Беседы о вере

архиепископ Нафанаил (Львов)

Молитва Господня

Если мы сознаем себя слабыми и неразумными и живем в бедности, а у нас есть друг- защитник, который любит нас и может очень многое для нас сделать, естественно в минуты нужды мы обратимся к нему с просьбой о помощи. И чем больше он любит нас, тем охотнее он будет исполнять наши просьбы. Всякий по опыту знает, насколько приятнее оказать услугу человеку, который ясно изложит свою нужду и с полным доверием попросит помочь, чем тому, кто будет как-то неуверенно мямлить: «А, может быть, ты не сможешь помочь, а, может быть, не захочешь,» и начнет давать советы: «не так нужно мне помогать, а вот этак … иначе по-другому я не хочу». Чистое, непосредственное, светлое стремление помочь человеку — искра нашего богоподобия гаснет от такого недоверия или назойливости, и мы или откажемся помочь такому человеку, или уже будем ему помогать не по непосредственному чувству, а по чувству долга.

Далее: имея любящего, могучего, мудрого друга и покровителя, мы не только с просьбами будем обращаться к нему, мы будем ответно любить его, будем стараться выразить эту нашу любовь к нему и будем благодарить его.

Так именно христианин относится к Богу. Мы знаем, что Он любит нас, каждого из нас, каждое Свое творение, как Сам сказал: «Если и мать забудет дитя свое, Я не забуду тебя» (Ис. 49:15), и как учит нас апостол Иоанн:«Будем любить Бога, потому что Он прежде возлюбил нас» (Ин. 4:19).

Мы также знаем, что Он — сотворивший небо и землю и все держащий в Своей деснице — всемогущ, бесконечно благ и премудр.

Поэтому мы, христиане, с полной верой в молитве обращаемся к Нему с прошениями о своих нуждах, горестях и напастях. И делаем это с полным доверием и любовью, большими, чем у сына к любимому отцу, не навязывая Ему своих прихотей, часто грешных и неразумных, и не требуя, чтобы Он то или другое обязательно послал нам. Только жалуясь на свои трудности, и не сомневаясь, что Он услышит нас, мы всецело предоставляем Его всеблагой воле удовлетворение наших просьб.

Однако, как любящие отца дети, мы не только просим Бога, мы и благодарим Его за Его бесчисленные благодеяния, и славословим Его, выражая Ему нашу любовь, видя в Нем источник всего, что есть доброго во вселенной. Человек с развитой по христиански душой радуется каждой предоставляемой ему возможности молиться, выражать свою любовь к Богу, как человек любящий радуется каждой возможности выразить свою любовь любимому. Следуя завету апостола Павла: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5:17), многие благочестивые христиане в течение всего дня повторяют молитву Иисусову, которой без труда можно обращаться к Богу, не отрываясь от работы и повседневных занятий.

Однако образцом самой возвышенной молитвы всегда была и будет так называемая молитва Господня, которой Сам Христос научил Своих учеников, когда они попросили Его научить их молиться. Господь сказал им: «Молитесь так:

Отче наш, иже еси на небесех; да святится имя Твое; да приидет царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли; хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение; но избави нас от лукаваго. Яко Твое есть царство и сила и слава, во веки. Аминь (Мф. 6:9 и Лк. 11:2).

Молитва эта начинается призыванием Господа: «Отче наш, иже еси на небесех». Самую великую радость, самое великое преимущество принес нам Христос: право называть Бога отцом, право, которого люди лишились, когда изменили Ему, нарушив Его заповедь. Мы называем Бога «Отцом, Который на небесах,» не потому что Бог живет исключительно на Небе. Бог есть Дух вездесущий: на небе, на земле и на каждом месте. Наше видимое небо, простираясь над землей, является символом всего высшего и как таковое — символом престола Божия. Поэтому говоря «Отче наш, иже еси на небесех,»мы напоминаем себе, что Он — Отец наш, Который выше всего!

Далее идут наши прошения. Первым среди них является просьба: «Да святится имя Твое». У каждого любящего сына по отношению к отцу, обладающему всеми достоинствами, есть горячее желание, чтобы имя его отца было известно всем и всеми почиталось. Особенно должен при этом сын бояться, чтобы каким-нибудь недостойным поступком на нанести ущерб доброму имени своего отца. Эти именно чувства мы и выражаем по отношению к Небесному Отцу-Богу, говоря: «Да святится имя Твое».

Святость есть совокупность всех совершенств. Поэтому в полном смысле слова святым может быть только Бог, как поется в молитве: «Един свят, един Господь». Люди же могут быть святыми только относительно, но чем больше они будут приобщаться к святости Божией, тем больше в них и через них будет святиться и прославляться имя Господне, как при похвале доброму сыну одновременно восхваляются и его родители. Вот именно о таком прославлении в нас имени Божия мы просим в первом прошении молитвы Господней.

Далее: «Да приидет Царствие Твое». «Царствие Божие, не пища и питье, но праведность, и мир и радость в Святом Духе» (Рим. 14:17), — учит апостол. Следовательно, не о телесном покое и житейских радостях надо волноваться, но о духовных благах: чистой совести, праведности, мире и радости, которые подает Дух Святой. Царствие Божие во всей силе и славе должно придти в конце веков, когда мир сгорит в очищающем огне Божьего суда, а все умершие от века воскреснут, когда окончатся вся ложь, вся грязь, вся злоба, которыми теперь переполнен наш мир. Тогда во всей вселенной воцариться Христос и Его всеблагой закон. К этому вожделенному моменту должна стремиться каждая христианская душа, молитвенно прося вместе с апостолом: «Ей гряди, Господи Иисусе!»

Но Царствие Божие должно мыслиться не только в отдалении конца веков. С пришествием Христовым оно уже пришло на землю — в Церкви Его. В нее заложено то, что только может быть в Царствии Божием. В Царстве Божием, которое наступит после конца веков, мы встретим во всей полноте ту благодать, которая теперь подается нам в Церкви. Конечно, мы здесь говорим о Церкви, не как об организации, но как о внутренне благодатном организме, о Теле Христовом, к благодатной жизни которого мы приобщаемся в церковных богослужениях и таинствах. Об этой внутренней таинственной жизни, вселяющейся в нас, Христос говорил: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

И вот, говоря «Да приидет Царствие Твое,» мы просим Господа о том, чтобы Царствие Его воцарилось в душах наших праведностью, миром и радостью о Святом Духе, а затем о том, чтобы это Царство раскрылось во всем мире, чтобы окончились гнетущие времена лжи и злобы.

В третьем прошении молитвы Господней мы просим о том, чтобы все, что мы делаем и что с нами случается, происходило не так, как мы сами этого желали бы, а как угодно Богу. Доверие — это фундамент молитвы. Богу Отцу Небесному мы должны доверяться в полной мере, зная, что Он, всеблагой, премудрый и всесильный, любит нас неизмеримо, и, следовательно, желает нам только добра. Это — не только в отношении себя, но и в отношении наших близких и всего дорогого нам: нашего отечества и нашей семьи. Только зло, которое иногда овладевает человеком, ненавидит Господь, все же прочее, что только дорого человеческому сердцу, тем самым дорого и Господу, как дорого сердцу матери всё, что любимо её детьми. Вот почему и себя самих, и всё нами любимое мы должны с полным всецелым доверием предать воле Божией. «Сами себе и друг друга и весь живот наш (т.е., всю жизнь нашу) Христу Богу предадим».

Наши желания, планы и стремления часто неразумны, близоруки, непостоянны. Мы иногда добиваемся чего-нибудь, а потом горько сожалеем о достигнутом. Пример предыдущего русского поколения, стремившегося к радикальным изменениям существующей власти, у вас у всех перед глазами. Божии же планы бесконечно мудры. И тот, кто умеет все всецело предоставлять Божией воле, находит прочный мир душевный, который не покидает его даже среди тяжких испытаний, и радуется, видя иногда в путаных путях мировых судеб или в тупиках своей жизни направляющую благую руку Божию.

Именно так однажды и навсегда ангелы на небеси всецело предали в волю Божию всю свою жизнь, и мы просим, чтобы так же было и на земле, чтобы всем нам идти верным путем.

Человек состоит из тела и души. И для того, и для другого нужна пища. Пищей для души является благодать Божия, а для тела мы просим в следующем прошении молитвы Господней: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь».Именно насущный, т.е. необходимый — без скудости и без излишка. И Господь всегда даст то, что необходимо нам. В сущности, пищи человеку нужно совсем немного; и люди гораздо чаще страдают от излишества, чем от недостатка. Пищи с избытком хватает на земле. Если бы все люди довольствовались бы действительно необходимым, никогда не было бы голода и нужды одних и пресыщенности, подтачивающей здоровье, у других. Не было бы ожесточенных войн, потому что не за насущный хлеб борются люди, а за излишества и роскошь. Мы же просим Отца Небесного о насущном, необходимом хлебе, зная, что приобретать его надо честным трудом, ибо «кто не хочет трудиться, пусть не есть,» — учит апостол Павел (2 Фес. 3:10). Но трудясь, мы не будем отдавать нашего сердца этому земному. Сердце наше должно быть свободным и принадлежать только Богу.

Поэтому: «Не заботьтесь, — говорит Спаситель, — о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем. Довольно для каждого дня своей заботе. Потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом» (Мф. 6:34). И еще: «Не ищите, что вам есть или что пить и не беспокойтесь. Ищите прежде Царствия Божия, и это все приложится вам»(Лк. 12:29).

Далее мы просим, чтобы Господь простил нам «долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим». Долгом в подлинном смысле слова называется всякая наша обязанность — то, что мы должны делать. Бог, полнота добра, сотворил нас для того, чтобы мы любили добро, делали его и служили Ему, а мы растрачиваем свои силы и свое время на всякую суету, грешим. И вот, Господь побуждает нас просить прощения, обещая простить нас. При этом единственным условием Своего прощения Господь ставит, чтобы мы простили тех, кто виноват в чем-нибудь перед нами. На важность этого условия несколько раз указывал Христос в Своих проповедях и в Своей притче о милосердном царе и немилосердном заимодавце (Мф. 18:23). «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14). И еще: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой и пойди, примирись прежде с братом твоим и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23).

В шестом прошении мы просим: «Не введи нас во искушение». Разные искушения и испытания должны придти, а мы должны преодолеть их. Воля, не закаленная в борьбе, не тверда; любовь и верность, бессильные бороться с искушениями, не имеют ценности. Радостно бывает для отца, если он видит своего сына избегающим дружбы с испорченными людьми. Мать просит у ребенка кусочек лакомств с целью испытать его, и если ребенок делится с ней, то она радуется его доброму сердцу. Любящий человек счастлив бывает, если эта любовь, подвергшись испытанию, остается нерушимо твердой. Гораздо большую ценность и долговечность приобретает такая любовь. Наша любовь к Богу должна стать несокрушимо твердой и до конца верной. А такой она может стать только пройдя через испытания. Вот почему Христос сказал, что«надобно придти соблазнам».

Но поскольку в искушениях таится возможность падения и измены Богу, то мы должны страшиться их и не доверять одним своим силам. Поэтому мы просим, чтобы Господь не дал нам пасть во время искушений, но послал нам силы побеждать их.

«Избави нас от лукаваго,» — просим мы в седьмом, последнем прошении. Лукавый, по-гречески, злой, низкий — это дух злобы и источник всякого зла — диавол.

В связи с этим необходимо ответить на вопрос, который часто задается: о происхождении зла в мире. Если Бог — Творец всего и нет ничего на свете, что бы не Им было сотворено, то спрашивается: не является ли Он и творцом зла, которое мы так часто наблюдаем в мире? Правильный ответ: Нет!

Бог все сотворил добрым, но сотворенные им личности наделены свободной волей. А свобода предполагает возможность выбора: повиноваться или не повиноваться Богу. И вот, те из сотворенных Богом духов, которые избрали верность Богу, стали Его ангелами. Те же, кто взбунтовались против Бога, сознательно избрали путь зла и стали демонами. Из этого первоначального зла, отпадения от Бога и противления Ему, родилось всё многообразное и многоликое клубящееся зло во вселенной. Но оно не обладает самостоятельной сущностью, оно ничего не создало и не способно создать. Оно существует лишь паразитарно за счет разрушения добра.

Ангелы решали вопрос о верности Богу однажды и навсегда, потому что они не связаны изменчивым и косным телом, но способны мгновенно, вне времени, постичь всю глубину различия между добром и злом и сделать обдуманный и решительный выбор.

Люди же, будучи телесными, связаны временем, подвержены изменениям, обладают способностью многократно склоняться то в сторону добра, то в сторону зла. Будучи сотворены Богом добрыми, они должны были сохранить и умножить это добро, устояв в искушениях и восходя от более легкого к более трудному. Но они не устояли в первом же искушении, поддались соблазну носителя зла — диавола и, будучи более слабыми, подпали под его влияние.

Но Господь не оставил людей в их губительном состоянии, Он стал принимать меры для спасения их, для возвращения им утраченной чистоты, помогал им бороться с грехом, руководя ими через своих праведников и пророков. Наконец, Бог послал в мир Сына Своего — Христа Спасителя, Который дал людям возможность стать членами Его благодатного Царства — Церкви. Диавол оказался побежденным. Но, одержимый безумной злобой, он продолжает искушать людей, играя на их глупости и слабостях.

И вот, против его хитрости и злобы мы и просим у Бога защиты: «Избавь нас от лукавого».

Заканчиваем мы молитву славословием: «Яко (т.е. потому что) Твое есть царство и сила и слава, во веки веков. Аминь». Мы сознаем и радуемся, что Ему принадлежит все это, хотя в нашем несовершенном мире, эти свойства проявляются тоже несовершенно.

Пусть пока будет так! Мы все же можем и должны ощущать себя, как посланцы великого могучего царя, которые перед лицом разбойников и бунтовщиков, восставших против непобедимого Владыки, безбоязненно возвещают об его силе и величии, о его немеркнущей славе.

«Христос царствует!» — радостно и победоносно восклицали древние христианские мученики, идя на смерть, перед лицом злобных, внешне торжествовавших, а внутренне же уже побежденных римских язычников. Так и мы, несмотря на внешнее торжество зла, знаем, что истинная сила, истинная держава принадлежит Единому Богу нашему, царящему над вселенной, а торжество зла — мимолетно и призрачно. Царство Христово придет, и мы заранее прославляем его пришествие. Оно не будет похоже на быстролетные царства земные, которые сегодня стоят, а завтра рассыпаются в прах. Оно — это Царство Христово — и ныне, и всегда, и во веки веков непоколебимо. А мы призваны наследовать это Царство (Лк. 12:32) и соцарствовать Христу.

Нам ли не радоваться и не благодарить Бога.