Можайское благочиние

НАЗИДАНИЕ СМЕРТЬЮ

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт

На первой седмице Великого поста архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт обратился к своей пастве со словом о назидании смертью.

«Во время поста святая Церковь назидает, назидает примерами жизни людей. И пример назидания, на который сегодня я хотел бы вместе с вами обратить внимание, – это назидание смертью.

Понимаю, как эти слова могут быть услышаны сейчас некоторыми из вас. Чаще всего принято не говорить об этом.

Мы часто хороним. Но сколько бы нам в нашей жизни не пришлось хоронить наших друзей, наших родных и близких, дорогих нам людей, мы никогда не привыкаем к похоронам. И очередная печальная весть вновь и вновь в нашем сердце вызывает горечь. Но это не означает, что о смерти говорить не стоит».

В вечности все будет не новое, но продолжится начатое. Твоя любовь продолжится в вечности. Твоя вера продолжится в вечности. Твоя ненависть продолжится в вечности

«…В Великом покаянном каноне Церковь устами Священного Писания говорит, побуждает нас к покаянию пред вратами смерти: «Восстани, душа, что спишь? Конец приближается. Что ты ответишь о своей собственной жизни?»

Оказывается, мысль о смерти – это не страх, а наоборот, – это соль жизни. И чем глубже, чем откровеннее мы размышляем о смерти – не других, а своей собственной, приближающейся, – тем острей, сильней, живей, наконец, должна быть наша собственная жизнь. Ведь смертью можно приобрести жизнь вечную – или навсегда ее потерять, оказавшись в преисподнем аду».

«К большому сожалению, во многих наших семьях как-то не принято размышлять о смерти с домашними, а чаще приходится слышать, что детям лучше вообще не говорить об этом.

Кажется, что мы пытаемся скрыться, спрятаться от смерти. Но только прячемся мы не за жизнью, а за всякими страхами или даже отчаянием.

Как часто приходится слышать от людей: «Вот умру, и тогда – все». И говорят о своей собственной смерти, как будто она станет решением всех проблем, как будто больше их не будет. Какая горькая ложь! Вечная жизнь только начнется, и начнется с того, что ты положишь началом своей жизни временной.

В вечности все будет не новое, но продолжится начатое. Твоя любовь продолжится в вечности. Твоя верность продолжится в вечности. Твоя вера продолжится в вечности. Твоя ненависть продолжится в вечности.

И пока можешь сделать доброе, спеши, – ибо Господь вмиг возьмет твою жизнь

Все, что ты начинаешь сейчас, продолжится и там. И когда Мать-Церковь говорит намоб этом, она не пугает нас, а напротив, – открывает тайну вечной жизни. Мы должны готовить себя к своему порогу смерти. Поэтому Церковь устами святых отцов напоминает и говорит нам: «помни последняя своя», «помни о смерти – вовек не согрешишь».

Удивительно Господь устроил нашу человеческую жизнь. Даже наше падшее естество, которое вкусило смерти и стало смертным, через мысль о своей болезни может от этой болезни излечиться. Через помышление о смерти человек может излечиться от смерти вечной.

Не будем бояться об этом думать и не будем безрассудно к этому относиться. Напротив, будем беречь каждое мгновение своей жизни.

И пока можешь сделать доброе, спеши это делать своей рукой или своим словом, своей молитвой или своим прощением, своей поступью спеши это делать, ибо Господь вмиг возьмет твою жизнь. И как было бы радостно, чтобы твоя жизнь продолжилась в вечности протянутой рукой к другу, объятьем близкому человеку, любовью и верностью, заботой о своих родных и близких.

В дни Великого поста будем чаще размышлять о своей жизни, глядя на нее через окно смерти, и не будем бояться подпускать к этому окну наших детей, наших родных и близких. Не будем бояться этого окна – рано или поздно оно распахнется и перед нами. Но будем всегда, помышляя о своей смертности, заботиться о бессмертии своей собственной души – не имени, а именно души – в том, что может ее жизнь в вечности сделать благой, в вере, в надежде и в любви.

И теперь, когда мы услышим где-то о смерти, не будем спешить говорить: «Не будем об этом разговаривать. Давай о чем-то другом поговорим».

Нет, продолжи разговор хоть несколькими словами о том, что к ней надобно готовиться не завещанием для людей – они часто его не исполняют, – а завещанием для Бога, которое мы пишем своими собственными делами. Начнем писать это завещание снова. Пересмотрим, что там написано, выбросим то, что написано небрежно, перепишем заново через покаяние в грехах, через исправление жизни, через крепкую веру и настоящую любовь к Богу и ближним. Аминь».

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт