Можайское благочиние

Индийская сказка: удивительное путешествие озорника. Навстречу приключениям

Варанаси Сатьянараянамурти

В одной деревне жил озорник.

Вы спросите, в какой деревне? Ну хотя бы в вашей — разве нет у вас озорников? Наверно, есть. Они везде есть. Сами-то вы, конечно, примерные ребята! Но в вашей деревне непременно живут озорники, и, хочешь не хочешь, приходится с ними драться с утра и до вечера. Верно?

Ну так вот, в деревне, очень похожей на вашу, но только расположенной в индийском штате Андхра, жил один озорник. Звали его Гопи.

Ну чем обычно занимаются озорники? Со всеми дерутся, всё портят, ломают, никого не слушаются. Точно так же вёл себя и Гопи.

Он не слушался ни отца, ни матери, ни старшего брата. В школу Гопи не ходил: ему не нравился учитель. Отцу приходилось загонять его в школу коромыслом. Только не думайте, что Гопи сидел там смирно. Как бы не так! То ткнёт в бок сидящего рядом Субби да и отвернётся, как будто он здесь ни при чём. То стащит незаметно грифельную доску у Сатти и подложит её Сури, а доску Сури подложит Сатти. Ну, мальчишки сейчас же начинают драться, а Гопи сидит и хитро улыбается.

Вы спросите, отчего же учитель не останавливал озорника? Ох уж этот разгневанный учитель с очками на носу и с тростниковой указкой в руке! Доставалось Гопи от этой указки!

Но чаще всего учитель сажал озорника на стул у стены и заставлял сидеть там весь урок, держа себя правой рукой за левое ухо, а левой рукой — за правое. В индийских школах принято так наказывать непослушных учеников. Для непоседы это тяжёлое испытание. А ещё учитель привязывал Гопи за ногу к стулу.

Вот почему Гопи терпеть не мог очкастого учителя.

И бывало, только учитель отвернётся, Гопи скорей к двери — сбежать из школы! В каком-нибудь узком переулке под деревом он затевал игру с малышами в шарики. Только не думайте, что он играл по всем правилам. Нет, во время игры он обязательно заводил ссору. Противники были меньше его, и ему ничего не стоило их поколотить. Случалось, конечно, что и его поколачивали.

А потом Гопи как ни в чём не бывало возвращался домой.

В тот день, о котором пойдёт наш рассказ, Гопи, как всегда, удрал из школы.

Он уже вернулся домой и клянчил у мамы «что-нибудь вкусненькое». Мама ничего не дала; но, как только она вышла, Гопи сам открыл буфет, схватил кусок сахара и, засунув его в рот, убежал.

В доме Гопи жил котёнок. Очень красивый — чёрный, пушистый. Все его любили и баловали. Он ел творог с рисом, пил кофе с молоком. Спал на кровати. Но больше всего ему нравилось сидеть на стуле, подняв мордочку к репродуктору и слушать радио.

Котёнок был очень ласковый, не любил он только Гопи. Гопи всегда его мучил — тянул за уши, дёргал за усы. Привязывал ему к хвосту консервную банку, и, когда котёнок бежал, банка гремела. Испуганный котёнок жалобно мяукал и бежал ещё быстрей, а банка гремела ещё сильнее. Гопи, глядя на это, громко смеялся. Поэтому, едва завидев Гопи, котёнок прятался на чердак. Вот и сейчас котёнок спрятался.

Играть было не с кем. Гопи стало скучно. Чем бы заняться? Да, нелегко быть озорником — придумывай всякий раз, что бы такое выкинуть! Но сегодня Гопи ничего не приходило в голову.

«Пойду поиграю», — решил он и вышел на улицу.

Под фиговым деревом играли мальчики. Но, как только увидели Гопи, разбежались.

— Мы с тобой не во-дим-ся! — кричали мальчики, хлопая себя по щекам.

Ну что ж, не водятся — не надо. И Гопи решил вернуться в школу.

На пороге школы с тростниковой указкой в руке, как грозный демон — ракшас, стоял учитель. Гопи повернулся и — бегом домой.

А что дома? Дома он взялся было за новые учебники — отец недавно купил их ему, да порвал нечаянно.

Потом чиркал мелом по грифельной доске, пока не истёр весь мел в порошок. Порошок собрал в бумажный пакетик — пригодится чистить зубы.

Ну так, с этим покончено. Что дальше? Есть ещё учебники старшего брата!

«Спрячу их, пусть брат поищет» — решил Гопи.

Но брат запер свои учебники в шкаф. Гопи рассердился, схватил камень и попробовал сбить замок. Замок не поддавался.

Расстроенный Гоп и направился в кухню, но мать выгнала его оттуда веником.

Гопи позвал котёнка:

— Иди сюда, кис-кис! Я тебе молока дам.

Котёнок и не думал отзываться — он надёжно спрятался на чердаке.

Ничего не поделаешь, пришлось Гопи вернуться в свою комнату.

Вдруг Гопи заметил бабочку. На жёлтых крылышках, обведённых чёрной каёмкой, разноцветные пятнышки. Очень красивая бабочка! Имя, которым называют её в стране Андхра, тоже красивое — Ситакока Чилука.

Бабочка влетела в комнату и села на подоконник. Гопи наклонился и — ой! — не схватил её, а ударился подбородком. Да как больно!

А бабочка уже сидела на стене.

Гопи снова попытался схватить бабочку и — о-ой! — опять шлёпнулся, теперь уже на спину.

Бабочка пролетела перед самым его носом и села на кровать. Гопи очень рассердился. Он решил не отступать. Тихонько забравшись на кровать, он осторожно-осторожно протянул руку и схватил бабочку.

altДержа в одной руке трепещущую бабочку, другой Гопи достал из кармана нитку.

— Отпусти меня! Отпусти! — прозвенел тоненький голосок.

Гопи прислушался, но не мог понять, откуда идёт этот голос. Он растерянно огляделся вокруг.

— Это я тебя зову, я, Бабочка. Отпусти меня! Ведь ты добрый мальчик! — снова взмолилась красивая разноцветная Бабочка.

— А-а, это ты! С какой стати я тебя отпущу? Я из-за тебя подбородок расшиб, — сказал Гопи.

— Разве я виновата? Ты хотел меня схватить, и я улетела. Отпусти меня домой! Зачем я тебе нужна? — жалобно просила Бабочка.

— Я привяжу тебя на нитку и буду показывать всем своим друзьям! — И Гопи обвязал туловище Бабочки ниткой.

— Айо-айо! Не мучай меня! Отпусти! Если бы ты хоть на минуту стал такой маленький, как я, ты бы понял, как мне больно, — сказала Бабочка.

— А разве я могу стать таким, как ты? — с любопытством спросил Гопи.

— Отпусти меня, и я это сделаю!

— И я вправду стану таким же маленьким, как ты? — снова спросил Гопи.

— О! Ещё меньше, вот увидишь, — ответила Бабочка. Гопи отпустил Бабочку, и она вылетела в окно, но через минуту вернулась. Бабочка три раза облетела вокруг его головы.

Удивительное дело: Гопи тотчас начал уменьшаться, и ноги, и руки, и голова — всё становилось меньше. Голова была как кокосовый орех — теперь стала как апельсин! Ой, она уже как слива! Гопи стремительно продолжал уменьшаться. Какими крошечными стали его руки и ноги! Глаза сделались меньше зёрен кунжута, рот — меньше горчичного зёрнышка.

Гопи сперва удивлённо разглядывал свои руки и ноги, а потом испугался и отчаянно закричал, но никто его не услышал. Ведь голос его тоже «уменьшился» — он был тоненьким, как звон цикады.

Ой, Гопи становится ещё меньше! Теперь голова его с горчичное зёрнышко, на котором блестят крошечные чёрные глазки и краснеет рот — меньше игольного ушка. А руки и ноги — тоненькие, как лапки у чёрного муравья. Наверно, он уже даже меньше мальчика с пальчика.

Гопи огляделся — вокруг всё красным-красно, словно он очутился в красной палатке. Это был уголок его собственной красной рубашки, которая соскользнула с плеч, когда он начал уменьшаться. Но Гопи не мог сразу этого понять, он испугался и громко закричал. Никто не отозвался. Тогда Гопи встал, вытер глаза кулаком и через ворот рубашки выбрался наружу.

Рядом с красным шатром лежал какой-то непонятный предмет — огромный, круглый, жёлтый. Что бы это могло быть? Гопи снова огляделся.

— Айо-о, теперь я понял! Красный шатёр — это моя рубашка! Вот и карман — точно громадный пустой мешок! Айо-о, какой же я стал маленький! — удивлённо воскликнул мальчик. — В кармане должен быть огрызок карандаша, несколько горошинок и монетка — одна пайса. Интересно, уцелели они? — И Гопи храбро полез в карман.

В кармане не было ни монеты, ни карандаша, ни гороха. Гопи внимательно осмотрелся и понял. Громадное бревно справа — это карандаш! А вот монетка; какая она большущая — как круглый мельничный жернов! Гопи попробовал залезть на карандаш, но, хотя он всегда лазал очень ловко, на этот раз, как ни старался, ничего не вышло.

Он испугался:

— Ой, помогите!

Никто не отозвался. Гопи вздохнул и присел рядом с большим жёлтым шаром, — должно быть, это была горошинка, выкатившаяся из кармана. Что же делать дальше?

Но ему быстро надоело сидеть — ведь он был непоседа!

И Гопи пустился путешествовать по огромной кровати. Когда он дошёл до края и посмотрел вниз, ноги у него подкосились.

— Ой, мамочка! Какая высоченная кровать! Если я упаду с неё, вдребезги разобьюсь! — И Гопи испуганно отбежал назад.

Подняв голову, он посмотрел кругом. Как широко раздвинулись стены!

«Где же мама? И папа, и старший брат? Как они меня найдут? Найдут ли? — горестно подумал Гопи. — А если я навсегда останусь таким маленьким, что тогда делать?»

В это время раздалось страшное рычание. Ой, ведь это тигр! Настоящий живой тигр. Нет, не тигр — это же котёнок! Но какой он стал огромный — ой-ай-ой!

Котёнок вскочил на кровать.

— Кис-кис! Да вот я, ты сюда посмотри! — вскричал Гопи.

Котёнок, широко раскрыв круглые глаза, посмотрел в сторону Гопи и замяукал. Может быть, он узнал Гопи? Но Гопи был такой крошечный, что котёнок принял его за какого-то жучка и, протянув лапу, чуть не схватил его. Гопи едва успел отскочить.

— Ой, киска! Ты хочешь меня съесть? Ведь я же Гопи! Берегись, я тебе задам! — пригрозил он.

Но котёнок ничуть не испугался. Раскрыв рот, изогнув спину дугой, он наступал на Гопи.

«Он и вправду меня съест!» И Гопи заметался по кровати. Котёнок поднял лапу. Тогда Гопи быстро спрятался в карман рубашки. Котёнок сунул в карман свою лапку. Гопи съёжился в комочек и, дрожа от страха, забился в уголок.

В это время — у Гопи прямо сердце подпрыгнуло от счастья — раздался мамин голос. Она с кухни позвала котёнка. Котёнок замяукал и убежал.

— Я спасён! — И Гопи вылез из кармана.

«А если он вернётся, маленький котёнок, которого я раньше так мучил, он же проглотит меня в один присет?!» — подумал Гопи.

В это время он увидел Бабочку — ту самую красивую разноцветную Бабочку.

— Ну что, мальчик, как ты себя чувствуешь? — ласково спросила она.

— Совсем плохо я себя чувствую, — сердито ответил Гопи. — Мой собственный котёнок чуть меня не съел.

— Теперь ты понял, каково было мне, когда ты меня мучил? — спросила Бабочка.

Гопи молча опустил голову.

— Ну как, хочешь полететь со мной? — спросила Бабочка.

— Хочу, только у меня ведь нет крыльев! — ответил Гопи.

— Ничего, сядешь ко мне на спину, — сказала Бабочка.

— Ой, как хорошо! Давай полетим! — обрадовался Гопи и мигом взобрался на спину Бабочки.

Бабочка взлетела.

Гопи радостно засмеялся. Он всегда мечтал полетать на самолёте, и вот его мечта почти осуществилась — он сейчас взовьётся высоко в небо.

В это время из кухни, облизываясь розовым язычком, возвратился котёнок. Он увидел Бабочку и подпрыгнул, но схватить её не смог. Тогда он сел и жалобно замяукал.

Гопи расхрабрился и закричал:

— Эй ты, котёнок! Я скоро вернусь, тогда берегись! Котёнок поглядел на него круглыми жёлтыми глазами и облизал усы.

Бабочка выпорхнула в окошко. Оконные рамы показались Гопи огромными колоннами. Они летели через сад, лавируя между деревьями.

Вдруг навстречу им попался Длинноногий Москит:

Москит спросил у Бабочки:

— Хорошо ли вы себя чувствуете, о крылатая царица?

— Хорошо, — коротко ответила Бабочка, не прерывая полета.

Бабочки совсем не любят москитов, просто терпеть их не могут.

Но Москит не отставал — он увидел Гопи.

— Остановись, прекрасная крылатая царица! Кто это у тебя на спине? — спросил Москит.

— Это мальчик. Человеческий детёныш! Он хороший мальчик. Я хочу ему показать свой дом, о Длинноногий господин Москит! — ответила бабочка.

— А-а, так это мальчик! Человеческий детёныш! Он из рода наших злейших врагов. Почему ты его сразу не убьёшь? — сердито прожужжал Длинноногий Москит с коротенькими крылышками.

— Зачем же его убивать, это очень хороший мальчик. Я обещала ему показать свой дом и сад, — сказала Бабочка.

— Хороший или плохой, не всё ли равно? Это человеческий детёныш, он из рода наших врагов. Сейчас я его убью своим копьём! — сказал злой Москит, подлетая ближе к бабочке.

Гопи замер в ужасе. То его чуть не съел котёнок, а теперь может убить Москит!

— Он же меня сейчас укусит! Ой, что делать? — И Гопи подскочил на спине Бабочки.

— Не бойся, сиди смирно. Я тебя не дам в обиду! — успокоила его Бабочка и строго сказала Москиту: — Лети своим путём, ты, любитель крови!

— Нет, я убью этого человеческого детёныша, я напьюсь его крови! Хум-хум, — зажужжал Москит.

Бабочка быстро отлетела в сторону. Москит ударился об её крыло и отстал, но снова подлетел и стал виться над бабочкой, пытаясь ужалить сидящего между её крыльев Гопи.

Бабочка закружилась, отгоняя Москита своими большими крыльями.

Но Москит и не думал улетать, а сердито нападал снова и снова. Он хотел напиться крови.

Наконец Бабочка тоже рассердилась — и очень рассердилась. Разрезая воздух взмахами крыльев и быстро кружась, она вступила в битву.

На Москита посыпались удары. Кр-рак! — одна длинная нога отлетела, другая переломилась пополам; пострадало и крыло. Но Москит продолжал сражаться из последних сил.

— Или ты убьёшь меня, или я напьюсь крови этого человеческого детёныша! — вскричал он.

Бабочка снова и снова ударяла Москита своими крыльями. Наконец Москит, совсем ослабевший, отстал. Улетая, он прожужжал:

— Я приведу других москитов, и пусть я не зовусь больше Москитом Длинноногим, если мы не убьём этого человеческого детёныша!

— Ой! — вздохнул Гопи, — Наверно, москиты нас скоро настигнут. Ведь они сейчас везде летают стаями.

— Не бойся. Скоро вечер, а ночью москиты не летают, они летают только днём. А до ночи мы уже укроемся в моём доме, а потом я снова превращу тебя в обыкновенного мальчика. Тогда тебе москиты не страшны, — ободряла его Бабочка.

И они снова полетели вперёд.

Свежий ветерок обвевал Гопи и помогал лететь Бабочке. Гопи забыл о всех страхах и радостно засмеялся — ведь он летел, летел, как на самолёте, сбылась его заветная мечта! Внизу показался большой сад.

— Здесь я живу, — сказала Бабочка.

Воздух был напоён чудесными ароматами. Отовсюду доносились шуршание крыльев, гудение и жужжание.

Озабоченно жужжа, летали пчёлы — тенетиги.

Пхимм… — пролетали мохнатые шмели — кандириги. Яркие бабочки — золотистые, белые, пёстрые — порхали над цветами. Цветов было множество — пылающие алые розы, цветы райского париджата, нежный жасмин, цветы олеандра, пышные хризантемы, душистые мимозы, огромные цветы мандара. И все они зазывали к себе в «медовые кафе» летающих над ними бабочек и пчёл.

— Хороший мёд, самый лучший мёд! — тоненькими голосками звенели цветы.

Цветы заметили Бабочку.

— Лети сюда, крылатая Царица! Лети сюда! Возьми нашей пыльцы. Отведай нашего мёда! — звали они со всех сторон.

— Хочешь медового кофе? — спросила Бабочка у Гопи.

— Да! — ответил Гопи; у него прямо слюнки потекли.

Бабочка подлетела к кусту жасмина и села на цветок. Гопи спустился со спины Бабочки и сел рядом с ней на лепесток цветка. Цветок жасмина спросил Бабочку:

— А кто этот маленький незнакомец?

— Это мальчик, человеческий детёныш, — ответила Бабочка.

— О, это хорошо, — сказал цветок и брызнул им обоим цветочного сока и насыпал немного цветочной пыльцы.

Бабочка и Гопи с наслаждением выпили медовый кофе-тенекофе.

— Ну как, вкусно? — спросила Бабочка.

— Очень!

— Хочешь ещё?

— Не отказывайся, выпей ещё! — сказал цветок жасмина.

— Ой, хватит, мой живот полон, — сказал Гопи (ведь живот у него был теперь не больше пшеничного зерна).

— А почему мы ничего не заплатили за кофе? — потихоньку спросил Гопи у Бабочки.

— Этого не нужно. Здесь так принято. Просто в благодарность за угощение я должна перенести немного пыльцы на другой цветок, вот и всё, — сказала Бабочка.

Посадив Гопи на спину и взяв немного пыльцы цветка жасмина в лапки и на крылья, Бабочка взлетела, села на другой цветок жасмина и отдала ему пыльцу. Здесь их тоже заставили напиться мёда, и они снова полетели.

Все Бабочки, кружившиеся в саду, обратили внимание, что на спине желтокрылой Бабочки с чёрной каёмкой кто-то сидит.

— Кто это? Откуда? — спрашивали они.

Желтокрылая Бабочка рассказала про Гопи.

— О, это хорошо. Полетим со мной, мальчик, я угощу тебя медовым кофе, — наперебой приглашали Гопи бабочки.

— Я больше не могу, я и так выпил слишком много, — отвечал Гопи.

— Ну что ж, тогда в другой раз! — И бабочки улетели по своим делам.

Желтокрылая Бабочка с чёрной каёмкой по краю крыльев полетела дальше.

— Вот и мой дом, — сказала она.

— Где? — удивлённо спросил Гопи.

— Вот это дерево. Мы все живём на деревьях. Ложись на этот листок, а я лягу на соседний.

alt«Какая широкая простыня», — подумал Гопи, улёгся на листочке и заснул. На соседнем листке, сложив крылья, дремала Бабочка.

Отдохнув немного, Бабочка стала будить Гопи.

— Отправимся дальше? — спросила она.

— Давай, — сказал Гопи.

Случайно поглядев наверх, он увидел на толстой ветке дерева огромную змею, покрытую почему-то густой-густой щетиной.

— Ой, что это за лохматое чудовище? Неужели гусеница? — спросил Гопи у Бабочки.

— Да, это гусеница — Гонгали. Хочешь с ней поиграть? — спросила Бабочка.

— Чха-чха, поиграть с гусеницей? Да я их терпеть не могу! — воскликнул Гопи.

— И меня тоже терпеть не можешь? — ласково спросила Бабочка.

— Нет. Ты ведь очень красивая, у тебя разноцветные крылья. А на этого мохнатого уродца смотреть не хочется, — сказал Гопи.

— Это же мой сыночек. Я и сама в детстве была точно такая же. А выросла — стала такой, как ты меня видишь, — сказала Бабочка.

— Правда? Значит, противные гусеницы превращаются в красивых бабочек? — удивлённо спросил Гопи.

— Да, именно так. Поэтому поиграй немножко с моими детками, — снова сказала Бабочка, приближаясь к одной из гусениц — Гонгали. — Сынок! Я привела тебе товарища, вот этого малыша, поиграй с ним!

Гонгали даже не обернулся — настолько усердно он обгрызал зеленый листок.

Бабочка позвала его снова.

Гонгали, набив рот и не поднимая головы от листа, проворчал:

— Да у меня нет времени играть! Я же должен есть листья. Ещё столько надо съесть! — И этот обжора снова занялся важным делом — наполнением своего живота.

Бабочка подлетела к другой гусенице и заговорила с ней:

— Сынок, я привела тебе хорошего друга, поиграй-ка с ним!

Но и этот сыночек был целиком погружён в процесс еды.

Всё-таки он был вежливее своего брата: приподняв голову, он взглянул на Гопи и сказaл:

— Сейчас, я только доем этот листок, потом поговорим, — и принялся усердно грызть зелёный листок, который сочно похрустывал под его проворными челюстями: карра-карра-карра.

— Ладно, мы подождём, — сказала Бабочка. Гусеница-сын объел весь листок и переполз на ветку.

— Ну, теперь поиграйте, дитя моё! — предложила Бабочка.

— Я наелся и устал, в сон клонит, — ответил красавец сынок и мгновенно заснул. Он заснул так крепко, что даже скатился с ветки и упал вниз, но сумел зацепиться за нижнюю ветку и сердито заворчал сквозь сон.

— Вот какие они, мои дети, — с досадой сказала Бабочка. — Только едят да спят, не уговоришь их поиграть хоть немного.

Бабочка взяла Гопи на спину, и они снова полетели, чтобы осмотреть весь сад.

В это время послышался какой-то шум. Крики, вопли, пронзительные свистки раздавались всё ближе. Гопи посмотрел вниз.

— Ой-ой-ой, это же злые демоны — ракшасы! Четыре ракшаса! — воскликнул Гопи и вдруг радостно закричал: — Да нет же, это мальчишки! Эй, Рами, Шанкари, Субби, Самби, посмотрите-ка сюда! Я лечу на самолёте!

Это были четверо друзей Гопи, все, как один, отчаянные сорванцы.

Мальчишки начали безобразничать в саду. Они рвали цветы или ощипывали лепестки, обдирали листья, ломали ветви — разрушали всё на своём пути.

Вдруг Шанкари подпрыгнул и схватил Бабочку, на которой сидел Гопи.

Бабочка закричала Гопи:

— Прыгай, прыгай скорей вниз, а то он и тебя убьёт!

Гопи прыгнул. Он думал, что переломает ноги, но он был теперь такой крошечный и лёгкий, что приземлился благополучно.

Шанкари стал отрывать у Бабочки её нарядные крылышки с чёрной каймой.

Жёлтые крылышки с разноцветными пятнышками и чёрной каёмкой, кружась, упали на землю рядом с Гопи.

Теперь уже не было желтокрылой Бабочки, не было красавицы царицы. Осталось только туловище — Бабочка превратилась в жалкого червяка, извивающегося от боли.

Шанкари бросил этого червяка на землю. Гопи, не зная, чем помочь, горько заплакал.

Собравшись с силами, умирающая Бабочка окликнула Гопи:

— Скорее убегай, отбеги в сторону, прижмись к дереву.

Попадёшь им под ноги — погибнешь. Беги, беги скорей!

Гопи отбежал вовремя — он едва-едва не попал под огромную босую ногу Рами. Но Бабочку Рами затоптал.

— Ой, что он сделал! — Гопи горько заплакал и быстро побежал обратно.

Полурастоптанный червяк уже едва дышал. А ведь минуту назад это была легкокрылая Бабочка, весело порхавшая по саду.

Гопи рыдал.

— Не плачь, сынок. Я сейчас умру. Не забывай меня и никогда больше не мучай маленьких зверей и насекомых. Не будешь? — И Бабочка умерла.

Гопи всё плакал и плакал. Умерла его защитница, его друг — Бабочка, которая спасла его от Москита, пестрокрылая царица, так ласково угощавшая его мёдом.

Он упал на землю рядом с неподвижным бескрылым червяком. Но спустя некоторое время Гопи решительно поднялся, подтащил несколько розовых лепестков, слетевших с цветка, укрыл ими мёртвую Бабочку и грустно побрёл куда глаза глядят.

Шанкари с приятелями всё ещё проказничали в саду. Увидев их, Гопи храбро побежал вперёд и что есть мочи закричал:

— Эй вы, негодники, завтра я вам задам, вот увидите!

Схватив лежавшую рядом веточку, Гопи стал отчаянно колотить Шанкари по ногам. Но Шанкари подумал, что это, муха ползает по ноге.

Тогда Гопи яростно вцепился зубами в ногу Шанкари. «Это муравей», — подумал Шанкари и почесал ногой об ногу.

Маленький храбрец Гопи далеко отлетел в сторону и с трудом выбрался из густой, как лес, травы.

Шанкари, Рами, Субби и Самби, продолжая бесчинствовать в саду, задели шмеля, который, сидя в цветке, мирно наслаждался медовым напитком. Рассерженный шмель Кандирига слетал за своими соплеменниками, и — пхим-м! — целая стая шмелей внезапно налетела на озорников.

Рами и его компания испуганно разбежались. Налетая друг на друга, стукаясь головами, изгибаясь то туда, то сюда, они пытались укрыться от шмелей, но безуспешно. Озорникам пришлось бежать из сада.

Через несколько мгновений в опустевшем саду вновь радостно зажужжали и запели его обитатели. Деревья, цветы, червячки, пчёлы, бабочки громко приветствовали победителей.

— Молодцы! Молодцы! Да здравствуют шмели-кандириги, джай-джай!

Гопи раньше не любил шмелей и боялся их, но сейчас и он восхищался:

— Вот молодцы! Здорово покусали этих чертей. Так им и надо!

Не зная, что ему теперь делать, Гопи присел на какой-то прутик и задумался. Положение его было очень тяжёлым. Бабочка, которая сделала его маленьким и принесла в сад, погибла. Как же он теперь попадёт домой? Кто сможет превратить его снова в обыкновенного мальчика? Ведь быть таким мальчиком с пальчиком, вернее, мальчиком с зёрнышко очень опасно!

Перейти к верхней панели