Вот и наступил Великий пост. — Благодатные дни, в которые легче всего собирать в себе всё доброе. Если очистим мы свое сердце, то незримо войдет в него воскресший Господь. И тогда будет у нас на душе вечная Пасха!

  Церковь, заботясь о нашем спасении, предлагает нам в эти дни особые молитвы. Одну из них в далеком IV веке составил преподобный Ефрем Сирин, великий светоч монашества.

«Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми!» — часто слышим мы теперь в храме. Это первое прошение молитвы Ефрема Сирина. Сначала, как и подобает, обращаемся мы к Богу как к Владыке всей нашей жизни. И сразу же начинаем открывать Ему сокровенные желания.

«Избавь нас от лени, тоски, желания быть главным и пустословия», — говорим мы. И действительно, корень всякой праздности — это лень. Иногда и хочется что-то сделать, да рука не поднимается. Вот и теряем мы драгоценные минуты жизни. И находит на нас уныние. 

  Святые Отцы называли уныние лютым мучителем и юркой ящерицей, которая отыскивает в нашей душе укромные уголки, где живёт леность. Поселяется она там и сеет в нас тоску. Хочется нам эту тоску как-то развеять. Самое верное средство здесь — молитва. Но и к ней зачастую бываем мы нерадивы. Вместо молитвы начинаем обзванивать друзей, говорить о том — о сём и не замечаем, как проходит день. Этим празднословием мы уныние нисколько не побеждаем. А напротив — загоняем его внутрь. И оно ещё не раз против нас восстанет. 

  Следующий порок, от которого надо избавиться любоначалие. Это любовь к власти, к почестям. Здесь мне приходит на память один случай, имевший место в V веке. Один весьма состоятельный и облеченный властью человек ввел в своем доме благочестивый обычай. Чтобы побороть в себе страсть любоначалия, по воскресным дням стал приглашать к себе на трапезу нищих и странников, а сам прислуживал им и кормил досыта. Многие смеялись над ним: «Что ты, мол, хочешь этим доказать? Что ты праведнее других?»

  Но он не обращал внимания на это и продолжал своё начинание. И не остался без плода! Однажды, когда нищие расселись за столом, вдруг вошел ещё один странник. Хозяин поклонился ему в пояс и даже посадил на своё место. Побежал на кухню, чтобы и ему принести блюдо. Но когда вернулся, то к великому изумлению увидел, что странник куда-то исчез. Словно растаял в воздухе! Но в ту же ночь явился ему Господь и сказал: «Прежде служил ты Моим меньшим братьям, а вчера принял Меня Самого! Отказался ты от земных почестей. И за это не лишу Я тебя почестей небесных!» Вот что значит отгонять от себя всякое надмение и праздность! Это прямой путь ко Христу!

  Перейдем теперь ко второму прошению молитвы святого Ефрема Сирина. «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему», — просят христиане у Бога. Целомудрие — это душевная чистота. Подвижники называли его земным небом сердца. В самом деле, у кого сердце не склоняется ни к чему плохому, тот уже на земле приобрел небо. Мысли у него добрые и светлые. И вся жизнь для такого человека становится солнечной и радостной. 

  Но что такое смиренномудрие, смирение? Это неземная добродетель! Кто приобрел ее, тот стал подобен Христу! — говорили Отцы Церкви. Смиренный считает себя хуже всех. Но Христос наделяет его богатыми духовными дарами. Как, например, авву Сисоя, великого египетского подвижника. 

  Шёл к нему некий человек с больным сыном. По дороге мальчик умер. Отец, войдя в келью аввы Сисоя, положил сына к его ногам. Авва в то время творил молитву. Окончив ее, он увидел отрока, лежащего у своих ног. Думая, что тот поклонился ему в ноги и не хочет встать, авва повелел ему: «Встань и иди!» И поднялся умерший, и лицо его озарила детская улыбка. Когда авва Сисой понял, какое чудо ненароком совершил, то смиренно запретил рассказывать об этом до самой своей смерти. 

  А вот третье прошение сей дивной молитвы:

  Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь. 

  Святые Отцы бежали от осуждения ближних, как от огня. Один подвижник, увидев, что его собрат впал в грех, не стал его ругать, а горько заплакал. «Он согрешил сегодня, а я завтра!» — непрестанно повторял он. И успокоился лишь тогда, когда собрат покаялся в прегрешении.

  В конце всех прошений благодарим мы Бога: «Благословен Ты, Господи, во веки веков!».

  Вот какая дивная молитва читается сейчас в храмах. Постараемся и мы, по нашим силам, вникнуть в ее глубокий смысл. И с чистыми мыслями вступим на поприще Великого поста.