33-3РЫБА. В Новом Завете символика рыбы связывается с проповедью; бывших рыбаков, ставших апостолами, Христос называет«ловцами человеков» (Мф.4,19), а Царствие Небесное уподобляет «неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода»(Мф.13,47). В первые века христианства люди носили на шее стеклянных, перламутровых или каменных рыбок. Очевидно, символ Рыбы был знаком, по которому ранние христиане находили и распознавали друг друга, — особенно во времена гонений. Нацарапанный на стене, на полу рыночной площади или возле фонтана, в местах скопления людей, он позволял странствующим христианам узнавать о том, где собираются их братья по вере. Рыба с монетой во рту —
символ чуда, совершённого Иисусом Христом.

В греческом слове ICHTHYS (рыба) христиане древней Церкви увидели таинственный акростих, составленный из первых букв предложения, выражающего исповедание христианской веры: Jesous Christos Theou Yios Soter – Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель. «Если первые буквы этих греческих слов соединить вместе, то получится слово ICHTHYS, то есть «рыба». Под именем рыбы таинственно разумеется Христос, потому что в бездне настоящей смертности, как бы в глубине вод, Он мог оставаться живым, то есть безгрешным» (блж.Августин). Также сознание учеников Спасителя находило опору для такого понимания в Святом Евангелии. Господь говорит: «Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею?» (Мф.7,9—10). Символика ясна: рыба указывает на Христа, а змея — на диавола. При насыщении более четырёх тысяч человек Господь творит чудо умножения хлеба и рыбы: «И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу. И ели все и насытились» (Мф.15,36—37). При другом чуде насыщения народа было пять хлебов и две рыбы (Мф.14,17—21).

АГНЕЦ — символ Христа, который жертвуется для нас. Про него пророк Исаия говорит: «Словно 33-4агнец, которого ведут на заклание, словно немая овца перед стригущими, не открывал уст Своих» (Ис.53,7). Поэтому св.Иоанн Предтеча и Креститель Господень называет Спасителя «Агнцем Божиим» (Ин.1,29), как непорочную, чистую жертву (См.также 1Пет.1,19; Откр.5,6; 7,9 и дал.; 12,11; 17,14; 21,23; 22,1). В христианстве Агнец Божий или просто Агнец — название Иисуса Христа как Мессии. Изображение Христа в виде Агнца намекало на тайну Крестной Жертвы. Агн-ца Божьего часто изображают с нимбом, стоящего на небольшом холме, с которого стекают четыре водных потока (Откр.14,1). Холм олицетворяет Церковь Христову, ручьи являются символом четырёх Евангелий, четырёх райских рек, которые своим течением постоянно пополняют на земле паству Церкви Христовой.

Агнец на плечах Доброго Пастыря — символ Божественной радости о пропавшей овце — кающемся грешнике (см.Лк.5,3—7), где раскрывается и пророчество Исаии: «Агнцев будет брать на руки и носить на груди своей» (Ис.40,11). Тут тайна искупления мира во Христе, отношения Бога, «полагающего жизнь свою за овец» (Ин.10,11), к людям. В эпоху, когда христианство было запрещённой религией, Распятие изображалось символически: это мог быть агнец рядом с крестом.

33-5ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА — евангельский образ Христа, единого источника жизни для человека, которую Он подаёт через Причастие. Символ лозы имеет также значение Церкви: её члены — ветви; виноградные грозди, которые нередко клюют птицы, суть символ Причащения — способа жизни во Христе.

Сам Христос называет Себя виноградной лозой, Своего Отца Небесного — Виноградарем, а своих учеников — ветвями: «Я истинная виноградная Лоза, а мой Отец Виноградарь… Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есть Лоза, а вы ветви» (Ин.15,1—5). Гроздь винограда в символическом изображении давильни — это был Христос, проливший кровь за людей.

КРЕСТ. Восьмиконечный православный крест наиболее соответствует исторически достоверной форме креста, на котором был распят Христос, как свидетельствуют Тертуллиан, св.Ириней Лионский, св.Иустин Философ и другие. «А когда Христос Господь на плечах Своих носил крест, тогда крест был ещё четырёхконечным; потому что не было ещё на нём ни титла, ни подножия. Не было подножия, потому что ещё не поднят Христос на кресте и воины, не зная, до какого места достанут ноги Христовы, не приделывали подножия, закончив это уже на Голгофе», — писал свт. Димитрий Ростовский. Также не было ещё и титла на кресте до распятия Христа, потому что, как сообщает Евангелие, сначала «распяли Его» (Ин.19,18), а потом только «Пилат написал надпись и поставил на кресте» (Ин.19,19). Именно сначала по жребию поделили «одежды Его» воины, «распявшие же Его» (Мф.27,35), а уж только потом «поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский» (Мф.27,37).

В первые века христиане не делали изображений креста. Распятия впервые появляются в V—VI веках, и на древнейших из них Христос изображён живым, в одеждах и увенчанным короной. До IX века включительно Христос изображался на кресте не только живым, воскресшим, но и торжествующим. Терновый венец, раны и кровь, собираемая в чашу, появляются в позднем Средневековье.