет назад женщины стеснялись курить у всех на виду. Называть эту моровую язву «вредной привычкой» — значит скрывать истину. На самом деле табакокурение — сильнейшая зависимость.

 

Пожалуй, ничто другое не употребляется столь часто и регулярно, как сигарета. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.

При этом известно, что табачный дым содержит множество вреднейших компо­нентов, среди которых даже радиоактивный полоний. Одни из них растворяются в крови и разносятся по все­му организму, отравляя все органы и ткани, другие воз­действуют на дыхательные пути и легкие, третьи рас­творяются в слюне и попадают в желудочно-кишечный тракт.

Ко времени призыва в армию я был уже глубоко втянут в табакокурение. Незаметно сформировалась сильнейшая зависимость, и уже в молодости мне про­ще было остаться голодным, нежели обойтись без табака. Иногда в этом дурмане случались проблески трезвой мысли.

Я думал, что уже не один год курю ре­гулярно, не пропуская ни дня, нанося тем самым себе огромный вред. Я пытался бросить, но устойчивого результата достичь не мог, в лучшем случае, держался около месяца.

Постепенно пришло понимание, что я нахожусь во власти какой-то страшной силы, противостоять кото­рой почти невозможно. Эта сила обязывала меня ре­гулярно вредить самому себе: следить и вовремя по­полнять количество сигарет, иметь их постоянно при себе, курить в запрещенных местах, что приводило к конфликтам.

Если достать табака не удавалось, то раз­вивалась какая-то дикая злоба, где я уже почти не вла­дел собой и был готов чуть ли не на стену кидаться с кулаками безо всякого повода. В общем, страсть креп­ко держала меня за глотку стальными когтями, сжимая их при малейшем неповиновении.

Временами я задумывался: неужели потребность в табаке столь непреодолима теперь? Что же будет, если я лишусь его? Как я обхожусь без табака во время сна? Что происходит с заядлыми курильщиками, если они оказываются в полной изоляции, к примеру, на необи­таемом острове после кораблекрушения?

Порой вспоминались детские годы, когда я просы­пался утром с какой-то удивительной легкостью, жил, радовался, играл, познавая мир, не зная пока еще та-

бака. Вспоминал своих некурящих родителей и других родственников и где-то в глубине души понимал, что ес­тественное состояние человека — это жизнь без табака.

Однако с другой стороны давили взявшиеся откуда-то представления, что курение — неотъемлемая часть пол­ноценной жизни, а некурящие сверстники казались ка­кими-то ущербными. Так продолжалось долгие годы.

Но вот Господь привел меня к Православной вере.

Курить я продолжал и во время воцерковления. Но теперь табачная зависимость тяжелым камнем лежала на сердце: бросить курить сил не хватало, пристрастие было настолько сильным, что даже несколько часов без курения были немыслимыми.

Об этот камень преткно­вения я постоянно спотыкался — из-за него приходилось каяться на исповеди, зная, что все продолжится дальше. Теперь я стал понимать свою ущербность по сравнению с теми, кто не курит, но сделать что-либо по-прежнему не мог.

К этому времени стаж курения составил около 20 лет. Как уже говорилось, страсть к этому времени рас­цвела махровым цветом, полностью подчинив себе, связав мою волю и лишив уже всякой возможности противиться.

Пришлось все глубже и глубже задумываться над этим явлением.

С одной стороны, известно, что состав­ные части табачного дыма вызывают защитную реак­цию организма — против них вырабатываются какие-то вещества. При отказе от табака они остаются «без ра­боты» и активно ищут себе применения. Одновремен­но табачные яды встраиваются в обмен веществ орга­низма, и лишение табака вызывает нарушение этого извращенного метаболизма. Все это, по-видимому, вы­зывает физическую тягу к курению.

С другой стороны, эта биохимическая основа не является совершенно непреодолимой, ведь еще не известны случаи, когда кто-либо умирал или впадал в предсмертное состояние из-за лишения табака.

И почему, оставаясь по выходным дням дома, я курил в несколько раз меньше, чем обычно?

В то же время уг­роза остаться надолго совсем без сигарет приводила в ужас. Эту интересную особенность я приметил ещё в самом начале, но объяснить ее не мог.

Табачные мифы

Существует множество табачных мифов. Остановим­ся на них.

«Табак снимает стресс»

Что ж, отправляйтесь на пикник, на рыбалку, охоту, в лес по грибы, по ягоды без табака, ведь все эти случаи предполагают отсутствие стрессов и сами по себе их снимают.

«Табак помогает сосредоточиться»

В таком случае начинайте обучение любому делу: вождению автомобиля, овладению компьютером с сига­ретой в зубах, ведь всякое новое дело требует сосредо­точенности. В учебных залах, аудиториях, классах надо тогда разрешить курение, поставить урны, пепельницы и плевательницы.

Мнение о том, что курение помогает собраться с мыс­лями, происходит на самом деле из особенностей наше­го мышления. К сожалению, мысли не очень-то нам под­властны, они склонны куда-то убегать, соскальзывать.

«Сигарета улучшает имидж»

А как вы думаете, что лучше написать в анкете при ус­тройстве на солидную работу — «курю» или «не курю»?

«Сигарета делает меня современным, краси­вым, облегчает общение»?

Ложное поверхностное мнение. Как вы думаете, шприц с наркотиком в ваших руках так же будет дейс­твовать на окружающих? А ведь табак — тот же наркотик, разрушающее действие которого лишь менее заметно.

Табак — типичный наркотик, вызывающий очень сильную зависимость и требующий самого частого ре­гулярного введения. В этом отношении с ним вряд ли может сравниться что-то еще. Другое дело, что наноси­мый им вред не так заметен, как действие других нар­котиков.

К сожалению, ощущать его мы начинаем, лишь втянувшись достаточно глубоко, — по прошествии не­скольких лет, а «севший на иглу» за это же время обычно уже погибает.

«Курение придает уверенность»

На самом деле отравление скрывает слабость, об­манывая нас и показывая это окружающим. По-настоя­щему уверенный в себе человек не нуждается в ложной поддержке.

«Курение улучшает память, самочувствие»?

Наглая ложь! Прекращение самоотравления нагляд­но показывает, что происходите нашей памятью и само­чувствием на самом деле.

В Священном Писании сказано, что тела наши — храм Духа Святого, а что же я творю, вдыхая в себя табачный дым? Чем наполняю храм?

Итак, уяснив себе абсолютную неприемлемость ку­рения, честно признав себя порабощенным страстью, используя дарованную свыше свободу внутреннего выбора, принимаю решение: навсегда покончить с курением!

 

Начало избавления

  • Намечаю точное время и готовлюсь к нему;
  • не создаю запасов сигарет, не покупаю новых;
  • не курю после сна натощак;
  • всячески затрудняю самоотравление: выбираю для него неудобные места.

 

Вот мы пробуждаемся от сна, и должны были бы сра­зу обратить мысль к Богу, осенить себя крестным знаме­нием.

Делаем ли? А ведь это очень важно.

Далее, становясь на молитву, просим ли у Бога ос­вобождения от страсти?

Конечно, есть установленные Церковью молитвы, но не возбраняется, помимо ут­реннего правила, добавлять и мольбы своими словами, — делаем ли?

Принимаем ли таинство соборования, используем ли соборный елей, свечи?

А ведь все это специально предназначено для тех случаев, когда наших сил ока­зывается недостаточно.

Используем ли святую воду, просфору утром натощак — ведь эти средства также подаются Церковью для укрепления наших сил.

Име­ем ли при себе Евангелие, иконы Спасителя, Пресвятой Богородицы, святых.

Обращаемся ли к святыням?

При­дя в храм, подавая записки о здравии, не забываем ли при этом испросить для себя избавления от табачной страсти? Ставя свечи Господу, Пресвятой Богородице, святым, произносим ли про себя краткую молитву об обретении независимости от табакокурения?

Не утаиваем ли на исповеди грех потребления табака? Чтобы не допустить самого греха, необходимо пресекать помыслы греховные, — открываем ли их духовнику?

Прикладываясь к иконам, мощам просим ли помощи в преодолении зависимости, кажущейся выше наших сил?

Выйдя из храма, следим ли за своим внутренним миром: желаниями, стремлениями, помыслами?

Осте­регаемся ли повторять то, в чем каялись на исповеди? Заканчивая день, не забываем ли каяться в грехе табач­ной зависимости?

Просим ли у Господа избавления от нее?

Перед отходом ко сну после обычного вечернего мо­литвенного правила предпримем следующие действия: возьмем бумагу с ручкой и, ложась спать, будучи утом­ленными, когда на уме одно — поскорее лечь и заснуть, — напишем на бумаге:

«Табак — яд, сокращающий мою жизнь. Я (имя) на­всегда хочу прекратить травить себя табаком. Господи, помоги мне!»

И тут же старайся заснуть, держа в сознании эту мысль.

Утром, проснувшись и еще не открыв глаз, обра­ти мысль ко Господу, осени себя крестным знамением и вставай, не давая себе залеживаться в постели, стано­вись на утреннюю молитву. По окончании ее приложись к имеющимся у тебя дома святыням, поцелуй свой на­тельный крест, прося у Господа избавления от страсти, прими святую воду, просфору, помажь лоб и губы со­борным елеем.

Этот обычный христианский порядок начала дня исполняй строго и неукоснительно: в твоей жизни наступает острый период борьбы, требующий наибольшей сосредоточенности.

Перед выходом из дома сотвори молитву: «Отрекаюсь от тебя сатана, гордыни твоей и служению тебе и сочетаюсь тебе, Христе, во имяОтца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

Нельзя допускать и мысли о продолжении курения!

Здесь необходимо вспомнить, что помыслы, роящиеся в нашем сознании, могут быть насылаемыми от врага, а могут порождаться нашей поврежденной первород­ным грехом натурой.

Перетерпи острые приступы тяги к курению — они хоть и сильны, но очень кратковременны.

В эти момен­ты обязательно обрати свое внимание ко Господу, Пре­святой Богородице, святым, Ангелу-хранителю, помни, что сейчас враг старается всеми силами завладеть тво­им вниманием.

Всю свою волю направь против тяги к табаку, а любой помысел, прямо или косвенно подтал­кивающий к прошлому, гони прочь, не вступая с ним в собеседование.

Вечером перед отходом ко сну благодари Господа за достигнутые успехи в борьбе со страстью, обдумай или, ещё лучше, напиши на бумаге план действий на завтра.

Напиши кратко свое раскаяние за грех табакокурения, мольбу ко Христу об избавлении от зависимости и свое намерение в отношении табачной страсти.

В течение первых трех недель делай это ежедневно. Чтобы пред­ложения не превращались в привычную формальность, меняй их, используй, к примеру, такое:

«Я навсегда прекращаю вводить в себя табач­ные яды».

 

Будет гораздо лучше, если ты сам будешь составлять предложения, но при этом придерживайся следующих правил:

 

1.   Избегай безликих ни к чему не обязывающих выражений типа: «надо бросать…», «я попытаюсь (попробую)».

2.   Предложение всегда строй от первого лица, не стесняйся называть сам себя, применяй местоимения «я», «мне», «мной» и т.д.

3.   Слово — могущественное оружие убеждения, по­этому не сокращай слова. Лучше написать меньше, но полными и правильными словами.

4.  Избегай использовать частицу «не».

Ложно: «Я никогда не стану больше курить».

Правильно: «Я навсегда прекращаю травить себя табаком».

5.  Любое написанное предложение должно быть направлено либо на разрушение табачной программы, либо на воссоздание естественной свободы от табака.

Перейти к верхней панели