Источник: Русский Дом

Раньше, в далеком и наивном детстве, имелась у меня маленькая зимняя радость — встреча с первой пушистой елочкой. То ли это были радивые продавцы, еще задолго до новогоднего праздника обряжавшие в магазине елку в шары да гирлянды, то ли где-то в окошке напротив вспыхивали вдруг разноцветные лампочки, то ли в метро над головами спешащих людей вдруг проплывала зимняя красавица, поддерживаемая бережными руками — домой, к детям, к их безграничной радости… Потом-то я привыкала. Но самая первая елочка была благой вестью моему нетерпеливому сердцу — скоро Новый год!

Теперь на моем «спидометре» много верст понакручено, и уже грамотная, от зубов отскакивают знания про все и вся. Знаю, что Новый год православные люди отмечают без шума и веселья, потому что не он наш главный праздник зимы. Наш главный — Рождество Христово — чуть позже Нового года, самую малость потерпеть. Но слово «Рождество» задолго до самого праздника, как случайная елочка моего детства, не сходит с уст православных христиан. Вернее не Рождество, а — рождественский.

— С постом тебя с Рождественским!

— Вот и Рождественский пост подоспел…

— Рождественский пост на дворе, надо нам настороже к себе быть.

Рождественский пост… Еще не Рождество, а мы произносим это слово охотно. Еще нам до него шагать и шагать, листая версты-листочки календарные. И что интересно — нет привычки. Сколько раз уже, слава Тебе, Господи, вступаю на дорогу, ведущую к Рождеству. Дорогу, именуемую Рождественским постом. А всегда как вновь. Всегда волнуюсь, радуюсь и – робею. Как оно будет, каким окажется на этот раз моя дорога, какими встречами благословит Господь, какие испытания пошлет, какими радостями утешит?

Пост не особенно строг, разрешается вкушать рыбу. Но мы подчас усматриваем в этом послаблении возможность не очень-то напрягаться. Рыбы сейчас в магазинах! Широкий выбор у нынешних рыботорговцев, глаза разбегаются — копченая, заливная, соленая, свежая… вот тебе и пост, вот тебе и особый «подвиг» духовного возрастания. А может, это еще одна Господняя милость к нам, немощным? Но не в том милость, чтобы накушаться всяческой рыбки впрок и надолго, а чтобы силы, высвободившиеся от нестрого поста, направить, наконец, на борение с изнуряющими, въевшимися в плоть и кровь грехами?

Взять хотя бы такой «пустяк» как телефонные разговоры. Ведь за две-три минуты можно спокойно сказать все, что мы развозим на сорок минут, а то и на «добрый» час. Почему? А судачим, перемываем косточки, одно и то же повторяем. А потом сетуем — времени не хватает, нет минуточки к сыну в дневник заглянуть, с дочкой о сокровенном пошептаться, умную книгу почитать, помолиться толком. Господи, прости нас, грешных…. Беда нашего бытия — досужие разговоры. Пустяковый такой недуг, а как репей на нашем придорожном костюме. Нестрогий пост, рыба благословляется… Но в остальном строг. И пересуды, сплетни, многоглаголанье никто нам в этот нестрогий пост, как рыбу, не благословлял.

Больше месяца длится Рождественский пост. За это время вполне можно одолеть полезный навык доброго молчания. Спросили — ответили. Спорят — не встревай со своим скорым мнением, надо сказать — скажи коротко, без размазывания темы по чужим мозгам, не испытывая терпения близких своими занудными постулатами. А ведь до чего мы лукавы!

— Не в осуждение говорю, а в рассуждение, — смиренно губы подожмем, глаза долу опустим да и пойдем месить чужую грязь по чужим душам-потемкам. Нестрогий пост. Да строго спросит Господь и за эту долгую дорогу к празднику. Денечки быстро бегут, безвозвратно. Вчерашний день искать — дело зряшное, сетовать о прожитых впустую годах тоже. Но вотРождественский пост вновь стелется перед нами календарной дорожкой — понедельник, вторник… воскресенье. Пойдем по ней широким шагом не боящегося трудностей путника, освободим свою поклажу от случайного и бессмысленного груза. Расправим плечи. К Рождеству. К ликованию. К празднику. Добрый путь — добрые дела, добрые помыслы, доброе устроение души.

Наталия Евгеньевна Сухинина