У многих людей скорби. Мы должны помнить, что идет спасение человека. Человек живет, постоянно поднимается вверх по духовной лестнице, и Господь видит, что человек достиг самой высшей для него духовной точки. После нее он лучше не станет. Тогда-то и приходит человеческой жизни конец, Господь забирает его из этой жизни. Некоторых Он забирает в младенчестве, зная наперед, что если этого ребенка не забрать, он может много зла принести окружающим и себе. Порой Господь забирает в средних годах, а многих в старости — когда человек созреет. Как в саду — яблоня стоит, и яблоко, созревая, падает. Время пришло. Так и человек — дожил до определенного возраста, дальше он уже лучше не будет, его и забирают из этой жизни. Надо помнить об этом, не роптать на Господа, а сказать: «Господи, да будет святая воля Твоя». 

Одни люди умирают в юных летах, другие — в средних, а иные — в старости. Господь призывает к Себе всех, но не все к Нему приходят, а если приходят, то все идут по-разному. Сколько людей, столько в Царствие Божие путей… Порой, человек омрачен грехом так, что не знает, как ему от греха проснуться. Бывает, стоит погибнуть сыну, и мать <просыпается> от греховной жизни. Приходит в церковь, к Богу — кается. Господь — сама Любовь, Он не желает смерти грешника; Он забирает человека, зная, кого когда забрать. Человек достигает расцвета своего, он уже не станет лучше — и Господь в этот момент его забирает из жизни. А сколько человеку — 100, 50 или 20 — неважно. Богу виднее. Он — Творец. Мы не имеем права указывать Ему. Если сказано «не упивайся», то не садись за руль пьяным, погибнешь — сам виноват; Бога в этом обвинять нельзя. 

«Конец настоящей жизни несправедливо, думаю, называть смертью, — говорит святой преподобный Максим Исповедник, — а скорее избавлением от смерти, удалением из области тления, освобождением от рабства, прекращением тревог, пресечением брани, выходом из тьмы, отдохновением от трудов, укрытием от стыда, убежанием от страстей, и вообще, пределом всех зол». 

Все в жизни проходит. Постоянна только смерть. «Сего никто не избежит». 

На днях один человек очень скорбел: «У меня мама умирает…» Я говорю: «А зачем скорбеть? Ведь скорбь только для того, кто находится вне Церкви, вне Бога. Он нераскаянный, может быть, даже некрещенный. И это, действительно, скорбь, и скорбь великая. А тот человек, который жизнь прожил в Боге, постоянно был в храме, исповедовался, соборовался, достойно причащался, разве он умирает? Это выход души в вечность»! Человек, живя на земле, украсил свою душу добрыми делами, молитвой, любовью к Богу и к ближнему, потому он не умирает. Для него смерти нет. Для него смерть — это рождение. 

Христос, говоря про семя, брошенное в землю, пояснил: «Если пшеничное зерно, павши в землю не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12,24). Так и человек. Прежде рождения в потусторонний мир он должен умереть в мире материальном. Наша душа оставляет тленную плоть и переходит в вечность, поэтому для каждого человека важно закончить жизнь свою в Боге, ибо только в Нем жизнь и смерти нет. 

Среди нас очень много людей, у которых душа уже близка к смерти, хотя телом они живы и даже здоровы. Они подобны гусенице в куколке, которая вдруг попадет на мороз и замерзнет, из нее никогда уже не вылетит бабочка. Так и душа, не возженная Духом Святым, мертва. Господь сказал: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10, 28). 

Когда будет Всеобщее Воскресение, все люди, жившие на земле во все времена, от первого до последнего, восстанут, оживут. Человек, который при жизни на земле не воскресил, не очистил свою душу, в день Всеобщего Воскресения не воскреснет для Бога. Он оживет, но для вечных страданий, для вечных мучений. 

Как узнать, кто из нас душой жив, а кто мертв? Это очень престо. Живые душой те, у кого есть постоянное желание молиться, творить добрые дела, посещать церковные службы. А те, кто в церковь не ходит, Богу не молится, в грехах не кается, не причащается, живет без молитвы, услаждая свою плоть, мертвы. Им тошно от святости, от молитв, от церковного звона. Все их заботы — пить да спать. Это страшное состояние души человеческой. 

Как православный христианин должен встретить смертный час? 

Это самый главный вопрос, который должен интересовать каждого человека. 

Все мы вызваны из небытия в бытие для вечной блаженной жизни, а чтобы ее обрести, нужно здесь на земле потрудиться, подготовиться. 

Каждому человеку, особенно тому, кто находится в преклонном возрасте или же смертельно болен, надо очистить душу в таинстве покаяния. 

Надо постараться осмыслить всю свою жизнь, найти положительные и отрицательные ее моменты, понять, что те злые дела, какие нам пришлось кому-либо сделать, есть грехи и в них надо принести покаяние. Для этого необходимо осудить себя, а не того человека, против кого мы согрешили, пусть даже он и был пред вами виноват. А потом все эти грехи записать, подготовиться к генеральной исповеди. Если нет возможности пойти в храм, надо пригласить священника на дом. Но лучше было бы найти в себе силы пойти на исповедь в храм. После исповеди попросить вас пособоровать и после этого принять Тело и Кровь Господни — Святое Причастие. Выше этого на земле ничего нет. 

После исповеди человек должен внутренне переродиться, стать добрым, уподобиться Господу. Господь всем творит добро, и мы должны открыть свою душу для добра и делиться этим добром с ближними. 

Православные люди особо готовят себя к переходу. И не в тот крайний момент, когда душа вот-вот покинет тело, они до такой крайности не доводят, а готовят себя всю жизнь. Приятно и радостно бывает, когда человеку на день Ангела или день рождения дарят свежие, благоухающие цветы, особенно в бутонах. Хотя они и срезаны, но еще долго могут радовать глаз именинника. Но мало кому понравятся засыхающие цветы: тряхнул букетом — и лепестки осыпались. 

Так же ценно, когда человек с юности отдает себя на служение Господу. А Богу можно служить везде: работаем ли мы на производстве, имеем ли семью или пошли в монастырь, центром нашей земной жизни везде должен быть Господь. Остальное все — преходяще, тленно. 

Архимандрит Амвросий (Юрасов)