Прощай, школа! Сегодня выпускной вечер и последний школьный бал.

Вручены аттестаты. У Олега аттестат с отличием — поступай в любой вуз. Но у него одна мечта — стать летчиком-испытателем. Здесь все: и романтика, и мужество, и смелость.

Звучит музыка, выпускники радостны и веселы. Но легкая грусть иногда появляется на лицах: жаль, что школьные годы уходят навсегда.

Объявили последний танец — школьный вальс. Олег посмотрел в ту сторону, где только что стояла группа девчат, и увидел, что осталась одна Серая Шейка. Так между собой ребята называли Киру — скромную, тихую, совсем неприметную одноклассницу. Ей никто из ребят не носил портфель ни в школу, ни из школы. А она и не требовала к себе внимания.

Олег решил: «Пойду приглашу Серую Шейку. Последний ведь танец, факт, что ее никто не пригласит». Когда Олег подошел к Кире, она подняла на него удивленный взор, и Олега поразили эти удивительно голубые с синевой глаза. Как же так? Он учился с Кирой одиннадцать лет и не видел, что у нее такие добрые и красивые глаза.

«Вот тебе и Серая Шейка! Эти глаза можно сравнить только с небом: ни озеро, ни море ни в какое сравнение не идут!» — сердце Олега почему-то сжалось.

Всем классом решили рассвет встречать на набережной. Пошли через парк. Проходя по освещенным аллеям, Олег держал Киру за руку, а, прощаясь, легонько сжал ее пальцы. После восхода солнца все разошлись по домам.

Глаза Киры долго вспоминались ему.

Шли годы. Олег и Кира поженились. Он — летчик-испытатель, она — врач. Олег в небе видит глаза Киры, а дома в глазах жены видит небо. Эти глаза, когда радуются, становятся голубыми-голубыми, а когда печалятся или огорчаются, в них появляется синева. Таких удивительных глаз Олег ни у кого не видел.

Как-то, когда Олег вернулся из очередной командировки, Кира сказала:

— Олег, пойдем в церковь, поставим свечи, поблагодарим Господа Бога за все.

— За что? — удивился Олег.

— За все то, что дано нам в нашей жизни… и за то, что твои полеты благополучно завершаются. Ведь на все воля Божия, и даже на то, что мы с тобой вместе.

— Причем здесь воля Божия, Кира? Да если бы я не пригласил тебя на танец, то разошлись бы наши пути!

— Вот здесь-то Господь и пересек наши дорожки. Ведь ты мне нравился еще с первого класса. А на выпускном вечере кто тебе внушил мысль пригласить и по-другому увидеть меня? Это же всё не случайно. Нет ничего случайного, всё совершается по воле Божией. Задумайся над этим. Каждый раз, когда у тебя полёты, я молюсь Богу и прошу, чтобы все было хорошо с тобой.

— Кира, всё, о чем ты говоришь, это просто судьба. И давай договоримся — не надо за меня молиться. В церковь ходят одни темные старушки, так что не уподобляйся им. Я туда не пойду. И давай, пожалуйста, оставим эту тему.

— Прости меня, Олег. Не надо было мне начинать этот разговор. Твоё время ещё не пришло.

Проходили дни. Кира всё так же продолжала молиться об Олеге. И каждый раз по возвращении его с полетов ставила свечу в храме и благодарила Господа.

Однажды, когда Кира ждала Олега из командировки, ей сообщили, что он задерживается, возможно, на месяц.

В это время Олег находился в госпитале с ожогами лица и рук.

Друзья говорили:

— Ты, Олег, в рубашке родился. Из такого переплета выйти живым — это чудо!

Олег молчал. Из-за ожогов ему было больно говорить, да и какими словами рассказать о том, что случилось!

А случилось вот что: во время полёта загорелся двигатель. Олег доложил руководителю полётов:

— Пожар левого двигателя!

— До аэродрома не дотянешь, прыгай!!!

— Машина не слушается, резко теряю высоту. Вижу населённый пункт, если самолет упадёт, жертв не избежать. Буду тянуть за черту города.

— Катапультируйся!

Связь с землёй оборвалась.

Вот тогда-то Олег и вспомнил о Боге: «Господи, спаси! Не дай взорваться, помоги дотянуть до поля!»

Жители окраины выбегали на улицу и смотрели на горящий самолет, так низко летящий, что, казалось, вот-вот зацепит дома.

Из-за огня и дыма Олег ничего не видел, но знал — жилой массив позади. Катапульта не сработала. Как молния промелькнула мысль: «Господи, на всё Твоя воля, но если останусь жив, я пойду в церковь и стану Твоим служителем».

Катапульта вдруг ожила. Олег вместе с креслом полетел вверх. Раздался взрыв, самолет разлетелся на части.

Люди из города бежали к летчику.

Когда Олег вернулся домой, Киры не было. Выйдя из квартиры, он направился в цветочный магазин.

— Девушка, мне, пожалуйста, самый красивый букет, — попросил Олег.

— Вам для кого цветы?

— Цветы для моего Спасителя!

— А кто он, ваш спаситель?

— Он — Бог.

В храме Олег подошел к распятию и положил цветы к подножию креста. Вдруг он почувствовал, что кто-то стоит рядом. Повернувшись, он увидел удивительно голубые глаза.

…Матушка Кира с волнением подошла …к отцу Олегу. Маленький Сережа стоял рядом с матерью в ожидании батюшкиного благословения.