Т.В. Маркина


Преосвященный Августин — «Златоуст 1812 года»


«…Соединитесь все: со крестом в сердце и с оружием в руках никакия силы человеческия вас не одолеют».


Манифест о создании земского ополчения 6(18) июля 1812г.


Общий ход событий Отечественной войны нам известен, современные исследователи уточняют мельчайшие детали военных событий, роль отдельных личностей… Но мы порой забываем, что жизнь русского человека XIX в. во всех ее проявлениях была неразрывно связана с православной верой и судьба нашего Отечества зависела от нравственного состояния русского общества.


Русские люди оценивали нашествие иноплеменных не иначе, как посланное Богом наказание за грехи. «Мы прогневали Бога. Он послал нам наказание за грехи наши, но видя нашу верность Царю…может и помилует»[1].


Вера и сила слова Божия являлись тем источником, из которого русское воинство и весь русский народ черпали силы, поддержку, твердость в борьбе против супостатов. Носителем слова, воспламеняющего сердца, было православное духовенство, призывавшее «препоясаться на великую брань».


«Господи Боже сил, Боже спасения нашего, призри ныне в милости и щедротах на смиренныя люди Твоя и человеколюбие услыши, и пощади, и помилуй нас. Се враг, смущаяй землю Твою, и хотяй положити вселенную всю пусту, воста на ны: се людие беззаконния собрашася, еже погубити достояние Твое, разорити честный Иерусалим Твой, возлюбленную Тебе Россию: осквернити храмы Твои раскопати олтари и поругатися святыне нашей. Доколе Господи, доколе грешницы восхвалятся; доколе употребяти имать законопреступный власть»[2].


Эту сугубую молитву читали, преклонив колена, во всех церквах Московской епархии. В условиях, когда «враг воста на ны», очень важно было слово, его все ждали, и оно прозвучало. Характерною чертой русского общества той эпохи была соборность — нераздельное единство царя и народа, скрепленное православной верой. Знаменательно, что необходимость сугубой молитвы первым осознал русский царь, Помазанник Божий[3]. Государь привлек к ее составлению известного церковного деятеля. Творцом «молитвы в нашествии супостат» является преосвященный Августин (Алексей Васильевич Виноградский, 1766-1819), которому в годы тяжелых испытаний для России было оказано доверие управлять Московской епархией.


Жизнь преосвященного Августина интересна и поучительна для отечественной истории[4]. Преосвященный оставил память о себе и на Можайской земле. Посвященный в сан архимандрита 21 ноября 1798 г., он получил в управление Можайский Лужецкий монастырь (1798-1801), став 53-м настоятелем святой обители преподобного Ферапонта. Сохранившиеся документы свидетельствуют о кратковременном пребывании в стенах монастыря настоятеля (одновременно он состоял ректором Троицкой семинарии), фактически же управление осуществлял казначей иеромонах Иоасаф[5].


Наше внимание к личности преосвященного обусловлено еще и тем, что в Государственном Бородинском военно-историческом музее хранятся две книги из его библиотеки («История российская…» М.М. Щербатова и В.И. Татищева). На изданиях — скромный книжный знак, представляющий собой наборный бумажный ярлык 4-угольной формы с надписью: «Из библиотеки Августина Архиепископа Московского». Датируется экслибрис 1818 г., так как только 19 февраля 1818 г., в день освящения памятника К.Минину и Д.Пожарскому, Августин был назначен архиепископом Московским.


Его биограф сообщает, что Августин, обладавший обширными знаниями, внимательно перечитал всех известных тогда летописцев и русских историков с Нестора до Татищева и Щербатова. Поэтому в своих речах и воззваниях он умело сопоставлял события давно минувших дней с современными и с любовью наставлял паству в вере в Промысел Божий, в его влияние на судьбу России.


Нас интересовала судьба библиотеки архиепископа Августина. Но следы ее найти не удалось. Известно лишь, что по духовному завещанию владельца книжное собрание поступило в 1823 г. в Московскую Духовную академию. В нем оказалось 494 наименований книг на разных языках, а именно: 313 латинских (много комментаторов на Священное Писание и диссертаций), 34 греческих (творения святых отцов Церкви, начиная с XVI в.), 34 французских и 113 русских книг, преимущественно подносных[6]. Дар преосвященного следует рассматривать как доказательство его любви к наукам и благодарности к месту ученой службы и настоятельства. Преемник митрополита Платона считал необходимым учредить Московскую Духовную академию в Троице-Сергиевой Лавре. 1 октября 1814 г., в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы, состоялось открытие Академии и главою торжества был преосвященный Августин. Приняв же после «смерти владельца его библиотеку, правление Академии постановило: «…каждогодно совершать по архиепископе Августине поминовение в собрании наставников и воспитанников»[7].


Помянем же и мы добрым словом преосвященного Августина. Короткий миг, 53 года, его земной жизни наполнен большим количеством свершенных дел. Сначала были годы учебы в Перервинской семинарии, затем — в Московской Духовной академии. Все это время ему сопутствовал труд в овладении науками. Пытливый юноша усердно изучал российскую словесность. Но в школе он привык больше мыслить и писать по-латыни, нежели по-русски. Его латинские стихи были признаны «золотыми». В этот же период Алексей Виноградский пробовал свои силы и в написании проповедей. Талантливый воспитанник был замечен митрополитом Платоном и до конца жизни иерарха русской церкви находился в его духовном окормлении.


16 января 1794 г. Алексей Виноградский по благословению духовного наставника принял постриг в Троице-Сергиевой Лавре. В монашеском чине наречен был Августином, именем одного из красноречивейших учителей церкви, вероятно, в честь Августина Аврелия, блаженного епископа Иппонского (353-430), память празднуется 15 июня. Для монаха открывался тернистый путь служения Церкви и Отечеству.


Творческое наследие преосвященного Августина включает и ученые труды: курсы богословия, толкования на апостольские послания, латинские трактаты и пр. А также слова и речи, произнесенные в разное время и по разным случаям. Они были напечатаны отдельно, часто за счет автора, еще при жизни преосвященного Августина. И лишь в 1856 г., благодаря стараниям издателей Кораблева и Сирякова, слова и речи были изданы вместе. Но это далеко не полный перечень сочинений автора. Большая часть произведений, вошедших в указанное издание, посвящена событиям Отечественной войны 1812 г. Вот лишь некоторые из них: «Пастырское наставление во время начавшейся войны 1812 года» (28 июля 1812г.); «Речь по случаю возведения хоругви, бывшей при московском ополчении, графом И.И.Марковым в Кремле» (15 августа 1813 г.); «Слово при совершении годичного поминовения по воинам за Веру и Отечество на брани Бородинской живот свой положивших» (26 августа 1813 г.); «Слово по освящении московского Успенского собора» (30 августа 1813 г.); «Слово пред начатием благодарственного Господу Богу молебствия, по случаю покорения французской столицы победоносными российскими и союзными войсками» (23 апреля 1814 г.); «Слово в Пресветлый праздник Рождества Господа-Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и на день воспоминания избавления церкви и державы российской от нашествия галлов, и с ними двадесяти язык, произнесенное в московском Успенском соборе» (25 декабря 1814г.).


В том же издании опубликована и сугубая молитва преосвященного Августина с издательской пометой: «Сочинена после 11 июля 1812 года». Известные нам архивные материалы позволяют уточнить некоторые обстоятельства, связанные с ее составлением[8]. Первые четыре недели с начала войны император Александр I находился при действующей армии, руководя ее отступлением от Двины. Из Полоцка, 6 июля, он воззвал к народу словами манифеста: «Воззываю мой народ к истреблению неприятеля… и говорю ему, что такое дело предписывает нам сама Вера»[9]. В начале июля стало известно, что государь, оставив армию, прибудет из Смоленска в Москву. Все были в напряженном ожидании… Государь прибыл в Москву 12 июля, ночью. А днём 12 июля народ и духовенство с надеждой встречали своего государя в Успенском соборе Кремля. Александр I пришел в храм Божий помолиться вместе с народом и всем миром испросить помощи и благословения Небесного на благие начинания по защите Отечества.


Преосвященный Августин произнес тогда же запомнившуюся всем речь, где наряду со словами благодарности и верноподданнической любви к государю он благовествовал будущую победу над врагом. Преосвященный Августин благовествовал победу своему царю в условиях, когда завоеватель «кровавый свой меч внес во внутренность Отечества»: «Царю! Господь с тобою! Он гласом Твоим повелит бури, и станет в тишину, и умолкнут волны воды потопныя.— С нами Бог! разумейте языцы и покоряйтеся, яко снами Бог»[10].


14 июля Александр I пригласил к себе управляющего Московской епархией и предложил ему составить молитву, читаемую в чрезвычайных обстоятельствах. 16 июля «молитва в нашествии супостат» была доставлена от владыки через графа Ф.В. Ростопчина Его Императорскому Величеству и по прочтении была им Высочайше одобрена. Московская Синодальная типография напечатала 1500 экземпляров молитвы. А 19 июля, в день торжеств по случаю заключения мира между Россией и Турцией, экземпляры сугубой молитвы уже были разосланы из консистории по всем церквам Московской епархии. Молитва стала возноситься во время Божественной литургии после сугубой ектений. Эта молитва звучала в российских храмах и на поле Бородинском перед сражением.


«Владыко Господи! услыши нас молящихся Тебе: укрепи силою Твоею Благочестивейшаго Самодержавнейшаго Великого Государя Нашего Императора Александра Павловича: помяни правду Его и кротость, воздаждь Ему по благости Его, еюже хранит ны Твой возлюбленный Израиль. Благослови Его советы, начинания и дела! утверди всемощною Твоею десницею Царства Его, и подаждь Ему победу на враги, якоже Моисею на Амалика, Гедеону на Медиама и Давиду на Голиафа. Сохрани воинство Его: положи лук медян мышцам во имя Твое ополчившихся, и препояши их силой на брань. Прими оружие и щит, и востани в помощь нашу: да постыдятся и посрамятся мыслящий нам злая: да будут пред лицем вернаго Ти воинства, яко прах пред лицем ветра, и Ангел Твой сильный да будет оскорбляли и погоняяй их: да приидет на них сеть, юже не сведают: и ловитва, юже сокрыша, да обымет их: да падут под ногами рабов Твоих, и в попрание воем нашим да будут. Господи, не изнеможет у Тебе спасати во многих и в малых: Ты еси Бог, да не превозможет противу тебе человек»[11].


Живое слово преосвященного Августина доходило до сердца каждого человека независимо от силы веры. Его слова у одних вызывали чувство умиления, у других усмиряли тревогу, смягчали сердца, а иных смиряли и укрепляли. Бывали минуты, когда пастырь-утешитель плакал вместе с народом, проливая очистительные слезы. В дни всеобщего страха, уныния, сомнений верующие просили его молитв, жадно ловили каждое слово архипастыря. Благочестивые слушатели так оценивали силу его слов: «…Они (слова) не столько отличались глубиной мыслей, сколько силой и живостью чувствований…» Красноречивый оратор «одушевленное произношение соединял с выразительным и соразмерным движением»[12]. Из пастырского наставления 1812 г. Августина: «Храбрый Российский народ не предаждь законов отеческих; верностию к Царю посрами лесть врага, мужеством сокруши силы его — Россияне! аще будете с Господом и Господь будет с вами; дерзайте, стойте и зрите спасение же от Господа. Господь бо поборет по вас! Аминь»[13].


Преосвященный переживал с народом каждое событие. 14 августа 1812г. владыка благословил Московское ополчение и вручил воинам хоругви, «снятые залоги церкви», из приходской Церкви Спаса во Спасской.


26 августа, в праздник Сретения иконы Владимирской Богоматери, преосвященный Августин совершил крестный ход с иконами Владимирской и Иверской вокруг стен Кремля, Белого и Китай-города, от Сретенских и до Арбатских ворот, не зная еще о том, что в то же самое время в ста верстах от Москвы на Бородинском поле гремело сражение. В том сражении армия Наполеона «не превозмогла твердость духа российского солдата». 1 сентября владыка отслужил последнюю литургию в Успенском соборе. Ночью, получив от генерал-губернатора известие о близости неприятеля, с иконами Владимирской и Иверской Божией Матери был вынужден отправиться по назначению во Владимир и далее в Муром. Вдали от Москвы он состоял в деловой переписке с обер-прокурором Св. Синода А.Н.Голицыным, Главнокомандующим русской армией кн. М.И. Кутузовым, гр. Ф.В. Ростопчиным. Не прерывалась и духовная связь с духовными чадами. В вынужденном бездействии он оплакивал судьбу российской столицы, ставшей «искупительной жертвой России».


В народной песне о воинах, сложивших свои головы за святую Русь, поется:

 

…В память вечную


Ваших подвигов

И на страх врагам,


Руси недругам


Панихиду мы


Так же справили,

Как еще вовек


Ни по ком такой


Не отслужено,


О какой еще

И не слыхано!


Мы одну свечу


Вам затеплили,


Но зато она


И ярка была;


Мы зажгли для вас,


Милых детушек,


Мы зажгли свечу


Москву-Матушку…[14]


 



Хоровой напев этой песни был исполнен впервые после благодарственного молебствия в Москве 12 октября 1812г., в Страстном монастыре, в день оставления столицы наполеоновскими войсками. Поруганный святой град ждал возвращения своего архипастыря со святынями. В переписке того времени сложно было часто встретить имя Августина. Вот одно из таких писем октября 1812 г.: «…Августин во Владимире, будет сюда для освящения вновь оскверненных храмов Божиих»[15].



Возвратившись в Москву 31 октября, преосвященный Августин застает в столице «мерзость запустения». Император Александр I просит московского викария заняться устройством духовной части Москвы: восстановить раскопанные алтари, освятить оскверненные храмы, «собрати расточенное», помочь обездоленным. Преосвященный Августин с великим усердием исполняет свой долг. Он остался в памяти народной как «обновитель московской церкви и восстановитель ее святыни».


Наступила годовщина Бородинской битвы. Еще не закончилась война, а русское общество уже осознало великое значение события, произошедшего под Москвой. Для совершения поминовения на место сражения, в Бородино, преосвященный Августин отправил ректора Московской Духовной академии, архимандрита Заиконоспасского монастыря о. Симеона. Панихида была совершена на главной батарее с духовенством Можайска и ближних сел. С этого времени положена традиция ежегодного поминовения российских воинов в день Бородинского сражения. Преосвященный высказал тогда пожелание ввести в церковный круг Бородинскую поминальную субботу, подобно Дмитриевской, и включить в Четьи Минеи сказание о нашествии на Москву в 1812г. гордых галлов[16].


Сам же владыка 26 августа, в праздник Сретения иконы Владимирской Божией Матери, служил литургию и панихиду в Сретенском монастыре, на том месте, где «славнейший град Москва, яко зарю солнечную» воспринял чудотворный образ Владимирской Богородицы. В стенах Сретенского монастыря в тот знаменательный день Августин произнес вдохновенное слово на Бородинскую годовщину. Вновь звучит живое и действенное слово «златоуста 1812 года»: «И так много потеряло Отечество во брани сей: но можно ли оценить то, что приобрело? Сею жестокою битвою спасена целость государства, сохранено величие и слава народа, возвращена безопасность и тишина, гордый Фараон познал, что Россияне суть язык избранный, людие Божий, и Россия есть страна покровительствуемая Небом.


Сколь убо не велики потери наши: утешимся, прекратим стенания, отрем слезы! — Но ах! нежная супруга! где отец милых детей твоих? Он не возвратился еще с полей Бородинских. Он там: — и дети твои сироты. — Прижми, прижми их к сердцу своему, ороси слезами. — Он там: — да почиет с миром почтенный прах его! Ты разлучилась с ним навеки: но любовь его к тебе и детям прешла с ним в вечность. Небесный Отец будет Отцем сирот твоих и утешителем тебе самой. — Отец Отечества, Помазанник Господень призрит на нас оком своей всеобъемлющия благости и милости Своими усладит горести ваши. — Сердобольные родители! и ваш сын пал среди кровавой брани: оплачьте его: но вместе и утешьтесь тою верою, в которой вы сами наставляли и утверждали его и словом и примером. Он убит еще во цвете юности; но он довольно жил для Отечества, довольно для чести своей и вашей»[17].


Так два великих события — Сретение Владимирской иконы Пресвятой Богородицы и Бородинская битва — в сознании народа соединились навечно.


Нынешний год знаменателен тем, что мы празднуем 600-летие перенесения чудотворного образа Пресвятой Богородицы из Владимира в Москву.


В период Отечественной войны 1812г. преосвященный Августин видел свое общественное служение в благовестническом труде во славу Божию и Отечества. Сам же он свой труд оценивал скромно, считая себя смиренным и послушным служителем церкви, выполняющим лишь волю Божию. Его девиз: «Gratia Dei sum quod sum», что означает «Благодатию Божию есмь еже семь».

 


Примечания



[1] Троицкий М. , свящ. Русское духовенство и Отечественная война// Кормчий: Еженед. религиозно-нравственный, илл. и народный журнал. 1912, № 34 (18 августа), с.305-306.

 

 

[2] РГИА. Ф.796, оп.93,1812,д.672,л.Ю.

[3] РГИА. Ф.796, оп. 93,1812, д.656 (дело не сохранилось, о его содержании известно из описи).

[4] Литература, относящаяся к биографии пр. Августина: Словарь достопамятных людей русской земли. Ч. 1 /Сост. Д. Бантыш-Каменский. М.,1836, с.1-16; Портреты именитых мужей Российской церкви. М., 1843; История российской иерархии, собранная… Амвросием. 4.1. М., 1807; Розанов Н.П. История Московского епархиального управления (1721-1821). Ч.З. Кн.4. М., 1874; Снегирев И.М. Очерки жизни Московского архиепископа Августина. М.,1848; Долгоруков И.М. Капище моего сердца или словарь тех лиц с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни. 2-е изд. М., 1890, с.7; Высокопреосвященный Августин, архиепископ Московский и Коломенский: По поводу 75-летия со дня кончины. М., 1895; Письма Платона, митрополита Московского к преосвященным Амвросию и Августину. М.,1878.

[5] ЦГИАМ. Ф.574, оп.1, д.177,486; Можайский Лужецкий второго класса монастырь. М.,1888, с.37.

[6] О библиотеке пр.Августина см.: Иваск У.Г. Описание русских книжных знаков.Вып.1.М.,1905, с.49-56; Смирное С. История Московской Духовной академии. М.,1879; Иконников В. С. Опыт русской историографии. Т.1. Кн.1.
Киев, 1891, с.725; Речь и отчет, читанные в торжественном собрании Императорского Московского университета. М.,1904, с.385; Венгеров С.А. Источники словаря русских писателей. Т. 1. СПб.,1900, с.6-7.


[7] Смирное С. История Московской Духовной академии. М.,1879, с.284.

[8] РГИА. Ф.796, оп.93,1812, д.672,656.

[9] Военная галерея Зимнего дворца: Император Александр I и его сподвижники в 1812,1813,1814,1815   годах. Т. 1. СПб., 1845, с.11.

[10] Сочинения Августина, архиепископа Московского и Коломенского. СПб., 1856. с.46.

[11] РГИА. Ф.796, оп.93,1812,д.672,л.10об.,11.


[12] Снегирев И.М. Указ, соч., с.98-99.

[13] Сочинения Августина…, с.55-56.

[14] Гартевельд В.К. 1812 год в песнях: Собрание текстов русских и французских песен эпохи нашествия Наполеона I в Россию в 1812 году.М.,1912, с.11.

[15] Письмо А.Я.Булгакова к И.П.Оденталю,20 октября 1812 г.//К чести России: Из частной переписки 1812 года. М., 1988, с.157.

[16] Снегирев И.М. Указ, соч., с.68.

[17] Преосвященный Августин (Виноградский). Слово при совершении годичного поминовения по воинам за Веру и Отечество на брани Бородинской живот свой положивших. М.,1813, с.7-8.