Авторские галереи - / Икона св. равноап. вел. кн. Владимира / Живопись Другое

Владимир был младшим сыном Святослава, храброго и воинственного киевского князя, прозванного в народе «диким вепрем». Святослав не желал принимать христианскую веру, в которую крестилась его мать — княгиня Ольга. Он оставался язычником, таким вырос и Владимир.

В 9 лет Владимир потерял отца и получил в удел Новгород, куда отправился княжить под опекой своего дяди, воеводы Добрыни.

В результате княжеских междоусобиц Владимир в 980 году занял Киев. Первые пять лет своего Киевского княжения он провел в походах, лично руководя дружиной и объединяя Русь. При нем все славянские племена от Карпат до Волги стали составлять одно целое — Русскую землю и называться русскими. Владимир стал полновластным правителем этого древнерусского государства.

В благодарность за дарованные победы Владимир собрал в Киеве множество идолов, которым поклонялись покоренные им славянские племена. Он строго соблюдал языческие законы и приносил богам щедрые дары. После одного из удачных военных походов Владимир дал добро на принесение и человеческой жертвы.

По языческому обычаю бросили жребий, который указал на юного христианина Иоанна, сына варяжского ратника Феодора. Киевляне-язычники шумной толпой окружили дом Феодора, чтобы забрать намеченную жертву. Однако здесь они встретили неожиданный отпор. Воин-христианин твердо заявил: «Один Бог, сотворивший небо и землю. Не дам сына моего бесам. Если идолы ваши действительно боги, пусть сами придут и возьмут его». Язычники так и не смогли захватить их живыми. Феодор доблестно отражал натиск толпы, пока кто-то из осаждавших не подрубил сваи его жилища. Христиане-мученики были погребены под развалинами.

Князь Владимир был потрясен случившимся. Но не убийство ошеломило бесстрашного и жестокого князя-воина, а то мужество, с которым варяг Феодор в одиночку противостал тысяче разъяренных киевлян. Ведь такое мужество могло быть явлено только при защите правого дела. К тому же, Феодор был известен как благородный, честный и умный воин. Он был одним из лучших княжеских дружинников. Владимир глубоко задумался над словами воина-христианина о «Едином Боге, сотворившем небо и землю».

Сомнения князя в языческой вере, которую Владимир до сих пор так ревностно исповедовал, стали скоро известны. К нему начали приходить с проповедью миссионеры различных вероисповеданий. Но дружина и бояре предостерегали Владимира: «Ты сам знаешь, князь, что никто своего не хулит, а всегда хвалит. Если хочешь испытать доподлинно веру их, пошли людей разумных испытать на месте, чья вера лучше». По их совету Владимир отправил послов в разные страны. Вернувшись, они рассказали, что более всего поразила их вера греческая. «Когда стояли мы на их богослужении, — говорили они, — то не знали, где были, на небе или на земле. Воистину, там был Сам Бог». Тут и бояре вспомнили о княгине Ольге, сказав Владимиру: «Если бы плох был закон греческий, то Ольга, бабка твоя, мудрейшая из всех людей, не приняла бы его». В Киеве было не мало христиан как среди горожан, так и среди княжеской дружины. Владимир мог сам видеть те преимущества, которыми отличалась жизнь христиан от жизни язычников. И он принимает решение креститься. Вместе с ним крестятся его сыновья, а затем многие бояре и княжеская дружина.

После крещения Владимир истребил всех идолов и уничтожил языческие капища. Главного идола славян — Перуна по приказу Владимира привязали к конскому хвосту и, волоча через весь город, били палками, а затем бросили в Днепр. После этого сам Владимир вместе с христианскими священниками, прибывшими из Византии и Болгарии, ходил по Киеву с евангельской проповедью. И вот в один из летних дней 988 года Владимир объявил в Киеве, чтобы все жители явились на реку для принятия крещения, те же, кто не придет, «будут не любы мне», — сказал князь. Многие киевляне повиновались, рассуждая, что если бы новая вера не была лучше, то князь и бояре не приняли бы ее, но некоторые шли со страхом, боясь оказаться в немилости у князя. В назначенный день епископы и священники совершили крещение над народом в присутствии Владимира. «В этот день небо и земля ликовали», — говорит летописец.

Жестокий и мстительный в язычестве, Владимир после крещения сделался образцом кротости и любви. Он не хотел наказывать даже преступников, а его сказочная щедрость поражала сердца простого народа. Сама летопись не без удивления сообщает о том, что Владимир повелел всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор и брать то, что ему требуется — деньги, еду, питье… А для тех, кто сам не может придти развозить все необходимое по улицам, расспрашивая горожан о больных, старых и немощных. Такую милостыню Владимир творил не только на княжеском дворе или в Киеве, но по всей земле русской, во всем государстве.

Этот неслыханный опыт — во всем государстве утолить всякую нужду до сих пор поражает народное воображение. Недаром народные предание и былины прозвали Владимира «ласковым князем», «Красным Солнышком земли русской».

В этом особом внимании к милостыне, доброте и любви к ближнему выразилось русское понимание христианства.

Святая Церковь, празднуя память равноапостольного князя, воспевает: «Радуйся, слава России!

http://www.mir-slovo.ru