«МИР ПРАХУ ВАШЕМУ, ВОИНЫ ХРИСТОИМЕНИТЫЕ!»


Елена Семенищева


В октябре 1812 года путь отступавшей из сожженной Москвы армии Наполеона вновь лежал через Бородино. Один из французских офицеров впоследствии вспоминал: «Около Бородина мой ужас дошел до величайших размеров, когда я увидел на том же самом месте убитых во время битвы… Повсюду виднелись остовы лошадей и наполовину покрытые землей трупы,., валялись обломки ружей, барабанов, каски, фуражки…»


Война еще продолжалась, еще впереди было не одно сражение, но Бородинская битва заняла в их ряду совершенно особое место. На Бородинском поле русские воины защищали не только свое Отечество, но и Православие, потому и можно совершенно определенно говорить о том, что они удостоились мученических венцов, как удостаивались их во все времена те, кто пролил кровь за Христа. Это было понято многими современниками.


В первую годовщину сражения управляющий Московской епархией Преосвященный Августин (Виноградский) назначил в Сретенском монастыре поминовение по воинам, на брани убиенным. С собором духовенства владыка отслужил Божественную литургию и панихиду. В произнесенном там же Слове архипастырь дал оценку той жертве, что была принесена на поле Бородинском: «И так много потеряло Отечество во брани сей: но можно ли оценить то, что приобрело? Сею жестокою битвою спасена целость государства, сохранено величие и слава народа, возвращена безопасность и


тишина, гордый Фараон познал, что Россияне суть язык избранный, людие Божий, и Россия есть страна покровительствуемая небом».


Преосвященный Августин высказал тогда же пожелание ввести в круг церковного Богослужения Бородинскую поминальную субботу, подобно Дмитриевской, и включить в Четьи Минеи сказание о нашествии на Москву в 1812 году гордых галлов.


По благословению владыки в тот же день, 26 августа, архимандрит Заиконоспасского монастыря Симеон с духовенством города Можайска и ближних сел совершил панихиду в Бородине, на самом поле брани, — там, где земля хранила «в недрах своих любезные останки поборников и спасителей отечества».


Над полем, где еще недавно лежали непогребенные трупы, прозвучало проникновенное Слово архипастыря:


«Мир праху вашему, воины Христоименитые, вы, коих вера к Богу, верность к Монарху, любовь к Отечеству, решили положить живот свой на месте сем, прославленном чудесами вашего мужества!


Не глас бранной тру-бы воззывает вас из недр вашего безмятежного покоя: се мирный глас Церкви Христовой, ходатайствующий о вас пред Царем своим! Внемлите сему взыванию, взыванию той братской любви, которая, дорого ценя ваши жертвы, не находит больших жертв вам, кроме сих горячейших молений. Мы принесли днесь к вам не клятву — благословение, не укоризну — но прославление наших подвигов! Прославление подвигов! Ах! Кто прославит их достойно?


Вселенная в первый раз еще была свидетелем столь упорной, столь кровопролитной битвы. Неистовый враг, собрав безчисленныя полчища из многих народов, как быстрая река, стремился в сердце нашего Отечества, дабы поглотить всю нашу честь и славу. Место сие не токмо поставило ему преграду, но и положило начало к совершенному истреблению всех его нечестивых орд и хищнической власти. Здесь крепкая геройством и честию грудь Россиян явилась крепче адаманта. Тысяча пламенных жерл изрыгали поражение и смерть; земля колебалась и стенала от грома оружий: но един Россиянин поражал тысячи иноплеменных злодеев. Знаменитый Вождь непобедимых Россов воодушевлял их к новым победам, и, кажется, сам вождь небесных сил помогал в сей брани соименному ему Герою света.


Россияне, если где ваша доблесть и ваше искусство в брани удивили собою предков, современников и потомство, то на месте сем! Но и чего стоила слава сия? Куплена она ценою крови многих достойных сынов Отечества; приобретены без-смертные лавры побед смертию тех, коих жизнь бесценна для нежности родителей, супруг, чад, родства и дружбы. Здесь падоша сильнии и мужие именити в роде своем, падоша, но на падение врагов и на возстание соотничей. Здесь они потеряли жизнь; но сохранили достояние своих отцов и чад, жизнь сродников и друзей, жизнь своего Отечества; здесь они снискали себе и нам славу. Больше сия любви никто же и мать, да кто душу свою положит за други своя. Убо память их пребудет в благословениих: кости их да процветут от места их!


Утешься дщи Сионя, благословенная Россия! Не погибоша зде сынове твоим, но почиша в мире; а имена их живут в роды. И самое позднейшее потомство придет на место сие, излиет на прах их слезы благодарности и удивления; Святая Церковь будет всегда проливать, яко воду сердце свое пред лицем Господним, воздвигнет к Нему руце свои о душах их, да Царь неба и земли увенчает их нетленною славою на небесех!


Мир праху вашему, воины Христоименитые!»

Таким образом была положена традиция ежегодного поминовения в день Бородинского сражения православных российских воинов, за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших. На Бородинском поле поминовение это совершается и по сей день — ежегодно, 8 сентября, в День воинской славы России.