Можайское благочиние

Предшественники реформации в Европе. Ян Гус

К XV веку стало очевидным, что Церковь в Западной Европе нуждается в переменах. Распущенность нравов духовенства, недееспособность и продажность церковной бюрократии мешали нормальной церковной жизни. Желание исправить эти недостатки имели уже не только отдельные клирики и миряне, но большинство церковной иерархии. Для этой цели в 1414 году в Констанце открылся собор, призванный восстановить попранные церковные каноны. В работе собора приняло участие более 60-ти тысяч человек. Однако что-либо изменить в Западной Церкви так и не удалось. Собор лишь еще более усилил власть папы и предал казни всех, кто выступал против искажений церковной жизни. Одной из жертв собора в Констанце стал чешский священник Ян Гус.

Он родился недалеко от Праги в небольшом селении Гусинец. Еще в школе одноклассники Яна прозвали его — гусом, что по-русски означает гусь, совершенно не подозревая, что именно это имя и войдет в историю. Окончив школу, Ян продолжил обучение в Пражском университете. Его студенческие друзья отмечали, что Ян обладал прямым и честным характером, безупречным образом жизни и глубокой религиозностью. Он особенно чутко реагировал на любую фальшь и неправду в вопросах веры. По окончании университета, Гус остался преподавать в нем, став впоследствии сначала деканом одного из факультетов, а затем и ректором.

В 1400 году он принимает священный сан и начинает активную проповедь нравственного возрождения. На его беседы собиралось множество жителей Праги. За свою искреннюю веру и призыв к нравственной чистоте он пользовался любовью всех слоев населения: от Пражского архиепископа и королевы Богемии до последнего бедняка. Люди словно пробуждались от сна, оставляя свои греховные занятия. И пока он бичевал только пороки мирян, духовное начальство его терпело.

Однако под влиянием взглядов Джона Виклифа Ян Гус начал критиковать жизнь высшего духовенства. Он всей душой желал исправления тех беспорядков и злоупотреблений, которые царили в Римской Церкви. Однако в отличие от английского реформатора, который в своих трудах дошел до отрицания основ веры, Гус остался верен древнему христианству. Он выступал лишь против новшеств, введенных папой для получения еще большей власти. В частности он осуждал индульгенцию — отпущение грехов за деньги. Высказывался в защиту брачного духовенства. Доказывал, что у Церкви только один глава — Христос, а не папа, как это утвердилось в Римской Церкви. Он учил, что другие епископы, также как и римский, в одинаковой мере являются преемниками апостолов.

Папа, узнав о новом проповеднике, потребовал доставить его в Рим. Лишь благодаря заступничеству короля и университета дело Гуса было приостановлено, но ненадолго. Через некоторое время, видя, что власти не хотят отдавать своего учителя, папа объявил Прагу отлученной от Церкви. Город был в смятении. Храмы закрывались, никто не отпевал умерших и не совершал венчаний… Гус, не желая втягивать в полемику весь народ, удалился из города. В это время в Констанце открылся церковный собор, и Ян Гус был приглашен на него, чтобы выступить в защиту своих идей.

Однако вместо богословского диспута и ожидаемых реформ, Гуса призвали отречься от своих взглядов. Услышав отказ и требование доказать их несправедливость, проповедника бросили в монастырскую тюрьму. Он писал оттуда своим друзьям: «Меня мучит зубная боль, кровохарканье, головокружение и камни в печени, но именно теперь я учусь молиться и постигаю ценность страданий Христа». Около года Ян Гус провел в заключении, а затем вновь предстал перед собором, изможденный болезнью и длинными бесплодными допросами. От него требовали покаяния в ереси. Но Гус заявил, что никогда не придерживался учений, в которых его обвиняют. Собор определил лишить Яна Гуса священного сана и приговорил к сожжению.

Когда Гус уже стоял на разгоравшемся костре, он увидел богомольную старушку. Та, проклиная «еретика», принесла на костер вязанку хвороста, уверенная, что тем служит Богу. Улыбнувшись, Ян Гус сказал: «Святая простота!» И пока огонь не ударил ему в лицо, он громко произносил древнюю христианскую молитву: «Иисус Христос, Сын Божий, помилуй меня». Такое бесстрашие Гуса объясняют событием, произошедшим с Яном еще в детстве. Однажды во время сильной бури он возвращался из школы домой. Испугавшись грозы, он спрятался под скалой. В это время одна из молний ударила в сухое дерево, и оно заполыхало. Мать Яна, обеспокоившись отсутствием сына, поспешила ему навстречу. Она нашла мальчика забившимся под скалу. Его долго не могли успокоить. Рыдая, Ян твердил только одно: «Также как и это дерево, я умру в огне». Удивившись словам мальчика, мать долго и горячо молилась о даровании сыну мужества.

Казнь Гуса вызвала возмущение в Богемии. Четыреста пятьдесят два дворянина заявили о согласии с Гусом и отреклись от решений собора. Папа, в свою очередь, призвал к крестовому походу против гуситов, что привело к гуситским войнам.

Яна Гуса нельзя в полном смысле назвать реформатором, какими явились последующие ему протестанты. Он был лишь защитником чистоты веры и традиций древней Церкви. Еще в середине XV века Константинопольская Православная Церковь признала гуситское исповедание тождественным православному, а Сербская Православная Церковь канонизировала Яна Гуса как мученика, пострадавшего за веру Христову. Пепел чешского проповедника был брошен палачами в Рейн. Они желали навсегда стереть память о герое веры. Но память о нем только крепла. И поныне в ночь сожжения Яна Гуса горят костры по всей Чехии в память о своем национальном герое.

 

Перейти к верхней панели