Есть в нашем обществе люди, которые как бы вытеснены из жизни, к ним относятся если не презрительно, то с подозрением и опасением, часто небезосновательным. Эти люди содержатся отдельно и, безусловно, вызывают общественное осуждение или, в лучшем случае, жалость. Возвращаясь в общество, они обычно не находят в нём места, их мало где берут на работу, сторонятся, избегают, даже боятся. Это заключённые.

Здесы выложен  материал, присланный сёстрами Николо-Сольбинского монастыря (www.solba.ru). В обители существует приют для девочек, ведётся социальная работа, и по мере сил сёстры оказывают помощь и узникам тюрем. 

Однажды учительница музыки из нашего приюта рассказала на первый взгляд комичный случай. На уроке она со старшими девочками (14–16 лет) разучивала песнопение «Милосердия двери отверзи нам…» композитора Березовского. Наши дети не знают политики и новостей, но, видимо, будучи где-то в городе, слышали фамилию Березовский, и им она показалась знакомой. Поэтому они спросили учительницу: кто такой Березовский? Она же, даже не подумав, стала рассказывать о том Березовском, который был тогда у всех на слуху, что это страшный человек, олигарх, который то-то и то-то, то есть распространённое общественное мнение. Тогда одна из девочек с надеждой спросила: «И он написал „Милосердия двери“?» Тут учительница, поняв свою ошибку, спохватившись, начала объяснять, что конечно же нет, что это совсем другой человек, хороший, композитор… Дети же без тени улыбки сказали: «А мы думали — покаялся». Смешно в этой ситуации было только учительнице.

Когда она потом рассказывала нам эту историю, то говорила, что её больше всего поразила чистая детская вера, что любой человек, как бы он ни погряз в грехах, насколько бы тёмной ни была его душа — любой человек через покаяние способен полностью изменить свою жизнь, возрасти духовно и даже достигнуть святости. Ведь именно так и учит нас Православная Церковь, показывая множество таких примеров.

Мы же не всегда так по-детски чисто верим в человека, бываем поспешны в своих суждениях и не столь милосердны. А ведь Господь верит в каждого из нас и ждёт нашего покаяния. В Послании к Коринфянам апостол Павел говорит, чтобы мы не были дети умом, но на злое были младенцами (1 Кор. 14, 20).

Народная мудрость говорит: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся». В основе её лежит заповедь о милосердии, ведь никто из нас не может с уверенностью сказать, что с ним такого точно никогда не случится. А если вдруг случится, то как мы будем тогда нуждаться в слове утешения, в поддержке или помощи.

В наш монастырь постоянно приходят письма от заключённых из разных тюрем России и ближнего зарубежья с просьбами о помощи. С годами писем становится всё больше и больше, сейчас нам пишут уже около 200 человек. И мы стараемся помогать по мере возможности — кому словом, кому посылками с необходимыми вещами.

Наша Церковь имеет большой, деятельный и очень благотворный опыт работы с заключёнными в тюрьмах. Господь приводит этих людей к вере самыми разными способами: часто через священников, которые посещают их или служат в тюремных храмах; кому-то случайно попадается в руки Евангелие или Библия и он начинает читать; кого-то приводит к вере сосед по камере.

Когда я изъявила желание отвечать на письма и отправлять посылки в места лишения свободы и стала этим заниматься, то от многих слышала упрёки и предостережения, что все эти люди просто хорошие актёры и вымогатели, что они очень красиво умеют написать и чего только не расскажут, что у них там свои какие-то связи… Но ведь с нас Господь спросит не об их честности, а о том, были мы милосердны или нет.

В каждом письме — жизнь человека, его мировоззрение, его горе, даже исповедь, и чаще всего покаяние. И в каждом письме — путь человека к Богу, Которого он познаёт в заключении. Встречаются особенные случаи, незаурядные личности, но и в простоте своей люди тоже бывают незаурядны. И мне давно пришла мысль поделиться этим. Не для того, конечно, чтобы все тут же переменили своё мнение о заключённых. Они несут наказание заслужено, среди них, безусловно, есть опасные для общества люди и бдительность и осторожность необходимы. Но главное — видеть образ Божий в любом человеке, даже в закоренелом преступнике, и верить, что любой человек способен на покаяние и, по благодати Божией, на преображение. Может быть, когда-нибудь, вспомнив об этих людях, мы будем более снисходительны и добры к тем, кто встречается нам на пути.

Вот выдержки из некоторых писем.

Раб Божий Павел, г. Пенза

«Меня зовут Павлом, мне 27 лет. Нахожусь я в колонии строгого режима в городе Пензе. Сижу я за убийство человека, сроку дали мне 10 лет, и сижу я уже 6-й год.

Божиим промыслом я теперь являюсь прихожанином церкви, которая находится на территории колонии. Раньше я веровал в глубине души в Бога (если это можно было назвать верой), но служить я продолжал страстям плоти, что и привело меня в колонию строгого режима. И попав в колонию, я не сразу пришёл к вере, я даже первое время сам смеялся над прихожанами, которые ходили в церковь. Можно себе представить, что я был за тип: курил, пил, ругался матом, постоянно гневался, пакости всякие делал и многое другое постыдное. Шло время — год, два, три. Я начал понимать, что меня в жизни ничего не интересует, всё мне надоело, любое занятие мне казалось бессмысленным и ненужным. Я начал искать себе занятие, начал читать книги: историю, психологию, философию, но ничего меня не устраивало — не то.

И однажды произошло вот что. У нас в колонии есть ПТУ, где мы овладеваем разными профессиями; дорога от ПТУ до барака проходит мимо церкви. И вот, возвращаясь из ПТУ в барак, я решил зайти в церковь и посмотреть, как там внутри всё устроено. Когда я зашёл в церковь и оказался среди икон, то почувствовал душевный покой, тепло, умиротворение, чего мне так не хватало среди окружающей меня мерзлоты, ненависти и злобы. Мне захотелось лечь на пол и никуда не идти, так мне было там хорошо.

Вернувшись в барак, я вспомнил, что когда-то один из заключённых, перебирая свои вещи, достал из сумки Библию и отдал её мне. Я положил её в свой баул, и она у меня пылилась там до этого момента. Я достал Библию и начал читать Ветхий Завет — сотворение земли и неба. И тут я понял: вот то, что мне нужно, то, что я искал. Я чувствовал, как моя оголодавшая душа насыщалась Святым Писанием. Это было похожее на то, как в детстве мне мама или бабушка рассказывали сказку, которая мне нравилась.

Вот так я нашёл то, что искал, свой смысл жизни. С тех пор я начал посещать богослужения и принимать участие в жизни Церкви. Слава Богу за всё!»

Раб Божий Димитрий, Мурманская область

«Родился и жил до 21 года в городе Петергофе под Санкт-Петербургом. Крестился в 1990 году в возрасте 10 лет. Меня привела в Петергофский собор святых первоверховных апостолов Петра и Павла раба Божия Евгения, ставшая моей крёстной. Таинство совершал на то время единственный иерей Григорий Ковальчук, и так вышло, что через пару недель он благословил меня прислуживать в алтаре. И так четыре года я был рядом с батюшкой, он заменял мне отца, которого у меня не было. Спустя некоторое время я привёл креститься своих атеистов — ныне покойную бабушку, рабу Божию Тамару, а затем и мать, рабу Божию Ларису. Сам потихоньку учился читать на церковнославянском, ездил с батюшкой по всем требам, иногда в хоре подпевал. В восьмой класс о. Григорий направил меня в школу при Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии, которую окормлял митрофорный протоиерей Игорь Мазур, исполняющий обязанности наместника тогда ещё не действующей как обитель Александро-Невской Лавры. Самого о. Григория по серьёзным семейным обстоятельствам перевели в Санкт-Петербург в Преображенский собор. Первое время я ездил к нему, пока его опять не перевели, а в 2010 году я узнал, что батюшки не стало.

В семинарии, где временно располагалась школа, мне повезло поближе познакомиться с прекрасным духовным светильником наших дней — ныне, к сожалению, покойным владыкой Иоанном (Снычёвым). Вскоре он благословил меня на иподиаконство. Но нечистый не дремлет, и почти сразу на меня посыпались искушения. Я всё бросил, в том числе и школу. В 2001 году в результате пьянок, гулянок и т. п. я впервые попал в тюрьму и сразу на большой срок.

В 2002 году меня этапировали в эту колонию. Первое, что бросилось в глаза, — храм прямо напротив вахты. Когда у меня появилась возможность, я сразу пошёл на исповедь, и после беседы батюшка благословил меня на клирос и на другие послушания. Вот уже десятый год, как Господь вернул меня в лоно Православной Церкви.

Наш храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость» построен и освящён 6 ноября 1994 года первым в местах лишения свободы Мурманской области. Уже пятый год каждый священник немногочисленной епархии раз в год должен служить в этих местах. Раз в две недели нас посещают разные батюшки. Чаще всех приезжают из Трифоно-Печенегского, самого северного монастыря, в основном, здесь бывает сам наместник, игумен Даниил, иногда служат соборно. Сейчас решается вопрос о назначении настоятеля, возможно, это будет кто-то из обители. Это было бы хорошо, так как у нас многие после освобождения остаются трудниками в монастыре, а некоторые и послушниками. Вот, к примеру, бывший староста в ИК посёлка Ревда — сейчас настоятель построенного под его руководством подворья в городе Мурманске, иеромонах Геронтий…»

Раб Божий Владимир, Вологодская область

«Пишет Вам бывший приговорённый к смерти, ныне пожизненно заключённый многогрешный раб Божий Владимир.

Осуждён я был очень давно, ещё в конце 80-х годов, и по сей день несу этот свой тяжкий крест. Раньше, при коммунистическом режиме, судили очень и очень строго, не так, как сейчас. И что мне, ничтожнейшему, только не пришлось претерпеть и пройти за все эти годы…

Всемилостивейший Господь и Пресвятая Богородица Заступница не отвернулись и не оставили меня, окаянного грешника, и оказали мне свою величайшую любовь и милость. Они дали мне время и возможность понять и осознать всё то, что со мной случилось, и то, что я натворил.

Жизнь моя повернулась так, что я оказался в этом жутком месте, и за совершённые преступления и грехи я теперь и раскаиваюсь. И в том, что я оказался здесь, в тюрьме, я никого не виню, кроме самого себя.

Дорогие матушка настоятельница и сестрички святой обители, я не ропщу, я совершил ужасное преступление, за что несу заслуженное наказание. И только по величайшей милости Господа я всё ещё жив.

Я просидел более 10 лет в одиночной камере и прошёл через тяжелейшие испытания и унижения. Я остался один и думал, что никто не в силах мне помочь. Я был изгоем, от которого все отвернулись и которого все уже забыли давно. И только один Господь и Божия Матерь никогда не оставляли меня грешного, и их присутствие и заступничество я всегда чувствовал, даже находясь в одиночке, и когда приходил в полное отчаяние от безысходности того положения, в котором я оказался по своей вине. И как мне, ничтожнейшему, найти слова и чувства благодарности, которые на сердце моём, в душе моей?!

За всё благодарение Господу — за горести и болезни, за испытания и трудности, за любовь и милость ко мне, многогрешному! Я только прошу в молитвах и письме: простите все меня, кому я вольно или невольно причинил горе, боль, страдания.

Мне сейчас 51 год, в заключении я нахожусь уже более 20 лет, и у меня нет ни друзей, ни родных, на которых я мог бы опереться и положиться в это трудное и тяжёлое время для меня. И сколько ещё продлятся все эти мои испытания, ведомо только одному Богу. Вот и мне только и остаётся полагаться и уповать на Господа и Божию Матерь и на их великую милость.

Крещён я был ещё в младенчестве, но пришёл к Господу и уверовал в Спасителя нашего Иисуса Христа только лишь в 1993 году. И это величайшее и радостнейшее событие в моей жизни случилось, когда я в свете слова Божия увидел все свои многочисленные преступления и грехи. И в этом мне очень помог наш дорогой батюшка отец Глеб Каледа. Здесь, в тюрьме, я в первый раз в своей жизни был на исповеди у отца Глеба. Покаялся в том, что убил человека, и в других своих многочисленных преступлениях и грехах. Слава Господу за всё!

И я от всего сердца благодарю Господа и Царицу Небесную, что по их милости мне в моей непутёвой и греховной жизни посчастливилось встретить такого удивительного пастыря, как наш батюшка отец Глеб.

По промыслу Божию и Пресвятой Богородицы, в перестроечные годы отец Глеб был одним из первых проповедников, которые стали посещать тюрьмы и нести нам, окаянным преступникам, грешникам, Свет, Истину, слово Божие.

Хвала и благодарение Господу! Господь полностью изменил всю мою жизнь, и я, грешный, от всего сердца благодарю моего Боженьку за все милости ко мне, ничтожнейшему. Ведь Господь помог мне выбраться из того болота, в котором я погряз. И главное, Он дал мне время и возможность для моего покаяния и ещё осознать всё то, что меня и таких, как я, ожидает после наших земных дней.

Слава Господу за все милости!»

Раба Божия Елена, Республика Марий Эл

«Зовут меня Лена, мне 32 года. Маму и папу похоронила, муж и сынишка тоже оставили меня одну и ушли за моими родителями. И вот я начала спиваться и воровать, а потом я совершила непоправимое. Мне от этого очень плохо, я порой ненавижу себя, я самая грешная на всей земле. Теперь я здесь, в местах лишения свободы, мой срок 7 лет. Я никого не осуждаю, что мне дали такой срок, я сама виновата, и за свои грехи отвечать только мне.

За эти места я могу сказать вот что: здесь нет ничего страшного, даже красиво, есть ёлки, сажаем цветы. Администрация здесь строгая, но всё равно добрая. Завхоз у нас цыганка, очень хороший человек, добрая. Храни её Бог! Начальница отряда у нас просто золотая. Дай Бог всей её семье здоровья и всего хорошего. Да и все здесь хорошие.

Самое главное — здесь есть церковь. Она на первый взгляд маленькая, но очень красивая и светлая, очень тёплая. Некоторые женщины ходят в церковь, мы читаем молитвы и ставим свечки, просим у Бога прощения. Приезжают сёстры и батюшка. Конечно, очень редко, но и за это им большое спасибо, что приезжают к нам, грешным. Мы исповедуемся и причащаемся. Я очень люблю ходить в церковь и разговаривать с Богом. Я не знаю, но мне там становится так легко… А сейчас я такая грешная, что за всю оставшуюся жизнь мне не замолить все грехи…»

Раб Божий Георгий, Кировская область

«Я родился и вырос в г. Ярославле, где, собственно, из родных осталась одна дочь и внучка, которая родилась в 2005 году, и счастье видеть её было недолгим — 4 месяца. В настоящее время осуждён и отбываю срок наказания в Кировской области. Срок немалый, но я практически смирился, осознавая всё то, что я совершил и натворил в своей жизни мирской. Мир меня и наказывает, поступает таким же образом, которым пользовался я, хотя и более гуманным. Но в первую очередь я благодарен Господу за то, что Он позволил мне приоткрыть глаза и по-новому посмотреть на окружающий мир — на солнце, небо, природу, людей… И главное, что Он устроил мои встречи с теми людьми, через которых я смог видеть, узнать Господа ближе.

Конечно, изначально всего этого чуда я не понимал, даже не догадывался о милости Господа, что Он устраивает всё так, а не иначе, оберегая мой путь и уберегая меня от нового и нового греха, от бездны, в которую я уже падал, набирая скорость.

Не могу сказать, что сегодня живу без греха, но стараюсь и хочу быть лучше, учусь через Писание и у святых отцов, как лучше и легче преодолеть оставшийся мне мирской путь и, быть может, удостоиться милости приблизиться к Царствию Божию.

Оглядываясь в прошлое, вижу его чёрным и безобразным пятном, жалею о потерянном бездарно и без пользы времени. А теперь хочется всё успеть и быть полезным, быть нужным, прославить Отца, сделать всё то, что умею и могу — осуществить предназначение.

Но во мне всё ещё живёт то, что яростно уговаривает вернуться в прошлое, с ним идёт отчаянная борьба, и мне порой приходится очень трудно. Всё это отражается на окружающих меня в виде выброса негативных эмоций, отчего вижу порой непонимание. Сдерживаю себя, как могу, оправдываясь тем, что в следующий раз этого не повторится…

У нас здесь есть свой храмик, который с большим удовольствием посещаю. Он освящён в честь Иоанна Крестителя. К нам приезжает отец Леонид Сафронов, он по возможности навещает нас, служит литургии, исповедует. Но приезжает он очень редко, и мы большую часть времени предоставлены сами себе. Регулярно утром и вечером проводим молебны, и радостно видеть новых и новых братьев во Христе, приходящих на молитву в храм. Слава Богу, приход растёт и насчитывает уже около 50 человек. И порой, особенно в праздничные дни, просто нет возможности повернуться (церковь у нас маленькая), не говоря уже о том, чтобы поклониться в ходе службы. И все идут в надежде обрести душевный покой, побыть это время наедине с собой, побыть наедине с Господом в тёплой и духовной обстановке — это так здорово!..

Я пишу музыку на стихи нашего батюшки отца Леонида Сафронова. С ними я уже занимал места в конкурсах, которые проводятся в УФСИН по Кировской области.

Дело в том, что я, прибыв в это учреждение, собрал и организовал работу ВИА из таких же осуждённых, как и я. Благо, имел опыт, играл в музыкальных группах разного направления по молодости, и это оказалось достаточным, чтобы поделиться навыками с оказавшимися рядом, желающими участвовать в этой музыкальной группе. Слава Богу, терпения и старания хватает, но с каждым последующим днём приходит разочарование и отчасти непонимание, о чём собственно и сетовал вам ранее. Оказываюсь в тупике, ведь вначале я планировал (и так оно и было) работать и исполнять песни своего сочинения, направленные на добро и прославление Господа. Так сказать, периодические творческо-тематические встречи, концерты, где через музыку разного направления можно дать осуждённым возможность задуматься над собой, над смыслом жизни, прожитой без Бога.

Вот от тех-то, кого собрал, подучил, теперь и встречаю непонимание, и вместо задуманного направления они озабочены популярностью и исполнением тех известных композиций, которые несут противоположный характер — негативный. Это и шансон, и эстрадные песни, в общем, всё, что нравится извращённым и испорченным умам.

Порой просто руки опускаются, но оставить начатого не могу и, оглядываясь, вижу, сколько сил и труда вложено в это дело. И хочется, в конце концов, достигнуть задуманного, вернуться к начатому направлению«.

Странно такие строки читать в письме из тюрьмы, что таким образом и оттуда люди прославляют Бога. Вообще для многих заключённых, пришедших к вере, характерно стремление поделиться этим с другими, сделать что-то доброе, принести пользу, в своём стремлении они бывают по-детски наивны.

Один уже очень пожилой и больной человек освободился условно-досрочно, но, побродяжничав 40 дней, вновь угодил за решётку. Из СИЗО он написал нам письмо, в котором просит прислать ему толкование Нового Завета и объясняет: «Ведь, дорогие мои, я возвращаюсь туда, где я нужен, ибо там я приносил пользу, рассказывая о Господе, а в больнице, где я постоянно жил, я распространял и литературу, и иконки, и внушал, убеждал, что надо жить с Господом. И сейчас будет так же, пока я жив, я буду полезен другим».

А другой в письме признаётся: «Со мной происходят удивительные дела, многое стал понимать, и всё вижу в другом свете. Желание у меня теперь только одно: сделать как можно больше добра, помочь людям на свободе, уже опустившим руки, сдавшимся перед обстоятельствами. Знаю, что это нелегко, но потому и хочу этим заняться, и уверен, что найдутся единомышленники, и мы вместе сможем хоть что-то сделать. Я уверен в том, что всё получится и мысли об этом не случайные. Всё от Господа — значит, это моё предназначение. Я испытал в жизни многое и знаю, что нужно помочь людям избежать всего плохого».

С одним из бывших заключённых довелось познакомиться лично, когда он, устроившись на работу в Москве, приехал в наш монастырь со своим напарником по работе, ещё далёким от церкви, показать ему, какая бывает жизнь с Богом. Он был глубоко благодарен за поддержку в трудное время и даже привёз в подарок детям двух попугайчиков и несколько пакетов с гостинцами.

Иногда мне кажется, что некоторые из тех людей приносят во славу Божию больше пользы, чем многие из нас, хотя мы имеем к тому больше возможностей.

Некоторые люди пишут даже не для того, чтобы что-то получить — они и не просят ничего, есть несколько заключённых пожизненно, которым даже посылки не положены. Они ждут только сло́ва ободрения, поддержки, совета или ответа на свои вопросы, с которыми им не к кому обратиться.

Встречаются письма от людей отчаявшихся или ропщущих. Бывает, просят совета и помощи люди, запутавшиеся в вопросах веры из-за массовой проповеди сектантов в тюрьмах. Есть тяжелобольные — туберкулёзом или другими заболеваниями из специальных отрядов, которые не получают необходимой медицинской помощи. А среди женщин часто встречаются такие, у которых дети в детских домах, и они просят прислать посылку не для себя, а для детей на адрес детского дома.

Но больше всего поражает искреннее стремление этих людей к Богу, признание своей греховности и желание успеть ещё сделать что-то хорошее в жизни. Да, они снова грешат и падают и, выйдя на свободу, многие, спустя недолгое время, вновь оказываются в тюрьме. Но ведь Господь видит и намерения сердечные. И может принять покаяние в самый последний час, как принял покаявшегося разбойника и ввёл его в рай.

Этот час и суд Божий ожидает всех нас. И как будем мы нуждаться тогда в снисхождении от Господа, чтобы Он отверз всем нам двери Своего милосердия.

http://otrok-ua.ru