Катехизатор. Мы с вами живем в материальном вещественном мире. Все, что есть вокруг нас, мы можем увидеть глазами, услышать слухом, потрогать и ощутить рукой, почуять запах. Все окружающее имеет размер, какой-то внешний вид, все из чего-то, из какого-то вещества. Только вы проснулись – вот одеяло, подушка, ваша одежда, все это вы видите глазами, можете пощупать рукой, эти предметы вещественны (они из ткани), вы видите их форму, размер (большие они или маленькие).

 Вы завтракаете. (Сказать о материальности посуды, продуктов). Вышли на улицу (о материальности домов, машин, деревьев, людей). Существует то, что мы сами не видели, не трогали, но из опыта других людей нам понятно, что это материально (то, что встречаем в подводных мирах, микромир, видимый в микроскоп, космические тела). Материальны вода, огонь, воздух (его частицы видны в микроскоп).

Вопрос. А существует ли что-то такое, что не увидишь, до чего не дотронешься, что не услышишь, у чего нет размера (что не может быть маленьким, большим или средним), у чего нет формы, нет очертаний, нет внешнего вида; но это все-таки есть?

Предположения детей.

Катехизатор. А давайте посмотрим опыт.

Опыт. К стояку батареи или к оконной раме привязываю толстую яркую нитку, на конце которой большая металлическая булавка, подвожу к булавке сильный магнит, нитка напрягается в горизонтальном положении, между магнитом и булавкой зазор, пустота. «Что держит булавку и натягивает нитку?» Дети отвечают: «Магнит». «Как магнит держит, прямо железка подпирает булавку?»

 Дети: «Нет, между магнитом и булавкой есть расстояние, держит магнитная сила». «Глазами видите эту силу?» «Нет!» Попробуйте пощупать рукой. Дети обычно выстраиваются в очередь, чтобы осторожно, затаив дыхание, провести рукой в просвете между горизонтально лежащей на воздухе булавкой и магнитом.

 Ощущается?

— Нет!

— Имеет ли эта сила форму, внешний вид?

— Нет!

— Она из чего-то, из вещества?

— Нет!

— Но она существует? Она есть?

— Да, есть.

Катехизатор. А вы умеете отличать то, что вы думаете и чувствуете от того, что вы делаете и говорите? Вот я отворила дверь, прошла к столу, стала раскладывать то, что необходимо для урока. Это я..? (дети: «Сделала»), я поздоровалась. Это я..? (дети: «Сказала»). Я смотрела как вы на перемене шумите, а в голове у меня было: «Сколько интересного и трудного я для вас приготовила, сумею ли я все это передать, сможете ли вы все это воспринять»… «Это я..?» (дети: «Думала»). И вот сейчас, когда я вижу, что вы ничего не пропускаете, в глазах ваших мысль и внимание, мне очень радостно, что мне и вам вместе интересно одно и тоже, что у нас есть взаимопонимание, и мне от этого в душе хорошо и радостно. Это я..? (дети: «Это вы чувствуете»).

Катехизатор продолжает. У каждого из нас есть мысли и чувства.

Вопрос. Как думаете: мысли – это мозг или мысли – это в мозгу (мысли – это что-то невидимое в мозгу)?

Дети догадываются, что правильно «мысли в мозгу».

Катехизатор подтверждает, что мозг и мысли – это как радиоприемник и радиоволны. Мозг у человека в голове, а мысли в него приходят и уходят.

Вопросы. А любовь – это наше сердце или любовь в сердце?

                В каком месте любовь, радость? (где-то здесь, в груди).

                А если хирург сделает операцию, то увидит ли он, найдет ли в груди человека любовь, радость? А можно ли потрогать любовь или радость, можно ли сказать, какой они формы, размера, внешнего вида? Состоят ли они из какого-то вещества?

Катехизатор, соглашаясь с ответами детей, добавляет: «Так, значит, кроме тела из мяса и костей, есть в каждом из нас невидимый человек, внутренний человек, этого нашего внутреннего человека мы называем наша душа».

Катехизатор. А кто же есть настоящий «я», про свое  тело или про свою душу

 каждый из нас говорит «я»?

Учитель приводит детей к мысли, что подлинный, настоящий человек – человек внутренний, невидимая душа, наши мысли и чувства, тело же — только носитель, жилище для души, и добавляет, что после смерти душа выйдет из тела и посмотрит на него как на сброшенную одежду. Затем тело сгниет в могиле, но человек (его душа) останется, продолжит жизнь в невидимом мире.

Катехизатор подготавливает к новому смысловому блоку, делает логический переход.

 Так значит, чтобы быть личностью, не обязательно иметь голову, руки и ноги.

А теперь самое важное! Бог – не Дедушка на троне в облаках, а невидимый, невещественный, бестелесный Дух. Дух – это не воздух, Дух – значит – Любовь, Радость, Разум. Бог – Разум такой сильный, что Он придумал весь мир, все-все, что только есть, продумал устройство мир и связал все его большие части и маленькие частицы.

 Бог – самая сильная Любовь, такая сильная, то чувства любви, какие имеют все живущие, рождены от этой самой большой Любви, как лучики от солнца. Бог – Любовь настолько всесильная, что одним своим хотением вызвал из ничего к бытию все и все бережет (если будет умирать дорогой нам человек и негде взять лекарств, то как бы мы сильно не любили, одним усилием любви мы из ничего лекарства не сделаем), а Бог – Любовь делает из ничего.

Вопрос. А что означают слова невидимый, невещественный, бестелесный?

Дети, вслушиваясь в смысл слов, говорят, что Бога нельзя увидеть, Он не из вещества, не имеет тела. (учитель может добавить, что если бы Бог имел тело из вещества, состав, то был бы тот, кто Его составил, Он бы и был Богом, но Бог не из чего, Он не сложен, абсолютно прост, потому что Он изначален, творит всех, а Его никто не творит).

Иногда этот смысловой момент об изначальности Бога может быть дан иначе.

Дети спрашивают: «Кто создал Бога?», а, если не спрашивают, то учитель говорит, как его спрашивали другие дети и отвечает: «Бог был всегда, как бы далеко в прошлое мы не попытались бы заглянуть, до какого давнего момента мы не пробовали бы дотянуться, Бог тогда был, и не было такого момента, чтобы Бога не было. Даже спрашивать: «Когда появился Бог?» — неправильно, потому что Бог не в течении времени, а Бог сотворил время. Он есть тогда, когда и времени не было, хотя представить нам это почти невозможно». И еще: если бы Бога кто-то сотворил, то Богом бы и был тот, сотворивший…

— А про того, что мы спросили бы? – А его кто сотворил?

Итак, заглядывая назад и назад, можно спрашивать до бесконечности… . Наконец, нам захочется найти самое первое начало, самую главную причину, Того от Кого все, но Кто Сам никогда никем не сотворен, никогда не начинается, а существует всегда. А это и есть Бог.

Катехизатор предлагает новую мысль о вездесущии Бога. Приводит пример.

 Вот что я еще вам расскажу. Представьте большой завод. Пришли утром рабочие на работу и говорят: «Что-то не выспались мы, домой хочется. Станки здесь автоматические, сами поработают, без нас». Включили станки и пошли домой.

 Что же произойдет? (дети отвечают, что вся техника без присмотра человека 

поломается и остановится). На следующий день все работники опять захотели домой, но на этот раз решили оставить одного человека, Ивана Ивановича, чтобы присматривал за машинами. А теперь как дело пойдет? (дети говорят, 

что один человек не управится бегать от машины к машине, в одном месте что-то отключится, в другом – поломается.) Наконец, этот человек воскликнет: «Я не успеваю! Не могу же я быть везде сразу одновременно!»

Вопрос: А Богу много ли надо успеть?


Дети вспоминают о миллионах зернышек, птенцов, мальков, в которых формируется жизнь, о живом строении нас самих и всего вокруг, и это все Бог держит в единстве и слаженной жизни.

Катехизатор: А знаете, почему Бог успевает везде? Потому что Он сразу везде

 находится, а везде находиться Он может потому, что Он – Любовь. Поясню вам на примере. Вот я говорю с вами о Боге и люблю вас, и Машу, и Витю, и Мишу, и Таню, но я люблю и своих детей, которые сейчас дома, и своих друзей, которые сейчас в других городах. Как же мне удается сразу любить и тех, и других, кто друг от друга далеко? Что же моя любовь разделяется на кусочки, на частицы, или моя любовь перелетает от одного к другому? Нет! Любовь не может разделяться, ведь она ни из чего не состоит, и перелетать ей не надо, она может быть вся одновременно со всеми любимыми, где бы кто не находился. Даже наша человеческая любовь способна на такие чудеса! Бог же — Любовь самая великая…