http://otrok-ua.ru

Гоголь писал так, что, кажется, иначе и не скажешь — оттого слово его метко, искристо, нарядно. А между тем… «Только после восьмой переписки, непременно собственною рукою, труд является вполне художнически законченным, достигает перла создания», — вот что открывает Николай Васильевич приятелю и советует после очередной отделки уже готового текста забрасывать тетрадь подальше, забывать о ней — чтобы потом, спустя время, снова возвращаться, и так не менее восьми раз!

Были у него, впрочем, труды, стилистика которых вызвала у большинства современников отторжение. «Записки о Божественной литургии» и «Выбранные места из переписки с друзьями» и сегодня существуют в тени сочных, проницательных, смешных и печальных строк, прочно вошедших в нашу речь и сознание. Перечитывая Гоголя, диву даёшься, как сильно один человек окрасил собою и всю будущую литературу, и вообще нашу действительность.

Николай Васильевич Гоголь (1809–1852) родился в Сорочинцах Полтавской губернии. С 1821 года учился в Нежинской гимназии высших наук. В 1828 году выехал в Петербург, и, попробовав себя в разных сферах, устремился на литературное поприще. Первый успех ему принесли труды на хорошо знакомой почве украинских мотивов — «Вечера на хуторе близ Диканьки». Всю жизнь его тянуло и на родину, и в путешествия. До конца жизни считал лучшим местом на свете Италию.

В этом сложном для родины Гоголя году исполнилось 205 лет со дня его рождения.

1. Поди ты сладь с человеком! Не верит в Бога, а верит, что если почешется переносье, то непременно умрёт.

2. Друг мой, храни вас Бог от односторонности: с нею всюду человек произведёт зло: в литературе, на службе, в семье, в свете, словом — везде. Односторонний человек самоуверен; односторонний человек дерзок; односторонний человек всех вооружит против себя. Односторонний человек ни в чём не может найти середины. Односторонний человек не может быть истинным христианином: он может быть только фанатиком. Односторонность в мыслях показывает только то, что человек ещё на дороге к христианству, но не достигнул его, потому что христианство даёт уже многосторонность уму. Словом, храни вас Бог от односторонности! Глядите разумно на всякую вещь и помните, что в ней могут быть две совершенно противуположные стороны, из которых одна до времени вам не открыта.

3. Часто в часы задумчивости, когда другим казался я печальным, когда они видели или хотели видеть во мне признаки сентиментальной мечтательности, я разгадывал науку весёлой, счастливой жизни, удивлялся, как люди, жадные счастья, немедленно убегают его, встретясь с ним.

4. Легкомысленно непроницательны люди, и человек в другом кафтане кажется им другим человеком.

5. Заискивать любви к себе есть незаконное дело и не должно занимать человека. Смотрите на то, любите ли вы других, а не на то, любят ли вас другие. Кто требует платежа за любовь свою, тот подл и далеко не христианин.

6. Всё человечество готов он обнять, как брата, а брата не обнимет. Отделись от этого человечества, которому он готовит такое великодушное объятье, один человек, его оскорбивший, которому повелевает Христос в ту же минуту простить, — он уже не обнимет его. Отделись от этого человечества один, несогласный с ним в каких-нибудь ничтожных человеческих мненьях, — он уже не обнимет его. Отделись от этого человечества один, страждущий видней других тяжёлыми язвами своих душевных недостатков, больше всех других требующий состраданья к себе, — он оттолкнёт его и не обнимет. И достанется его объятие только тем, которые ничем ещё не оскорбили его, с которыми не имел он случая столкнуться, которых он никогда не знал и даже не видал в глаза. Вот какого рода объятье всему человечеству даёт человек нынешнего века, и часто именно тот самый, который думает о себе, что он истинный человеколюбец и совершенный христианин! Христианин! Выгнали на улицу Христа, в лазареты и больницы, наместо того, чтобы призвать Его к себе в домы, под родную крышу свою, и думают, что они христиане!

7. Быстро всё превращается в человеке; не успеешь оглянуться, как уже вырос внутри страшный червь, самовластно обративший к себе все жизненные соки. И не раз не только широкая страсть, но ничтожная страстишка к чему-нибудь мелкому разрасталась в рождённом на лучшие подвиги, заставляла его позабывать великие и святые обязанности и в ничтожных побрякушках видеть великое и святое.

8. Бесчисленны, как морские пески, человеческие страсти, и все не похожи одна на другую, и все они, низкие и прекрасные, вначале покорны человеку и потом уже становятся страшными властелинами его.

9. Во всемирной летописи человечества много есть целых столетий, которые, казалось бы, вычеркнул и уничтожил как ненужные. Много совершилось в мире заблуждений, которых бы, казалось, теперь не сделал и ребёнок… Видит теперь всё ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеётся над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнём исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлён пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеётся текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки.

10. Бог предоставил себе дело творенья, как высшее наслажденье, и требует от человека также, чтобы он был творцом благоденствия и стройного теченья дел.

Использованы отрывки из сочинений: «Мёртвые души», «Петербургские повести», «Выбранные места из переписки с друзьями» и других