Галина Невская
 

Пьеса «Подмостки европейской сцены в декабре 1812 года» разыгрывается на хлопчатобумажном платке. Главный герой спектакля — Наполеон Бонапарт. Десять сатирических рисунков-действий, расположенных на полуметровом квадрате кирпичного цвета, рассказывают не только о европейской драме, изменившей соотношение сил в Европе в декабре 1812 года, но и других жизненных коллизиях, в которых император Франции проявил себя не лучшим образом. Маленький экскурс в историю правления Наполеона позволит глубже понять смысл и значение этой своеобразной «наглядной агитации».

Весной 1802 года был заключен мир, получивший название Амьенского, между Англией, с одной стороны, и Францией, Испанией, Батавской республикой — с другой. Европа, уставшая от десятилетней войны, облегченно вздохнула. А историки и политики, изучавшие этот период деятельности Наполеона — первого консула (еще не императора Франции!), подметили любопытную деталь: Наполеон, всегда болезненно воспринимавший критику в свой адрес, потребовал включения в условия мирного договора пункта о том, чтобы «пасквилисты» (писатели, журналисты), которые осмелятся осуждать его персону или политику, приравнивались к убийцам и фальшивомонетчикам и несли суровую кару. Досадили, видимо, британцы тщеславному корсиканцу, которого величали «маленькимБонн».

В коллекции музея хранятся листы английской сатирической графики, главный герой которых — Вони. Видимо, многолетний опыт сатирического показа Наполеона пригодился и при разработке эскизов платка, ибо делали его англичане. Правда, в отличие от графических листов, где Наполеон изображался подчеркнуто гротескно, рисунки на платке выполнены в спокойной манере.

Центральное место отведено финалу кампании 1812 года — позорному бегству Наполеона Бонапарта из России, которая (в образе императора Александра) гонит его прочь со своих земель.

Великолепны и другие участники этой главной сцены: решительно устремилась за Россией Швеция, обнажил свой меч король Пруссии. А вот Австрия еще выжидает, и в смущении поглядывают на нее князья Рейнского союза, как бы вопрошая: «А нам-то с кем?..» Не просчитаться бы…

В смятении и оживлении зрители, наблюдающие этот акт декабрьской трагедии 1812 года. Одни, уже прочитавшие лживый бюллетень

Наполеона о победе в России, с сомнением слушают других, изучающих правдивую депешу английского посла в Петербурге Вильяма Каткарта. Кому верить?

Чтобы Европа еще раз удостоверилась в императорской лжи, художник решил напомнить: в жизни Наполеона хватало места неблаговидным поступкам — он не церемонился при выборе средств для решения своих проблем. Неправда, обман, намеренное искажение истины — излюбленная тактика его действий.

Свидетельствуют об этом и темы исполненных на платке композиций. Вот некоторые из них:

— любовные отношения с Жозефиной, которая, благодаря своим прежним связям и поклонникам, помогла Наполеону получить командование итальянской армией;

— расстрел герцога Энгиенского после необъективного суда;

— лишение испанского короля Фердинанда VII прав на правление в Байоне;

— расстрел турецких пленных после обещания сохранить им жизнь;

— попрание Библии (Наполеон небрежно поставил на нее ногу) и принятие им «магометанства».

В овальных медальонах по углам платка — портреты жертв Наполеона: людей, безвинно пострадавших и лишенных жизни по приказу французского императора.

А в центре платка — три античные фигурки, одна из которых — История — беспристрастно заносит все увиденное в свою Книгу.

Известно, что заказ на изготовление платка в начале 1813 года приняла одна из английских мануфактур по просьбе Пруссии. По замыслу заказчиков, такая «агитка» , выполненная на прочном материале, а не на бумаге, должна была распространяться на территории Австрии и землях Южной Германии, еще находившихся на стороне Наполеона, и соответствующим образом формировать общественное мнение. Такое своеобразное панно могло украсить интерьер любого помещения или, не привлекая особого внимания, лежать на чьих-то плечах. Универсальное произведение.

После изготовления платки морем были отправлены в Германию, но весь тираж погиб в результате кораблекрушения. А немногие экземпляры, оставшиеся на фабрике, сразу стали бесценными.
Так платок, не сыгравший отведенную ему роль агитплаката, оказался в другой, не менее значительной роли — раритета.

площадку высотой около шести метров. На ней укрепили полукругом картон, чтобы можно было лучше осмотреть поле и, выбрав наиболее удачный момент битвы для изображения на холсте, начать первоначальный эскиз.

Живописное полотно панорамы было решено создавать в Мюнхене, в оборудованной для этой цели мастерской. Уехав в Баварию, Рубо продолжал изучать документы, исторические материалы, а также иконографические источники, которые преломились в его творческом воображении весьма своеобразно.

Рубо считал своей главной задачей создание русской панорамы, поэтому было важно, какой момент сражения будет изображен на холсте и предметном плане. Внимательно изучив многочисленные источники, он стремился показать битву, «где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно», так как полагал, что основой активной обороны русских войск в Бородинском сражении было успешное взаимодействие разных родов войск.

Воплощению подобной военно-исторической концепции способствовала панорамная форма, позволявшая изображать события, развивающиеся во времени. Это определяется одной из особенностей человеческого зрения, предполагающего последовательность взглядов, что заключает в себе время в очень сжатом виде. Таким образом панорама дает возможность совместить разновременные эпизоды сражения, которые наиболее полно выражают главную мысль художника. Именно поэтому Рубо избрал сюжетной основой своего «Бородина» несколько эпизодов сражения, одним из которых стал бой за батарею Раевского около десяти часов утра, то есть момент контратаки русской пехоты на временно занятое французами укрепление. Чтобы достойно представить взаимодействие всех родов войск российской армии, он включил эпизод кавалерийского боя во ржи (схватку саксонских и вестфальских кирасир с бригадой генерала Бороздина-2), происходившего после полудня, на два с лишним часа позднее контратаки пехоты.

Две трети холста первоначального эскизного варианта панорамы, хранящегося в Бородинском музее, дают нам право по достоинству оценить исходную концепцию автора, в которой главная роль принадлежала пехоте. Не случайно некоторые историки называли этот вариант «гимном пехоте». Действительно, одним из двух композиционных центров эскиза стал эпизод контратаки на занятую французами батарею Раевского 3-го батальона Уфимского полка, возглавляемого генералом А.П.Ермоловым.

Глубина пространства, изображенного на полотне, невелика. Она ограничена склоном холма, но и на небольшом поле перед батареей Раевского Рубо сумел разместить значительный отряд русской пехоты. Он превосходно передал динамику боя. Фигуры солдат почти слились со склоном высоты, острия их штыков направлены в одну точку — к вершине кургана, куда указывает рука Ермолова, скачущего на белом коне в гуще пехоты. Воля полководца соединилась в общем порыве с устремленностью массы солдат.

В изображении больших отрядов войск Рубо идет от общего к частному. Его основная цель — передать психологическое состояние батальона уфимцев в целом. Единство русской армии баталист подчеркнул, показав плотную группу пехотинцев обобщенно и выделив лишь фигуру военачальника. Главное в трактовке этого эпизода — стремление российских солдат вперед, к победе над противником.

На полотне хорошо виден юго-восточный склон Курганной высоты, по нему уфимцы устремились в контратаку. Со смотровой площадки, которая находится на краю Семеновского оврага, этот склон почти не виден. Чтобы его осмотреть, следует встать несколько выше, ближе к батарее Раевского, и восточнее, то есть за домами деревни Семеновское — на холме, господствующем в этом районе поля. С этой же точки вдали, на юго-западе, просматривается позиция войск Наполеона. Хорошо видно пространство, где шел несколько часов бой за Багратионовы флеши. На нем разворачивались пехотные части российской армии (в их числе — и дивизия генерала П.П.Коновницына), которые отбивали у противника укрепления левого фланга. Рубо приблизил их к зрителю, как и батальон Уфимского полка, действовавший в центре позиции. Горизонтальное членение этой части полотна на ряд планов помогает художнику изобразить большое пространство, на котором идет жестокий бой. На холсте — огромные массы сражающихся противников. Части французской пехоты и кавалерии атакуют Семеновские высоты. Русские артиллеристы, встречая неприятеля на правом берегу ручья, стреляют почти в упор, переходят врукопашную, а издали приближаются многочисленные войска французов. У горизонта виден район деревни Шевардино, где стоит в резерве гвардия Наполеона. Там же, на командном пункте, едва заметна маленькая фигурка французского полководца, руководящего своими войсками.

Два несохранившихся холста первоначального варианта панорамы были объединены общим сюжетом — отражением российскими войсками неудачной атаки противника на флеши. В контратаку двинулась выходящая из Утицкого леса дивизия Коновницына. В ее составе со знаменем в руках генерал А.А.Тучков, увлекающий за собой солдат своей бригады. Кирасиры И.М. Дуки, содействуя пехоте, теснят французов, уже покидающих русские укрепления.
Расширяя сюжетную канву панорамы, Рубо включил в нее эпизод кавалерийского боя у батареи Раевского, происходившего позднее на два часа. Это было необходимо для утверждения главной идеи художника и вносило разнообразие в композицию, позволяя показать зрителю особенности строя, вооружения, экипировки кавалерийских частей обеих армий. Баталист изобразил тяжелую кавалерию Наполеона, саксонских и вестфальских кирасир, которые развернутым строем приближаются сплошной стеной к батарее Раевского. Им навстречу на рысях двигаются полки русских кирасир генерала Н.М.Бороздина. Польские уланы Рожнецкого.