Т.В. Федорова


 



К вопросу о защите бородинского поля при строительстве Можайского водохранилища


Начало москворецкому источнику водоснабжения столицы было положено в


1902 г., когда в Москве был построен новый водопровод с забором воды из Москвы-реки у д. Рублево.

В 1935 г. были построены и введены в эксплуатацию водохранили­ще и гидроузел на р. Истре.

В 1948 г. Исполком Моссовета принимает решение № 4/53 от 6 февраля «О проведении изыскательских работ для проектирования водохранилищ на р. Рузе и в верховьях Москва-реки»1.


В 1949-1952 гг. специалисты проектного института Гидроэнер-гопроект, выполняя Решение Моссовета, предложили построить три водохранилища — Можайское, Рузское и Озернинское. Первое водо­хранилище было намечено построить в Можайском районе.

Строительство любого водохранилища начинается с выбора райо­на створа. Для Можайского водохранилища это населенный пункт Марфин Брод, что оказалось большой проблемой для Бородинского поля, так как при перекрытии плотиной р. Москвы в районе Марфина Брода складывается следующая ситуация:


•       в месте впадения р. Колочи в Москва-реку подпор воды будет со­ставлять 16 м;


•       напор воды распро странится по долине р. Колочи на длину 9-10 км до деревень Алексинки и Фомкино; при этом ширина водного зер­кала в районе Нового Села достигает 600 м при глубине 12 м; ши­рина зеркала в с. Бородине — 350 м при глубине 7 м;


•       соответственно напор воды будет воздействовать и на притоки р. Колочи — р. Воинку (длина 1,5 км) и ручей Стонец (0,7 км); ши­рина зеркала по обоим притокам будет составлять 50-150 м.


Следовательно, если не принять дополнительных мер, то будут затоплены пойма р. Колочи на Бородинском поле (отметки 173-180), Новое Село и частично с. Бородино.

Проектировщики считали, что с этим можно согласиться, посколь­ку основная часть Бородинского поля, расположенная между Горками и Шевардиным (музей, обелиск Кутузову и другие памятники, нахо­дящиеся на отметке порядка 188), не будет затоплена. Практика пока­зывает, что при строительстве любого водохранилища теоретические расчеты не всегда совпадают с реальными последствиями деятельно­сти человека. В рассматриваемом случае реальная опасность нависа­ет над памятниками Нежинскому драгунскому полку и лейб-гвардии Егерскому полку и матросам Гвардейского экипажа.


Любое строительство задевает обычно чьи-то интересы. С одной стороны, Москве нужна вода, с другой — Бородинскому музею очень важно сохранить весь ландшафт Бородинского поля на момент реша­ющего сражения Отечественной войны 1812 года.

Напрашивается вопрос: где и как выбирают район створа про­ектировщики? Район створа выбирается в соответствии с общей схе­мой водохозяйственного использования реки технико-экономическим сопоставлением различных вариантов, но с учетом только технико-экономических показателей: климатических, топографических, гидро­логических, строительных и инженерно-геологических. А такие фак­торы, как охрана памятников культурного наследия, охрана памятников военной истории и т. п., к сожалению, в расчет не принимаются.


А каково же было общественное мнение по вопросу строительства Мо­жайского водохранилища и гидроузла? Я просмотрела все номера нашей районной газеты с 1953 по 1961 г. Никаких обсуждений, недовольств, кро­ме кратких сообщений, что у нас будет море, кое-каких фотографий, кото­рые стали появляться, когда строительство шло уже полным ходом.


Но есть один интересный документ, из которого видно, как прини­мались решения по вопросу отвода земли под строительство Можай­ского водохранилища.

Решение Мособлисполкома № 1134/14 от 29 декабря 1955 г. «Об отводе Управлению водопроводно-канализационного хозяйства Мос-горисполкома земельных участков под строительство и сооружение Можайского гидроузла первой очереди»2 принималось на основании письма №2712/607 от 16 декабря 1955 г., подписанного начальником Московского областного управления сельского хозяйства Н. Дроздо­вым. В этом письме есть следующие строчки: «Размер намеченных к отводу земельных участков обоснован. Согласие общих собраний чле­нов колхозов и других землепользователей на отвод земель имеется. Ис­полком Можайского райсовета ходатайство Мосгорисполкома об отводе земли поддерживает»3. Так что юридически все сделано было правильно: владельцы земли не возражали против строительства гидроузла, а админи­страция района и области их решение поддержали и также не возражали.

Так как из требуемой земли в 129 га под строительство водохрани­лища колхозная земля составляла 93,56 га, т. е. 87 %, то я попыталась найти протоколы общих собраний колхозников. В Можайский архив я дала заявку по 11 колхозам, мне были выданы описи только по четы­рем колхозам: имени Кирова (Рахманово, Беззубово, Логиново, Новое Село, Старое Село), имени Булганина (назывались также «Рассвет», «Победа» — Криушино, Маслово), «Путь Ильича» (Троица, Зарецкая слобода, Овсянниково), имени Хрущева («40 лет Октября»). При этом протоколы общих собраний были в описях только трех колхозов. Так как вопрос об отводе земель под строительство Можайского гидроуз­ла рассматривался на заседании Можайского райисполкома 31 октяб­ря 1955 г.4, то на собраниях колхозников этот вопрос должен был рас­сматриваться раньше. Согласно же архивным данным, вопрос отвода земли в колхозе им. Булганина обсуждался 28 ноября 1956 г., а в кол­хозе им. Кирова — 8 августа 1957 г. Все это наводит на мысль, что этот вопрос вообще с колхозниками в 1955 г. не обсуждался.

Обычно любой проект проходит согласование у заинтересованных сторон. Проект строительства Можайского гидроузла не был исключе­нием и, естественно, вопрос защиты Бородинского поля не мог быть обойден вниманием. Нелегко было отстаивать свои интересы. Очевид­но, что на тот момент Можайская администрация оказать существенное давление на проектировщиков не могла, поэтому единственно верными были действия администрации Бородинского музея, которая обратилась за помощью в Министерство культуры не только РСФСР, но и СССР.


Большую роль сыграл в этом вопросе бывший в то время директо­ром Бородинского музея Сергей Михайлович Клавдиев. Он понимал, что очень важно было создать вокруг этого вопроса правильное обще­ственное мнение, которое формируется мнением известных людей. Поэтому в 1953 г. он начал заниматься вопросом утверждения нового состава Ученого совета музея, и 16 октября этого же года вышел при­каз Министерства культуры РСФСР с утвержденным списком членов Ученого совета. Список был очень представителен, и многие члены этого совета активно защищали интересы музея.


Варианты защиты Бородинского поля удалось узнать в архиве про­ектного института Гидроэнергопроект. Оказалось, что было разрабо­тано три варианта.

Первый предусматривал защиту долины р. Колочь в центральной части Бородинского поля.


По этому варианту предполагалось строительство:


•      
четырех плотин — двух на р. Колочи: верхняя (6 — Алексинки) и нижняя (4 — Горки-Захарьино), причем на нижней плотине долж­на быть насосная станция для откачки воды, водосброс с сегмент­ным затвором, водоотбойный колодец; а также плотины на р. Во-инке (5) и на ручье Стонце (3).


•       трех водоотводных каналов с железобетонными лотками. Суммар­ная длина каналов 7, 8-3,5 км, а канала 9-1,2 км. Воды из каналов сбрасываются в Можайское водохранилище ниже д. Захарьино. В конце канала, обозначенного на схеме цифрой 7, при сбросе воды на уровень проектной отметки 183 получался напор 6 м, поэтому предполагалось построить еще небольшую ГЭС.

Таким образом, добавляется еще три водохранилища. Параметры пло­тин и производственных зданий (насосной, ГЭС), а также потребность в путях подъезда, электроснабжении и т. п. явно не будут способствовать со­хранению комплекса природных условий 1812 г. Трудно себе представить памятник Кутузову, стоящий на берегу дополнительного водохранилища!

Понятно, что такой вариант защиты не устроил сотрудников Бо­родинского музея, и проектировщики вынуждены были рассмотреть другие варианты.

Новый вариант защиты долины р. Колочи был предложен с двумя подвариантами:


а) плотина на р. Колочь в районе Нового Села;


б)        плотина на р. Колочи в районе Старого Села.
Представлены сопоставительные данные по основным показате-
лям при строительстве по этим вариантам (см. табл. 1):

Стоимость варианта, предусматривающего плотину в районе Но­вого Села дешевле, но в этом случае исчезнет участок Бородинского поля, по которому проходил знаменитый рейд через р. Колочь казаков Платова и конницы Уварова.

И прежде чем было принято решение о защитных мероприятиях в районе Бородинского поля, проект прошел детальное обсуждение в Министерстве культуры РСФСР, по этому поводу состоялся ряд со­вещаний с участием партийных и общественных организаций, автори­тетных представителей военных кругов, исторической науки, литера­туры и искусства. На этих совещаниях говорилось о недопустимости какого-либо изменения исторического ландшафта Бородинского поля.

На Бородинское поле выезжали разного ранга комиссии, в том чис­ле была очень представительная комиссия в составе заместителей ми­нистра культуры СССР (В.М. Кеменов), министра культуры РСФСР (И.И. Кондаков), председателя Моссовета (Н.М. Бобровников), члена Ученого совета музея (генерал-лейтенант А.В. Сухомлин), начальника управления водопроводно-канализационного хозяйства (Г.С. Горин) председателя Можайского райсполкома (М.С. Макаров) ответствен­ных сотрудников Госкомитета по делам строительства, Моссовета, Управления Министерства культуры, представителей Московского отделения института Гидроэнергопроект и других лиц.

Влияние общественного мнения на решение этой проблемы было настолько сильным, что проектировщикам предложено вообще пере­смотреть район створа Можайского гидроузла. Проектировщики вынуждены были проработать и это предложение.


Вариант А — расположение гидроузла на р. Москве на 13 км выше от створа Марфин Брод в район створа Аксаново — Рахманово. При этом водосборная площадь уменьшалась (с 1370 до 1000 км2) и ис­ключалась часть водохранилища с наибольшими глубинами (район населенных пунктов Маслово — Горошково — Полибино).

Емкость водохранилища также уменьшалась до 40% от предусмо­тренной техническим заданием величины, а отдача водохранилища со­ставляет только 50% от проектного значения, а это было недопустимо.

Чтобы получить требуемые проектные значения, необходимо в створе Аксаново — Рахманово иметь отметку водохранилища 193.

Увеличение же отметки связано с большими затратами, так как зна­чительно увеличивается объем земляной плотины по сравнению с плотиной в створе Марфин Брод, а также возникает необходимость в постройке защитной дамбы длиной 5 км по левому берегу р. Мо­сквы для предупреждения перелива воды в бассейн р. Исконы.

Стоимость гидроузла по сравнению с расположением его в створе Марфин Брод увеличилась на 50 млн руб., да и поднятие горизонта воды до отметки 193 оказалось невозможным по геологическим причинам.


Вариант Б — расположение гидроузла ниже г. Можайска на 12 км (в районе Красного Стана). Этот вариант оказался неприемлем, так как в зону затопления водохранилища попало более 20 населенных пунктов, часть г. Можайска, городская гидроэлектростанция с плоти­ной на р. Москве, насосная станция с водозабором железнодорожной ст. Можайск, МИЗ с капитальным кирпичным фабричным поселком с населением порядка 1200 человек, личные хозяйства, ряд предпри­ятий и колхозов.

А размер капиталовложений по переносу зданий и компенсации за ущерб от затопления будет очень велик.


Поскольку технико-экономические показатели в послевоенное время были самым главным, то эти варианты изменения створа Мо­жайского гидроузла были отвергнуты. В итоге был оставлен прежний район створа гидроузла — Марфин Брод.

В конечном счете был выбран вариант защитных мероприятий на Бородинском поле, связанный с возведением плотины у Старого Села. Процесс согласования этого варианта начался письмом Министерства культуры РСФСР № 01-973/12 от 16 апреля 1954 г., направленным в Государственный комитет по делам строительства Совета Мини­стров СССР, председателю Исполкома Московского городского Сове­та депутатов трудящихся и Гидропроект: «…Министерство культуры РСФСР… просит разработать проект, предусматривающий сооруже­ние только одной плотины в устье реки Колочи»5.

При рассмотрении проекта в УВКХ Мосгорисполкома и в Техни­ческом управлении Моссовета было предложено включить в сметную стоимость строительства гидроузла затраты по защитным мероприя­тиям в районе Бородинского поля.

В решении Технического управления Моссовета от 17 марта 1953 г. по этому поводу записано: «Учитывая, что Бородинское поле являет­ся крупнейшим историческим памятником русского народа, в целях сохранения его в неприкосновенном виде, предусмотреть в проетном задании мероприятия, гарантирующие Бородинское Поле, примыкаю­щее к р. Колочь от затопления в меженный период»6.

Окнчательно технический проект по Можайскому гидроузлу был рассмотрен Госкомитетом по делам строительства при Совете Мини­стров СССР 21 января 1955 г. и утвержден Советом Министров СССР 26 февраля 1955 г.

Составной частью проекта по строительству Можайского водохрани­лища является проект защитных мероприятий в районе Бородинского поля со створом защитного гидроузла на р. Колочь в районе Старого Села.

О роли С.М. Клавдиева в отстаивании интересов Бородинского музея читаем в одной из пояснительных записок проекта: «При пере­работке схемы защиты Бородинского поля учтены также пожелания директора Бородинского музея полковника С.М. Клавдиева»7.

С.М. Клавдиев принимал участие в трех из пяти совещаний, про­веденных в июне 1956 г. в Техническом управлении Мособлисполкома по вопросу технического проекта Можайского гидроузла. В протоколах отмечено, что в обмене мнениями принимал участие и С.М. Клавдиев.

В протоколе совещания от 21 июня 1956 г. в пункте «поручить про­ектной организации» в постановляющей части записано: «…при разра­ботке рабочих чертежей учесть предложение директора Бородинского музея т. Клавдиева о желательности специальной надписи на Колочской насосной станции отметить ее назначение»8. Проектировщики выпол­нили просьбу С.М. Клавдиева — материалы проекта по насосной стан­ции Колочь получили название «Защитн^1й гидроузел на р. Колочь».


Итак, строительство защитного гидроузла на р. Колочь по денеж­ным затратам составило 20% от общих денежных затрат на строи­тельство водохранилища и гидроузла. Эксплуатация данного объ­екта по денежным затратам и другим видам затрат тоже выглядит внушительно: ежегодно перекачивается в среднем 32 599 тыс. м3 воды, затраты электроэнергии — 1 979 813 квт/ч, эксплуатационные затраты — 4 125 тыс. руб.


Строительство Можайского гидроузла, на мой взгляд, позволило ускорить и процесс получения в 1961 г. Бородинским музеем статуса музея-заповедника. В пояснительной записке одного из вариантов за­щитных мер по Бородинскому полю в техническом проекте сказано: «При этом разъяснено, что термин «историческая обстановка» преду­сматривает сохранение неизменным комплекса природных условий, имевших место в 1812 году в районе Бородинского сражения. Сохран­ность этого комплекса дает возможность понять гениальность стра­тегического замысла М.И. Кутузова. Одновременно была выявлена


реальная перспектива объявления территории Бородинского поля в ближайшем будущем Историческим заповедником»9.


 



 



ПРИМЕЧАНИЯ


1 Центральный архив г. Москвы (ЦАГМ). Ф. 150. Оп. 1. Д. 1103.


2 Центральный государственный архив Московской области (ЦГАМО). Ф. 2157. Оп. 1. Д. 4654.


3 Там же.


4 Там же. Ф. 2847. Оп. 1. Д. 1076.


5 Архив проектного института Гидропроект.


6 Там же.


7 Там же.


8 Архив Можайского гидроузла.


9 Архив проектного института Гидропроект.