Как привольно лежать на диване, напротив раковины с немытой посудой, и читать «Древний патерик», восхищаясь подвигами святых…

Да, в жизни всегда есть место подвигу. И всегда есть место выбору. Ну вот, например:

Пробуждение

  • Можно, открыв глаза, осенить себя крестным знамением, бодро встать.
  • Можно, открыв глаза, осенить себя крестным знамением, сладко зевнуть, перевернуться на другой бок, поразмыслить, не началась ли на Крещатике сезонная распродажа одежды.

Пища духовная и телесная

  • Можно, подождав, пока «мысли оставят все земное», помолиться со вниманием.
  • Можно рассеянно пробежать глазами знакомые наизусть слова, попутно верстая в голове планы на день.

 Теперь о приятном:

  • После молитвы можно приготовить полезный завтрак: сварить геркулес и нарезать салат. В общей сложности — не больше получаса.
  • Можно, «чтобы не опоздать на работу», позавтракать второпях: настрогать полбатона, полить майонезом, украсить колбасой, на бегу включить телевизор… Попасть — несомненная удача! — на спецпроект канала «Animal planet» о вымирании антилопы гну. Просидеть перед телевизором час.

Любовь к ближним

  • После завтрака можно вымыть посуду и в темпе собираться на работу.
  • После завтрака, решив, что все равно уже опоздала, можно завалиться с телефоном на диван.

Телефон тоже дает возможность выбора:

  • Позвонить родственникам, поинтересоваться их проблемами, предложить помощь.
  • Позвонить подруге, чтобы «дожать» таки вопрос о сезонной распродаже. Заодно поделиться сведениями о трагедии антилопы гну и обсудить иные безотлагательные вопросы.

Дело всей жизни

  • Завершив беседу, можно надеть приготовленную с вечера одежду попроще и выйти из дому.
  • Пообещав подруге перезвонить с работы, можно полчаса провести перед одежным шкафом в позе роденовского Мыслителя. Еще полчаса уделить примерке. Впасть в уныние: носить нечего, я толстая.

В поте лица

  • Придя на работу, можно составить список дел и приступить сперва к самым важным…
  • А можно начать рабочий день нетривиально! Например, с дегустации новых чаев — все равно скоро обед, работать уже нет смысла. Заодно можно поболтать с коллегами. В творческом коллективе важно создавать непринужденную атмосферу. Создавать и поддерживать… поддерживать…

Ого, шесть часов! Пора приступать к выбору сценария на вечер! А ведь это самое интересное, пожалуй, за целый день:

  • Можно посидеть с детьми беременной сестры, чтобы отпустить её с мужем в кино.
  • Можно поддаться на уговоры воздыхателя и, зевая, отсидеть с ним дежурный концерт симфонического оркестра. Мысленно поставив себе зачет на ближайшие пару месяцев.
  • Можно подарить себе вечер на диване с хорошей книжкой. Тот же Древний патерик заложен на середине… Там так много славных мыслей. Вот послушайте: «Кто желает великого, не бывает занят второстепенным» — это Ефрем Сирин сказал. Или вот, авва Дорофей: «Нам никто не вернет это время, если мы его потеряем»…
  • ***

Мы не выбираем ни цвет своих глаз, ни свекровь, ни младших братьев. Кто-то говорит, что никакого выбора в этой жизни у нас нет. Но отчего тогда каждый вечер я ощущаю за плечами вес этого бремени — тяжесть скопившихся за день неверных ответов на самые простые вопросы, которые ставит передо мной жизнь? Не потому ли, что существуют и правильные ответы, и они мне были известны? Не потому ли, что я могла, я была свободна выбрать их?

***

Однажды от писателя Тараса Прохасько я услышала ценные слова. Он сказал: «Череда невыбранного, гигантский перечень отклоненных возможностей, людей, отношений, слов, мест и поступков, ощущений и переживаний… накапливается в твоем „unreal“. Все это не реализовано, а потому бесконечно. Это кладбище, которое всегда с тобой».

…Пока я закапываю на этом кладбище свое «вчера», часы бьют полночь. За окном рождается новый день.

Никто не вернет мне этот день, если я его потеряю.