http://www.pravoslavie.ru

Заметки из женской колонии

Несколько лет назад исправительная колония в п. Паприха Вологодской области, если можно так выразиться, «сменила профиль»: раньше здесь отбывали наказание малолетние преступники, а теперь в ИК­-2 содержатся женщины, осужденные за совершение преступлений не в первый раз. То есть речь идет о рецидиве.

Колония, как и любое другое пенитенциарное учреждение, – место, мягко говоря, не из самых радостных. Единожды побывав здесь, человек, наверное, будет прилагать усилия, чтобы изменить прежнее направление своей жизни, приведшее его сюда. Говоря «наверное», я обращаю внимание на корень этого слова – «вера»: многим хочется верить, что жизнь изменится к лучшему и пребывание в заключении будет пусть и печальным, но единичным уроком.

А что делать, когда эта вера, несмотря на всю ее искренность, не оправдывается? Почему, выйдя из колонии, человек снова совершает преступление и вновь попадает сюда? Каковы причины рецидивов?

По словам Д.В. Соколова, майора внутренней службы, заместителя начальника ИК-­2, причин тому много. Главные из них, как считает Денис Владимирович, – это неготовность нашего общества помочь бывшему заключенному в реабилитации; часто вынужденная праздность и, как следствие, возвращение на проторенную знакомую дорожку. По словам майора, очень часто – и даже слишком часто – так называемое «нормальное», «гражданское» общество просто не дает бывшему заключенному даже малейшей возможности вновь стать полноценным гражданином:

– У нас практически полностью отсутствует механизм ресоциализации. Человек, выйдя из заключения, моментально сталкивается с ворохом проблем – будь то поиск жилья, устройство на работу или другие: везде он будет чувствовать либо подозрительные взгляды, либо недоверчивое к себе отношение. Очень мало кто из работодателей даст ему возможность трудоустроиться. Или же палки в колеса ему будет вставлять наша замечательная бюрократическая система, способная своей неповоротливостью повергнуть в уныние не только вышедшего из мест заключения человека, утратившего навыки общения с ней, но и самого что ни на есть законопослушного гражданина. А столкнувшись с целым букетом этих явлений и не находя в себе сил преодолеть их, не находя поддержки в обществе, вышедший из мест заключения человек предпочитает, как это ни печально, вернуться туда, где ему всё понятно и знакомо. Что нужно сделать для такого возвращения? Правильно! – Совершить что­-то, что приведет его обратно. Так и получается, что гражданское наше общество, можно сказать, само провоцирует антиобщественные поступки, отказываясь от усилий по настоящей, а не декларируемой реабилитации бывших заключенных. Логики ни на грош, а вреда – и обществу, и человеку – уйма.

 

Это проблема не только для заключенных ИК­-2 и других колоний, но и для всей системы исполнения наказаний: не допустить рецидивов, а следовательно, и повторных визитов в столь печальные места. Сотрудники УФСИН России прекрасно это понимают и в меру своих сил работают над решением этой проблемы. Мы­ можем отвечать только за работу здесь, в колониях, и, смею заверить, ведется она неплохо. Но нам всем – и УФСИН, и заключенным, и «гражданским» – нужна ответная реакция общества, которое было бы заинтересовано в том, чтобы состояло оно из законопослушных людей, и работало бы с бывшими осужденными без предрассудков и презрения, – заключает майор Соколов.

Вообще, «работа», пожалуй, од­но из любимых слов майора.

– Главный источник наших бед – это праздность, безделье, – считает он. – Вот почему мы и стремимся к тому, чтобы здесь, в колонии, осужденные не сидели сиднем, а вспоминали или вновь обретали необходимые трудовые навыки. Проще говоря, учились работать и зарабатывать. Это, я уверен, поможет им все­-таки преодолеть возникающие «на гражданке» трудности – было бы желание.

В ИК-­2, действительно, уделяют приобретению таких навыков большое внимание: здесь есть не только школа, но и организована профессиональная подготовка по нескольким направлениям: учащиеся получают такие специальности, как парикмахер, маляр­-штукатур и другие. Готовят даже сварщиков (!) – в прошлом году эту специальность освоили после 10­-месячного обучения несколько человек. Сейчас на штукатуров учатся 25 женщин.

Как говорит мастер профессионального училища И.Н. Вельниковская, руководящая группой будущих парикмахеров, выпускницы после окончания обучения получают диплом государственного образца и, следовательно, имеют возможность для будущего трудоустройства. Ирина Николаевна уверена: подавляющее большинство ее подопечных хотят работать, жить достойно:

– Наша задача – помочь женщине верить в себя. Причем эта уверенность должна быть твердой. Понимаете, не злобной, а именно твердой: не «Я всем им покажу, какие они все плохие и ничего в жизни не понимают», а «Я не хуже других, я тоже умею работать, и работать хорошо» – примерно так. То есть то самое старое доброе правило: дать человеку не готовую рыбу, а удочку и научить его правилам рыбной ловли, образно говоря.

Подтверждением горячего желания работать и быть полезными людям вполне могут служить слова одной из учениц Ирины Николаевны (у нее в группе 15 человек в возрасте от 19 до 50 лет, а бывает, и старше):

Скоро получу специальность парикмахера! Выйду на свободу и через несколько лет удивлю мир новыми моделями причесок собственного изобретения на очередных конкурсах и фестивалях! Вот так! Планы у меня серьезные!

Слыша о таких амбициозных планах, сотрудники ИК­-2, конечно, улыбаются. Кто­-то, зная нашу действительность лучше, – печально; кто­-то – поддерживая учениц, радостно.

Выходит, мы оказываемся в странном положении: с одной стороны, общество зачастую устраняется от помощи вышедшим на свободу людям, отказывая им в праве быть его, общества, полноценными членами, чем провоцирует рецидивы и возвращение в места заключения; с другой же стороны, в этих самых колониях люди получают вполне качественное образование, специальности, которые могут помочь самому обществу.

Последнее замечание комментирует протоиерей Андрей Туляков, настоятель храма святителя Николая (на Глинках) г. Вологды, представитель отдела по взаимодействию с Вооруженными силами, правоохранительными органами и казачеством Вологодской и Великоустюжской епархии. Отец Андрей помимо всего прочего занимается духовным окормлением находящихся в Паприхе осужденных женщин: несколько раз в месяц он приезжает сюда, служит молебны, реже – Литургии, исповедует, причащает осужденных в храме в честь Смоленской иконы Божией Матери (Одигитрия). Итак, отец Андрей считает:

– Одной из основных причин такого печального явления, как рецидив, является не что иное, как наша старая, но недобрая знакомая – удобопреклонность ко греху. Сравните это с «обычной» исповедью: покаялся человек, честно покаялся, пообещал исправить свою жизнь, но – вышел из церкви в мир, где на него с огромной силой нападают как старые, так и новые страсти, – и… Бедный я человек! Доброго чего хочу, всеми силами желаю, даже плачу по нему – но не делаю, а злое, что всеми силами ненавижу, – тут как тут. Слова святого апостола Павла остаются, увы, актуальными всегда.

То же касается и бича нашего общества – рецидивов. Вот, казалось бы, человек не только понес от общества заслуженное наказание, но и понял, что виноват, и теперь готов служить этому самому обществу верой и правдой, получил даже специальное образование, которое в нормальных-то условиях ему очень бы даже и помогло. Вышел на свободу – и сталкивается не столько со свободой физической, сколько зачастую с торжествующей свободой греха: «вперед – к новым свершениям»!

Когда вместо добра встречаешь у «нормальных людей» и у возможных работодателей лишь отторжение – будь уверен, через секунду вместо этих неприветливых людей ты увидишь лица старых знакомых, тех самых, которые помогли тебе однажды попасть за решетку: они тебя и обогреют, и поймут, и поддержат, и даже, может, пожалеют. Только верить в искренность их чувств вряд ли стоит. Ситуация подобна той, как если бы ты, исповедовавшись, свободно вздохнув в церковном дворе, на улице снова почувствовал настойчивый призыв к старым грехам: мол, «а там ребята еще покруче есть! пошли с нами!» И это ты тоже услышишь обязательно.

Думаю, рецепт прост: пожалуйста, не унывайте. Ни в коем случае не забывайте о помощи Бога и о Его готовности оказать вам ее в любую минуту – как бы тяжело вам ни было. И всегда необходимо знать и помнить, повторять старую, веками подтвержденную истину: Бог спасает нас не без нашего собственного, деятельного, искреннего и горячего желания. Как бы ни было трудно – стремитесь к труду!

Один мой знакомый, потеряв работу и дом, сделал следующее: буквально на коленях приполз в храм – нет, не попрошайкой – и в течение сорока дней был там на всех службах. Не буду говорить о его положении сейчас, ограничусь лишь тем, что оно вполне достойное. Бывает так, что мы должны постоять на коленях! И стыдиться тут нечего: мы нужны Богу для нашего спасения.

Петр Давыдов