«Ангельская труба и евангельский гром гремят по всем городам русским», — так охарактеризовал древний писатель события, которые происходили во время крещения князем Владимиром русской земли. По княжескому указу ставились храмы, назначались священники, открывались епархии и приводились ко крещению люди во всех русских городах и селах. Но не одно только духовенство участвовало в проповедовании новой веры. Если Владимир лично не мог присутствовать во время крещения какой-либо из областей государства, то присылал им в помощь своих посадников и тысяцких как представителей высшей государственной власти. Потому что для Владимира крещение русской земли было делом первостепенной государственной важности.

Только в Киеве Владимир сам построил два храма, отдав на содержание одного из них десятую часть всех княжеских доходов. Уже в конце правления Владимира в древнерусской столице насчитывалось более ста церквей.

В Киевских землях, на юге и юго-западе Руси, люди еще до Владимира были знакомы с христианством, потому и крещение принималось ими легко. Не так обстояло дело на русском севере. Там сильны были языческие верования.

Новгороде Великом перемена веры не обошлась без сопротивления. В северную столицу Древней Руси в 991 году из Киева Владимиром был послан епископ Иоаким вместе с княжеской дружиной для обращения новгородцев к христианской вере. По приказу Иоакима княжеские дружинники сначала разрушили языческие капища. Затем, обвязав главного идола Перуна веревками, стащили его с горы и долго таскали по нечистотам, пока не утопили в реке. В летописи рассказывается эпизод, который имел место на следующий день после этих событий в пригороде Новгорода.

Местный горшечник утром собирался в город для продажи горшков и вдруг увидел Перуна, подплывшего к берегу. Он с негодованием оттолкнул идола шестом от берега и с упреком за дорогие пищевые жертвы сказал ему: «Ты, Перунище, досыта ел и пил, а теперь плыви прочь!» Однако большинство жителей не так спокойно отнеслось к ниспровержению старых богов. Действия княжеского посольства вызвали бунт среди новгородцев. Тогда тысяцкий князя Владимира, Путята, во главе своей дружины выступил против восставшего народа. А дядя Владимира, Добрыня поджег городские дома. Жители, бросив мечи и колья, кинулись тушить пожар. Перевес остался на стороне князя. Новгородцы крестились. Так появилась пословица о крещении Новгорода: «Путята крестил их мечом, а Добрыня огнем».

Сопротивление новой вере было оказано не только в Новгороде. Летописец отмечает столкновения с язычеством и в других городах на севере Руси. Например, в Ростове христианство появилось с первым епископом Феодором, который, благодаря княжеской дружине построил там дубовую соборную церковь во имя Богоматери и совершил крещение местных жителей. Однако после ухода дружины народ прогнал и Феодора. Его преемник епископ Иларион, не в силах более терпеть неверие и досаждения людей, сам ушел из Ростова. Третий епископ Леонтий не убежал от вверенной ему паствы, хотя язычники и его выгнали из города. Поселившись за городом, он стал привлекать к себе детей и учить их грамоте по христианским книгам. Видя успех Леонтия, язычники решили убить его. Толпой они пришли к его дому. Леонтий вышел к ним в святительском облачении, с крестом в руках, в окружении священников. Его решимость принять смерть испугала жителей, а убедительная речь, обращенная к ним, так подействовала на толпу, что многие тут же изъявили готовность креститься.

Сыновья князя Владимира, которым он раздал княжеские уделы, также ревностно заботились о распространении и утверждении христианства в областях им подвластных. Так в X веке, кроме Киева, Новгорода и Ростова христианская вера была проповедана в Полоцке, Луцке, Смоленске, Пскове и других городах Древней Руси. Так благодаря усилиям великокняжеской власти и силе духа православных пастырей, к концу XI века христианство господствовало уже по всей Русской земле.

Для более прочного усвоения новой христианской веры Владимир открыл сначала в Киеве, а затем и в других городах школы. Князь приказал набирать в них детей бояр для обучения грамоте. Летописец говорит, что матери, отпуская детей в неизвестные до той поры школы, плакали о них, как о мертвых.

Сын Владимира, Ярослав Мудрый продолжил дело отца, приказав открывать при храмах школы для простого народа. Он также основал в Киеве большую публичную библиотеку, которой мог пользоваться каждый желающий.

В быстро возникавших монастырях сосредотачивались основные силы ученых, писателей, художников того времени. Церковные писцы, зодчие, иконописцы приезжали из Византии и других стран и передавали русским секреты мастерства. Вскоре русские мастера уже самостоятельно воздвигали храмы, писали фрески и иконы, которые приводили в восхищение иностранцев и вошли в золотой фонд мировой культуры. Таким образом, русским, как и всем европейским народам, первую письменность, культуру и просвещение принесла христианская Церковь.

http://www.mir-slovo.ru