Можайское благочиние

Фома Аквинский

Будущий философ и святой Католической Церкви, Фома Аквинский родился примерно в 1225 году на юге Италии. Он был седьмым сыном графа Аквинского, отсюда и его прозвище: Аквинат. Карьера Фомы, казалось, была предопределена с самого рождения: отец мечтал, чтобы он со временем стал аббатом бенедиктинской обители Монте-Кассино, расположенной неподалеку от их родового замка. Уже в пятилетнем возрасте мальчика отправили жить и учиться в этом прославленном и богатом монастыре.

Уже тогда Фома задавался недетскими вопросами: «Что есть Бог? И можем ли мы, простые смертные, познать Его своим разумом?» Поискам ответов на эти вопросы Аквинат посвятил всю свою жизнь. Повзрослев, Фома продолжил свое образование в университете Неаполя. А в 19 лет юноша вдруг вышел из повиновения отцу и матери. «Я желаю стать монахом, но вовсе не бенедиктинского монастыря, а нищенствующего ордена святого Доминика». Влиятельные и богатые родители пришли в ужас.

Доминиканцы были известны своим суровым, аскетическим образом жизни. В то время они воспринимались высшим светом как некие бродяги, которые ходят по миру и проповедуют Евангелие простым мужикам. И для отца Фомы, аристократа графа Аквинского, была унизительной сама мысль о том, что его сын может стать монахом нищенствующего ордена. Фома отвечал на эти родительские слова: «Отец, меня нисколько не интересует карьера. Я хочу всю жизнь бескорыстно служить Церкви».

Доминиканский орден послал прилежного и скромного юношу на учебу в Париж, в знаменитую Сорбонну. Но по дороге Фому настигли старшие братья, связали его и увезли в родительский замок. Там Фома был заточен в башню. В каземате юноша продолжал учиться: читал «Метафизику» Аристотеля и практически выучил наизусть Священное Писание. Так прошло больше года. Каждый день родные приходили к нему и слезно убеждали изменить свое решение. Фома был непреклонен. Тогда братья решили скомпрометировать Фому – в первую очередь, в его собственных глазах.

Они подослали к нему в каземат красивую куртизанку, которая попыталась совратить юношу. Тот выхватил из камина горящее полено и закричал: «Если эта блудница немедленно не уйдет, то, клянусь, я подожгу весь замок!» Девушка в страхе убежала, а потрясенные родные смирились с жизненным выбором Фомы и выпустили его на волю. Обретя свободу, он принял монашеские обеты Доминиканского ордена и отправился в Парижский университет. Там Аквинат стал учеником Альберта Великого, одного из классиков средневекового богословия. Студента Фому, толстого и медлительного увальня, однокашники прозвали быком, а его молчаливость они воспринимали как отсутствие интереса к учебе. Видимо, так поначалу считал и Альберт Великий. Но, после неожиданного для всех блестящего выступления Фомы на семинаре, Альберт воскликнул: «Мы называем этого человека немым быком, однако уж если он замычит, то его мычание услышит весь мир!» Семь лет спустя, победив в открытом диспуте десятерых докторов богословия, Фома Аквинский стал преподавателем Сорбонны. Также он читал лекции по теологии в университетах Кельна и Неаполя. А в 1259 году папа римский Урбан IV вызвал Аквината в свою резиденцию. Ватикану был нужен ученый богослов, способный переосмыслить труды древнегреческого философа Аристотеля в духе католицизма. А Фома Аквинский к тому времени уже перевел на латынь труды Аристотеля и составил к ним свои комментарии.

В обширных трактатах «Сумма философии» и «Сумма теологии» Фома применил аристотелевский метод логических построений. Он смог из божественных озарений отцов Церкви вывести систему христианской философии, которую впоследствии назовут «томизмом» — в честь ее основателя, святого Фомы. В своих трудах Аквинат, прозванный «ангельским доктором», логическим путем вывел пять разумных доказательств бытия Божия. Фома создал более 60-ти богословских произведений, а также стихотворные сочинения для католической мессы. В 1262 году Фома был направлен в Париж для борьбы с вольнодумцами, обосновавшимися в Сорбонне. В богословских диспутах никто не мог сравниться с Фомой по мощи интеллекта и образованности. Король Франции Людовик IX пригласил известного философа на ужин. За шумной и веселой королевской трапезой Фома был погружен в свои размышления. Присутствующие вельможи позабыли о нем. Вдруг Фома вскочил, треснул кулаком по столу и возгласил: «Мы разоблачим ересь манихеев и вернем их в лоно Католической Церкви!». И отчасти это удалось Аквинату. Его вдохновенные, аргументированные выступления вывели многих ученых и студентов Сорбонны из плена еретических заблуждений. Однако некоторые упорствовали в ереси.

Тогда Фома сказал Людовику IX: «Государь, коль скоро вы наказываете фальшивомонетчиков, то не следует ли тем более наказывать людей, искажающих веру христианскую?» Фома возвратился в Италию. В конце его недолгой жизни Аквината стали посещать божественные озарения. Согласно преданию, однажды монахи ордена святого Доминика оказались свидетелями необычайного явления. Их брат Фома стоял на молитве, и вдруг от Святого Распятия послышался голос: «Ты хорошо написал обо мне, Фома. Какую награду ты хочешь за это?» Он ответил: «Ничего мне не надо, кроме Тебя Самого, Господи». После этого события Фома прекратил заниматься философией и богословием. Его спрашивали: почему? «Для меня открылись такие тайны, что все, что я писал прежде, кажется мне теперь имеющим немного цены». Ему было 49 лет, когда он пешком отправился в Лион, чтобы участвовать в Церковном Соборе.

В дороге Фома перенес сердечный приступ, от которого так и не смог отправиться. Смерть постигла великого философа в мае 1274 года, в монастыре святого Бернарда. Уже через полвека Фома Аквинский был причислен к лику святых Католической Церкви. Пожалуй, самым главным в трудах святого Фомы было то, что он «реабилитировал» физическую природу человека и его земную жизнь. «Тело – это почти такая же важная часть человеческого существа, как и его душа. Нормальный, благочестивый человек должен активно заниматься земными делами, вести общественную жизнь, а не только предаваться размышлениям о спасении души». Вслед за Аристотелем Фома Аквинский утверждал, что государственная власть существует для блага людей. «Если правитель нарушает законы Божеские и человеческие, то такого правителя можно и должно сместить. Но только, разумеется, с согласия Церкви». Философ ответил на очень важный вопрос о взаимоотношениях религии и науки. «Вера и разум, наука и религия отнюдь не противоречат, а дополняют друг друга. Наука – это всего лишь еще один способ познания Бога и Его творения». Эти идеи Фомы Аквинского остаются актуальными по сей день.

Перейти к верхней панели