Много радости, много счастья сеял вокруг себя ласковый и мудрый царь Серебряная Борода. Хорошо и привольно жилось всем подданным его царства. Он помогал бедным, несчастным, кормил голодных, давал приют бездомным — словом, помогал всем нуждающимся в его помощи. И царство его было самым счастливым во всем мире. Люди так и прозвали его — Счастливое царство. Здесь не слышалось ни криков, ни стонов, не видно было слез и печали, а уж о войнах и говорить нечего. Со всеми своими соседями жил в мире и согласии мудрый, добрый и ласковый царь Серебряная Борода. За то и любили его и свои, и чужие подданные, и ближние, и дальние соседи, и чужестранные цари, короли, герцоги, бароны… 

Особенно же любили царя его собственные подданные. уж очень он был заботлив и добр и так пекся об их благосостоянии, как только любящий отец может печься о своих детях. 

Но нет полного счастья ни у кого на земле. Не было полного счастья и у любимого всеми царя Серебряной Бороды. 

Одинок он был, ни семьи у него, ни жены любимой, ни любящих деток — никого не было. 

Много лет тому назад смерть унесла его единственную дочь. Близко к сердцу принял царь смерть своей любимицы, но думал, что в заботах о благе своих подданных забудет о своем горе. Однако не тут-то было. С каждым годом он чувствовал все больше и больше свое одиночество и с каждым годом задумывался все чаще и чаще о том, кому оставить царство после своей смерти. 

И решил он наконец выбрать из дочерей своих подданных одну, которая заменила бы ему умершую царевну, стала бы его приемной дочерью, и которой он после своей смерти мот бы оставить и трон царский, и богатства свои. 

Обрадовались подданные этому решению царя, предвидя, что выбор его падет на девушку, достойную такой высокой чести. 

Разлетелись в разные стороны глашатаи, протрубили по всей стране, что хочет-де царь-батюшка дочь себе выбрать, которая должна стать царевной, а со временем и повелительницей всего государства. 

В назначенный день съехались во дворец молодые девушки со всего государства, все красавицы как на подбор, одна другой очаровательнее, и все дочери знатных вельмож. 

Смотрит старый царь на них и думает: “Кого выбрать? Кого предпочесть? Все они красавицы, все знатные. Одну возьмешь в дочери — обидится другая. Что тут поделаешь?” 

Добрый царь и тут боялся, как бы не огорчить кого да не обидеть. 

С такими мыслями он удалился в свою молельню и видит: стоит в углу его царской молельни сияющий ангел, весь словно сотканный из солнечных лучей. 

Отступил царь в изумлении при виде лучезарного видения и слышит такие слова: 

— Я знаю, царь, что ты решил приискать себе дочь, взамен умершей царевны. 

И вот я пришел, чтобы сказать тебе, что хочу сделать тебе подарок. Ты заслужил его добрым сердцем и заботой о своих подданных. 

Я подарю тебе такую дочь, что ты будешь самым счастливым отцом в мире, и ты полюбишь ее так, как любил покойную царевну. 

— О, ангел! Скажи мне, — воскликнул царь, — которая из девушек, явившихся во дворец, та, что предназначена мне в дочери? 

— Которая? Слушай внимательно: в числе девушек, которые завтра явятся во дворец, будет одна, на плечо которой, как только переступит она порог твоего дворца, усядется белая голубка. Вот ту ты и сделай своей дочерью. Только смотри не ошибись. 

Сказал и исчез из царской молельни. 

Всю ночь царь не мог уснуть. Все думал о той девушке, которую обещал ему дать в дочери ангел. 

Наутро он встал поспешно, оделся и вышел в царскую залу, где уже ждали его собравшиеся девушки. 

Прошел по зале раз, прошел два, смотрит на девушек, свою длинную бороду поглаживает и ничего не говорит. 

Вдруг видит в окно залы, что распахнулись ворота замка и на царский двор въехала тележка. На тележке угли, а везет ее девушка лет шестнадцати, худенькая, заморенная, смуглая, некрасивая, ну, словом, совсем-совсем дурнушка. А на плече девушки сидит белая, как снег, голубка. 

Огорчился царь, но делать нечего! Велел своим слугам взять тихонько во дворец дурнушку, приказал ей нарядиться получше и вместе со знатными девушками-красавицами ждать в парадной зале. 

А сам вышел в сад, не решаясь сразу назвать ее своей дочерью. 

Вышел в сад и видит: у ограды сидят двое ребятишек; на них ветхие платьица, старенькие башмаки, а лица сияющие, радостные, точно в великий праздник. 

— Чему вы радуетесь, детки? — обратился к ним царь. 

Дети никогда не видели его вблизи и потому не узнали. 

— Мы ждем маленькую угольщицу, добрый господин, отвечали они. — Она возит продавать уголь на царскую кухню и всегда возвращается с полными руками всяких сладостей, которые дарит ей повар. И она отдает нам все до единого кусочка, добрая Мария. 

— Неужели же она, такая бедная, отдает вам все? — заинтересовался царь. 

— Все! Она говорит, что давать во сто раз приятнее, нежели получать самой, — в один голос отвечали дети. 

Царь кивнул головой и пошел дальше. У ворот он увидел старую, бедно одетую женщину, которая сидела неподвижно, устремив глаза вдаль. — Кого ты ждешь, голубушка, — обратился к ней царь, очень удивленный тем, что женщина, даже при его приближении, не поднялась со своего места. 

— Я жду угольщицу Марию, — отвечала та, — она скоро должна выйти из дворца, куда повезла уголь на продажу. Сейчас она вернется и мы вместе пойдем купить хлеба и мяса. Только она и работает на меня с тех пор, как я ослепла. 

— Так ты слепая? — изумился царь, с состраданием глядя на женщину. 

— Да, добрый человек, я ослепла около трех лет тому назад и с тех пор пользуюсь услугами моей Марии, которая очень много работает, чтобы прокормить меня. 

— Это, дочь твоя, конечно? — живо заинтересовался царь. 

— О нет, добрый человек, Мария мне чужая. Она круглая сирота и пришла работать на меня, узнав, что собственные дети бросили меня, — не желая кормить свою старую, слепую мать. 

— Но почему же ты, если так нуждаешься, не обратилась к царю? — снова спросил Серебряная Борода женщину. — Ведь царь очень охотно помогает всем беднякам. 

— Ах, добрый господин, я бы и обратилась к нему, да Мария не позволяет мне сделать этого, — ответила слепая. — Она говорит, что стыдно просить тогда, когда есть еще силы работать, и что у нашего царя много таких бедных, которые вдвое несчастнее и беднее нас. Вот какова моя Мария! — с заметной гордостью заключила слепая. 

Радостным чувством наполнилось сердце Серебряной Бороды: он понял, про какую добрую угольщицу говорили ему дети и эта слепая. 

В ту же минуту легкий шорох заставил его обернуться. 

Это шел какой-то старик, который, не узнав царя, спросил, не видал ли он маленькой угольщицы? Царь не мог удержаться, чтобы не спросить старика, почему он так интересуется ею. 

— Умная она девушка, очень умная, — произнес старик. — Поговорить с ней для меня, старика, большое наслаждение. Все-то она знает, всем интересуется! Трудно другую такую сыскать. Жаль, бедная она и незнатного рода. А по уму и сердцу своему заслуживает лучшей доли, чем быть простой угольщицей. 

В это время донесся из дворца какой-то шум. Царь, подошел, никем не замеченный, к самому дворцу и остановился у открытого окна залы, где находились собравшиеся девушки-красавицы. Остановился и — остолбенел от изумления. Куда девались их очаровательные личики? Куда исчезли нежные улыбки с их розовых уст? Куда пропал алый румянец, делавший их похожими на вешние розы? 

У девушек-красавиц были позеленевшие от злости лица, сверкающие глаза, перекошенные от гнева губы. Глухими голосами недавние красавицы перекрикивали друг друга и бранились. 

Каждой из них так хотелось быть царевной, что, позабыв себя, они старались как можно сильнее уколоть и оскорбить друг друга. Зависть и злоба сделали безобразными их недавно еще красивые лица. 

И среди них ходила смугленькая девушка, с нежно заалевшими щеками, с кроткой лаской в больших, добрых глазах; на плече ее сидела голубка. Девушка подходила то к той, то к другой злобствующей красавице и с кротким терпением умоляла успокоиться, не ссориться, покориться своей судьбе. 

— Можно быть счастливой и полезной людям, не будучи царевной, — нежно звучал ее мелодичный голос, и, недавно еще некрасивое — лицо девушки теперь чудно преобразилось, став отражением ее прекрасной души. 

Не вытерпел царь, вошел в залу, подошел к угольщице Марии, взял ее за руку и произнес громко: 

— Вот кто будет моей дочерью! Она одна достойна заменить мою исконную дочь, она одна достойна стать царевной! О, ангел! Благодарю тебя за чудесный подарок, за редкое сердце моей милой Марии! 

И сделалась царевной маленькая угольщица. Она взяла к себе во дворец слепую Старуху и заботилась о ней, как родная дочь, окружила себя бедными детьми, учила их и придумывала для них разные занятия и развлечения, вызывала во дворец мудрых стариков, с которыми советовалась, как лучше помогать царю Серебряной Бороде в его добрых делах. И обо всех людях пеклась и заботилась добрая царевна. 

И Серебряная Борода был счастлив с нею всю свою жизнь.