Цель: Осознание зла в жизни, пробуждение внутреннего протеста, позиции неприятия зла.

Катехизатор. Давайте вспомним, что в предыдущих наших беседах вы открыли для себя такого, что вас удивило, наполнило вашу душу радостью, о чем вам хорошо думать.

Дети вспоминают и о том, что Бог — не Дедушка, а самая сильная Любовь, 

самый добрый Разум, что Он никем не сотворен, что Он везде сразу. Что, всматриваясь в Его творения, мы душой касаемся Его и чем больше связей и сложностей замечаем мы в творении, тем более заполняется наша душа удивлением и ощущает свое приближение к Богу.

Катехизатор. Но если Бог — самая-самая большая Доброта, и при этом самая сильная Сила, если Он все может и Он везде, и нет уголка, где Его не было бы,

то тогда чего не должно бы быть?

Дети, вспоминая окончание предыдущего урока, заканчивают мысль. В таком случае не должно быть ничего плохого, не должно быть никакого зла и 

никакого страдания.

Так могут быть достигнуты одновременно разные цели.

Повторение (дети вспоминают самое основное из предыдущих бесед). Обновленное размышление

о Боге возвращает светлое возвышенное настроение предыдущих бесед. И, наконец, ставится проблема, подводящая к теме этой беседы.

Вопрос. А зло есть в нашей жизни?

              Какое именно бывает зло?

Катехизатор. Вот несколько примеров, послушайте. Чего только не увидишь в 

школьных коридорах! Вот спускается девочка с больными ногами. Сзади идут

 еще девочки и торопят ее:  «Ну, коряга, давай, иди скорее!»

Вот вжался в угол черноволосый первоклассник, глаза которого, сильно увеличенные очками, полны отчаяния. А трое его одноклассников показывают

на него пальцами и орут: «Косой чучмек! Чурка! Косой!».

 

Катехизатор с краткими комментариями – пояснениями читает

 стихотворение Э. Асадова «Яшка»:

Учебно-егерский пункт  в Мытищах,

В еловой роще, не виден глазу.

И все же долго его не ищут.

Едва лишь спросишь – покажут сразу.

 

Еще бы! Ведь там не тихие пташки,

Тут место веселое, даже слишком.

Здесь травят собак на косматого мишку

И на лису – глазастого Яшку.

Их кормят и держат отнюдь не зря,

На них тренируют охотничьих псов,

Они, как здесь острят егеря,

«Учебные шкуры» для их зубов!

Ночь для Яшки всего дороже:

В сарае тихо, покой и жизнь …

Он может вздремнуть, подкрепиться может,

Он знает, что ночью не потревожат,

А солнце встанет – тогда держись!

Егерь лапищей Яшку сгребет

И вынесет на заре из сарая,

Туда, где толпа возбужденно ждет

И рвутся собаки, визжа и лая.

Брошенный в нору, Яшка сжимается.

Слыша, как рядом, у двух ракит,

Лайки, рыча, на медведя кидаются,

А он, сопя, от них отбивается

И только цепью своей гремит.

И все же, все же ему, косолапому,

Полегче. Ведь – силища… Отмахнется…

Яшка в глину уперся лапами

И  весь подобрался: сейчас начнется.

И впрямь: уж галдят, окружая нору,

Мужчины и дамы в плащях и шляпах,

Дети при мамах, дети при папах,

А с ними, лисий учуя запах,

Фоксы и таксы – рычащей сворой.

Лихие «охотники» и «охотницы»,

Ружья-то в руках не державшие даже,

О песьем дипломе сейчас заботятся,

Орут и азартно зонтами машут.

Интеллигентные вроде люди!

Ну где же облик ваш человечий?

– Поставят «четверку», – слышатся речи, –

Если пес лесу покалечит.

                          А если задушит, «пятерка» будет!

Двадцать собак и хозяев двадцать

Рвутся в азарте и дышат тяжко.

И все они, все они – двадцать и двадцать

                          На одного небольшого Яшку!

Одна за другой вползают собаки,

Одна за другой, одна за другой…

И Яшка катается с ними в драке,

Израненный, вновь встречает атаки

И бьется отчаянно, как герой!

А сверху, через стеклянную крышу, –

Десятки пылающих лиц и глаз,

Как в Древнем Риме, страстями дышат:

                          Грызи, Меркурий! Смелее! Фас!

Егерь Яшкину шею потрогал,

Смыл кровь… – Вроде дышит… – Еще молодец!

Предшественник твой протянул немного.

Ты дольше послужишь, Живуч, стервец!

День помутневший в овраг сползает,

Небо зажглось светляками ночными,

Они надо всеми равно сияют,

Над добрыми душами и над злыми…

Лишь, может, чуть ласковей смотрят туда,

Где в старом сарае, при егерском доме,

Маленький Яшка спит в соломе,

Весь в шрамах от носа и до хвоста.

Ночь для Яшки всего дороже:

Он может двигаться, есть, дремать,

Он знает, что ночью не потревожат,

А утро придет, не прийти не может,

Но лучше про утро не вспоминать!

Все будет снова – и лай и топот,

И деться некуда – стой! Дерись!

Пока однажды под свист и гогот

Не оборвется Яшкина жизнь.

 

 

 

Вопрос: Итак, что вы поняли? Что вы почувствовали?

Вопрос: Кто же виноват в боли и страдании маленького лисенка: собаки или люди? Что и кто убивает лисенка: собаки или то, что происходит в душах людей?

Вопрос: А что происходит в душах зрителей и болельщиков за свою собаку?

Вопрос: Как вы думаете, такое происходит только в учебно-егерском пункте в Мытищах? Можно ли что-либо сильно изменить к лучшему, если закрыть этот пункт?

Вопрос: Что же надо бы изменить, чтобы помочь таким несчастным зверям?(Души людей, освободить их от жажды первенства, тщеславия).

Вопрос: Можем ли мы изменить так души всех людей? Почему? А свои души?

Вопрос: Пусть каждый помолчит, посмотрит в свою душу и изо всех сил постарается вспомнить, не был ли он сам когда-либо похож на людей, о которых только что читали? (Поднимать руку, рассказывать вслух не надо, только вспомнить).

Вопрос: А что чувствовала хромая девочка, которой в спину ткнули грубым словом «коряга»? Обернется ли она, ответит ли обидчицам?

               (Нет, еще ударят или пихнут с лестницы, она примет и понесет удар молча. Но слово «коряга», как нож в спину).

Вопрос: Почему несколько недоразвитых глупых первоклассников называют мальчика «косой», «чурка»? Обидно ли ему? (Он чувствует, что издеваются не

 только над ним, но и над его папой, мамой, над всем его народом, над всем хорошим, что любят в его семье).

Вопрос: А что побудило одних ткнуть словом «коряга», другим кричать «Чурка! Косой!»

Катехизатор начинает игру-цепочку «Я против!».

Сначала предлагает на несколько мгновений замереть и сосредоточиться в себе, почувствовать, что в жизни для каждого из детей особенно больно, что они хотели бы изъять, изгладить из жизни. Затем ведущий произносит первую фразу.

Например: «Я против того, чтобы в старости бросали больных, беспомощных родителей», следующим говорит ребенок за первой партой,

 начиная с этих же слов «Я против того, чтобы выбрасывали на улицу маленьких котят и щенят!» И по цепочке: «Я против того, чтобы выдавали доверенные тайны!»

 «Я против того, чтобы унижали нерусских детей!» «Я против того, чтобы смеялись над 

больными!» «Я против того…»

Катехизатор возобновляет беседу —  философское осмысление зла.

Вопрос: Откуда же исходит зло в мир? (из человеческой души).

Рисунок на доске и одновременный комментарий.                                                                  

 

Вот человеческое тело.  А это душа, хоть я ее и рисую, но на самом деле увидеть её нельзя. Это наш внутренний невидимый человек. В центр «души» учитель прикрепляет блестящую звездочку из фольги. А это совесть. Совесть — самое хорошее в нас, ею мы слышим и чувствуем Бога. Именно она побуждает нас жалеть, заступаться, говорить правду. Как на травинках на каждой есть капелька росы и в каждой отражается одно большое солнце, в каждой капельке маленький образ большого солнца. Так и у каждого человека совесть, как на травинке капелька росы, и в совести каждого человека, как солнце в росинке, отражается невидимый Бог.

 

 


Учитель прикрепляет в изображении души вокруг звездочки кольцо черной бумаги

 или черной пленки с волнистыми краями. Но в душе есть еще и плохое: злоба, желание похвастаться, показать «Кто я!», жадность, зависть.

Катехизатор. Дети в детском саду подразделяют всех так: этот плохой, а этот хороший. Это правильно?

(Нет, в каждом есть и хорошее, и плохое. Проявляется то то, то это).

Вопрос: А вы слышали, как некоторые люди возмущаются: «Почему Бог допускает зло?»

Катехизатор: Когда мне такое говорят, я обычно реагирую так: «А чтобы вы от Него хотели? Чтобы Он убил злых?» Это разумное предложение? (Нет, тогда бы просто никого бы не осталось. Кроме того, Бог – Любовь, а не убийца. А вы сами? Разве никогда не исходило в жизнь из вашей души зло?)

Катехизатор продолжает. Другое предложение: всех переделать искусственно, чудодейственным образом, чтобы все стали совершенно хорошими. Но это предложение тоже не подходит, а знаете почему? (тогда люди перестанут быть

людьми. Машины не со своим поведением, а с программой, вложенной извне).

Катехизатор. Надо, чтобы каждый человек понял сам, что плохое – плохо и всеми своими силами, всей своей волей старался бы освободиться от плохого, от зла в себе.

 Молодой папа прогуливается со своим малышом, вдруг ребенок увидел неструганный занозистый забор, захотел на него забраться. Папа, конечно, объясняет маленькому сыну, что лезть на забор опасно, что там можно пораниться. Но малыш упрямится, плачет, рвется к забору. Как поступить отцу? – Один отец подхватит ребенка на руки и насильно унесет от опасного места. Этот отец не очень умный, потому что волю ребенка его действие не изменит, и как только малыш останется один, он осуществит свое намерение. Другой отец отругает, накажет сына. Он поступит еще менее умно, ведь у ребенка не только останется его желание, но, озлобившись, он может и в других случаях специально поступать наперекор отцу. Мудрый отец поступит иначе: он позволит ребенку полезть на забор, даст ему оцарапаться, ободрать коленки, испытать боль. Конечно, отец будет рядом, и если возникнет угроза для жизни малыша, он успеет защитить сына. Вместе с болью к маленькому человеку придет опыт, он САМ убедится, что отец прав, что это место действительно опасно. Так воля сына окажется в согласии с волей отца, приобретет с ней одно направление.

Все человечество для Бога – Его ребенок.

Молодой папа знал, что если малыш полезет на забор, то поранится, и всячески удерживал его от этого. Бог же знает, что все грехи людей обернутся против них самих, что своими грехами люди сделают свою жизнь страшной и несчастной. И Бог оберегает Свое дитя – род человеческий, от последствий его дел. Божья любовь больше справедливости. Бог убеждает людей не грешить: посылает пророков, праведников, беседует с людьми через священные книги. Неустанно, вновь и вновь разными способами Бог доносит до всего человечества и до каждого человека в отдельности одну и туже простую и очевидную мысль: «не грешите, земная жизнь, наполненная грехами, станет неблагополучной и жестокой для вас. После же смерти ваши грехи станут вашей вечной мукой, вашим адом»ак Бог убеждает людей не поступать по их собственной злой воле, а согласится с Его волей и тем самым приобрести себе и земное и вечное благо.

 

 

Катехизатор подводит итог сказанному и сосредотачивает внимание на новом смысловом моменте беседы.

Люди обижаются, высказывают претензии: «Почему Бог не удалит зло из нашей жизни, не спасет нас от зла»… Но оказывается, что сделать это очень непросто, не потому, что у Бога не хватает умения или сил, а потому что Он не спасает нас против нашей воли, ждет, пока мы своей волей выберем Добро и возненавидим зло.

Вопрос: А необходимо нам спасение от зла в наших душах? Почему?

Не только потому, что из души зло выходит в жизнь, и всем вокруг плохо. Но зло вредит и самому тому человеку, кто его совершает, кто имеет это зло в своей душе.

Катехизатор показывает пустой пластиковый пакет и горсть смятых черных бумажек и рассуждает.

Представьте, что это душа человека. Вот этот человек разозлился на другого, наговорил грубых обидных слов, даже ударил. А что было в душе у обидчика? В груди как будто завертелся черно-красный вихрь, поднялся выше, стеснил горло, будто пожаром охватил мозг. Потом ссора прошла, забылась, кажется, что исчезла и душевная боль и горение, которыми сопровождался гнев. Но на самом деле это теснящее, бушующее состояние осталось в душе, есть в ней, просто оно загородилось другими впечатлениями, переживаниями (катехизатор бросает в пакет черную скомканную бумажку). Аналогично работаем дальше: вспоминаем, какими душевными ощущениями сопровождаются грехи лжи, жадности, трусости, зависти, безделья, уныния, тщеславия. Важно, чтобы ведущий беседу мог дать словесную зарисовку именно невидимых ощущений, а не только поступков – грехов. Ведь именно ощущения души символизируются черными бумажками, накапливающимися в пакете. Например, тщеславное состояние, сопровождающее самодемонстрацию: «Вот я какой, заметьте!», поиск внимания, похвал аудитории можно сравнить с раздувающимся в груди мячиком, готовым вот-вот лопнуть.

Надо побудить детей представить, много ли каждый из нас грешит в течение всей своей жизни, много ли накапливается в человеческой душе черноты за всю жизнь. Но вот физическая смерть. Душа выходит из тела. Происходит подобное тому, как если бы кладовку забивали разными ненужными вещами, загораживая вновь поставленным то, что стояло раньше. Но вот решили убраться, вытащили все содержимое кладовки и забытые вещи и увидели все вместе, разом. Вот и в душе в момент телесной смерти является  все плохое, накопленное за целую жизнь. Какая- же это мука, действительно, похоже, что душа заживо горит. Это и есть ад!

Ад – действительно вечный огонь, но огонь невидимый (в огне материальном плазменном невидимая душа гореть бы не смогла), этот огонь гораздо страшнее огня в костре, и его человек набирает сам в себя за свою жизнь, по своей воле.

Полезно, чтобы упорядочить новую информацию и осознать ее внутреннюю взаимосвязь, устроить повторение. Спросив, какие основные мысли прозвучали в беседе.

Вспоминаем следующее:

В мире есть зло.

Оно приходит в мир чрез человеческую душу.

От зла нам необходимо спасение, потому что побуждаемый злом в себе человек, во-первых, портит жизнь вокруг, во-вторых, накапливает в своей душе адскую муку. Бог не хочет зла, и Он всесилен, но Он не убивает тех, в ком зло, иначе никого не осталось бы.

Бог искусственно, без воли и хотения человека, не превращает его в хорошего, Он хочет, чтобы человек сам родил в себе добро.