Несмотря на усилия Церкви и государства преодолеть религиозный раскол, богословские споры не утихали. Они разделили империю на две половины — православную и монофизитскую. Император Ираклий хорошо понимал вред религиозного разделения и желал покончить с ним любыми способами.

В начале VII века несколько монофизитских епископов объявили императору, что согласятся присоединиться к Церкви, если она признает, что в Иисусе Христе при двух природах действует только одна Божественная воля.

Этот сложный догматический вопрос не был еще раскрыт Церковью. Однако православные богословы понимали, что в признании двух природ и одной воли заключено противоречие. Признавая во Христе два естества — Божественное и человеческое, Церковь признавала вместе с тем две воли. При наличии одной воли — Божественной, необходимость в человеческой природе отпадала.

Однако императора Ираклия мало интересовала суть учения. У него была одна цель — восстановить единство веры в империи. Средство к достижению этой цели он видел в утверждении учения о единой воле. Впоследствии приверженцев нового учения стали называть монофелитами.

Первым в защиту православия выступил Иерусалимский патриарх Софроний. Он созвал в Иерусалиме собор, на котором осудил монофелитство. Послания патриарха Софрония с изложением православного учения о двух волях во Христе произвели большое впечатление.

Император Ираклий, видя, что вместо единства еще более взволновал церковное сознание, издал свое «изложение веры». В нем он вообще запрещал говорить о волях во Христе. Но было уже поздно, споры не утихали. Несмотря на запрет, церковные Соборы в Западной Африке и Риме осудили монофелитство. Конфликт с окраинами империи был слишком опасен для государства. Им пользовались захватчики, угрожавшие с разных сторон единству империи.

Преемник императора Ираклия Констанс разделял взгляды предшественника. В 648 году он издал документ, получивший название «образец веры» («типос»). В нем император обязывал подданных прекратить спор о волях. Запрет был расценен как покровительство монофелитству. Горячим защитником православия в это время стал монах Максим, получивший за стойкость в вере наименование Исповедник.

Преподобный Максим родился в одной из аристократических семей Константинополя. Он получил прекрасное образование и был при императоре Ираклии в числе царских советников. Затем Максим оставляет мир и уходит в один из константинопольских монастырей. Однако его затвор продолжался недолго. Философский ум и ораторский талант Максима покорили всех: «Не только клирики и епископы, но и народ, и власть смотрели ему в рот и тянулись к святому, как железо к магниту, увлекаясь его речами», — говорит жизнеописатель Максима. Доводы преподобного Максима в пользу православия были так сильны, что после публичного диспута о вере с Константинопольским патриархом Пирром, последний отрекся от монофелитства.

В борьбе за православие Максима поддержал Римский епископ Мартин. После избрания на Римскую кафедру папа Мартин первым делом созвал Собор. На нем был отвергнут «типос» императора Констанса. Акты собора были отправлены императору, с требованием восстановить православие. Констанс счел такой поступок возмущением против государства и решил подавить оппозицию.

Папу Мартина ложно обвинили в политических преступлениях. Императорским указом его низложили с кафедры и доставили в Константинополь вместе с другими участниками собора. После нескольких месяцев тюрьмы и суда папу Мартина сослали в Крымский Херсонес, где он умер от голода. Император Констанс понимал, что авторитет преподобного Максима способен умиротворить Церковь. Поэтому Максиму не сразу были предъявлены обвинения в государственной измене. Его несколько раз отправляли в ссылку, угрожали, избивали, обещали славу и почет, но он оставался непоколебим. Только после того, как преподобный Максим заявил, что «даже если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не буду иметь с ним причастия», участь его была определена. Максим Исповедник был бит воловьими жилами, ему отрезали до основания язык и отсекли правую руку. Он был сослан на Кавказ, где и скончался.

Императорский террор привел всех в оцепенение.

Наконец, император Константин Пагонат, решил созвать в 680 году шестой Вселенский собор. После прений Собор осудил монофелитство и подтвердил как православное учение о двух волях в Иисусе Христе.

Лишь небольшая часть христиан, живущих до сих пор в Ливане и называемых маронитами, не захотела прислушаться к соборному голосу Церкви.