http://www.naslednick.ru

 Для прошлого номера журнала благодаря новым технологиям нам посчастливилось взять интервью у Федора Михайловича Достоевского. Получилось. Мы решили не останавливаться на достигнутом и отправили нашего главного редактора к великому святителю и отцу Церкви Иоанну Златоусту. И хотя нас отделяло от святого 16 столетий, нам удалось задать свои вопросы и получить на них подробные ответы, которые мы публикуем в значительном сокращении.

            Если можно, владыка, проясните для наших читателей, как следует относиться к своему дому. Эта тема очень важна для молодых людей. Ведь часто у них нет собственного дома, они вынуждены снимать жилье, часто переезжать. Многие мужчины сильно переживают, что не могут обеспечить жену и детей собственным домом.

Я удивляюсь тем, которые говорят: это мое поместье; это мой дом. О, как напрасно усвояется не принадлежащее, и чужое охватывается тремя обманчивыми буквами! Как никто не считает своими маски фокусников, но покрываются ими все лицедеи, так владеют землей и вещами на ней: будто одеваются в одежды друг за другом. Скажи мне: ведь ты не могущественнее царя? Однако исследуй царское, разбери верхние царские одежды. Ты достаточно найдешь такого, чем облекались тела многих царей, как то: венцы, застежки, пояса; (найдешь) всё наследство непостоянным, пользование пустым, переходящим от настоящих к будущим. В чем же выражается достоинство начальника? В серебряной повозке? В золотой трости? Ты видишь, что начальник не всегда этим владеет, и не всегда тот же самый, но каждый – на короткое время. Как погребальные носилки принимают тела друг за другом, так сменяют эти начальнические знаки пользующихся ими. Отсюда апостол, наставляя в этой мысли, часто восклицал к нам: «Пользующиеся миром сим должны быть, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего» (1 Кор. 7: 31); «Мы ничего не имеем, но всем обладаем» (2 Кор. 6: 10).

            То есть нет принципиальной разницы между домом, находящимся в собственности, и между временно занимаемым на неопределенных основаниях жилищем?

            Слово нам показало, что даже над самими собой мы не господа, но правители. Всё подлежит законам и повелениям; (человек) есть раб Законодателя и подданный. Если части нашего тела не свободны от власти (над ними), но в своих действиях руководятся волей Владыки, то что сказать о тех, которые думают, что они безотчетно владеют золотом, серебром, землей и остальными веществами? Хочешь ли, я изображу и домашние заботы: о жене, о детях, о слугах? Худо взять бедную жену, худо и богатую: первое вредит имуществу, а последнее – власти и свободе мужа. Прискорбно иметь детей, а еще прискорбнее – не иметь: если последнее, то напрасно было жениться; а если первое, то подвергнешься горькой неволе. Заболело дитя – страх немалый; умерло преждевременно – плач неутешный; и во всяком возрасте о них различные заботы, и страхи, и многие труды. Нужно ли говорить о неисправности слуг? Что же это за жизнь?

            Стоит ли тогда вообще стремиться к обладанию собственностью, создавать семью, рожать детей?

            Бог создал человека не для того, чтобы он приносил пользу только себе самому, но – и многим другим. Посему и Павел называет верующих «светилами» (Филип. 2:15), выражая, что они должны быть полезны и другим, ибо светило не было бы и светилом, доколе освещало бы только себя. Поэтому он нерадящих о ближних называет худшими даже язычников в следующих словах: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5:8). Что же он хочет здесь означить словом «не печется»? Доставление ли необходимого? Я думаю, что он разумеет попечение о душе; если же ты не согласишься, то тогда мое мнение будет еще более твердым. Ибо если он говорит это о теле, предает такому наказанию и называет худшим язычников не подающего этой ежедневной пищи; то где будет место тому, кто небрежет о важнейшем, о необходимейшем?

            Как же правильно относиться к материальным благам, которыми мы обладаем?

            Нет ничего твоего, человек! Ты нагим введен в этот свет; ты по закону Господа твоего получил, что имеешь: или унаследовав от отца, когда так Бог установил, или приобретя богатство браком (брак же и всё к нему относящееся установлено Богом), или торговлей, земледелием и остальными средствами, когда Бог содействовал тебе в том. Итак, вот показано, что ты получил не свое. Посмотрим, наконец, что тебе повелено, и как должно распоряжаться этим. Дай голодному, одень нагого, послужи удрученному, не презирай недостаточного, брошенного на распутье; не заботься о самом себе, не обдумывай, как будешь жить до конца. И если, говорится, будешь делать это, то будешь почтен Владыкой; а если преслушаешь заповедь, то будешь горько наказан.

            Владыка. Многих людей смущают слова Иисуса Христа: «Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. Враги человеку – домашние его» Мф (10. 35-36).

            Единомыслие не всегда бывает хорошо: и разбойники бывают согласны. Итак, брань была следствием не Христова определения, а делом воли самих людей. Сам Христос хотел, чтобы все были единомысленны в деле благочестия; но как люди разделились между собою, то и произошла брань. Итак, не смущайтесь тем, что на земле будут брани и злоумышления. Когда худшее будет отсечено, тогда с лучшим соединится небо. Так Христос говорит для того, чтобы укрепить учеников против худого мнения о них в народе. Не только, говорит, друзья и сограждане, но и сами сродники восстанут друг против друга, и между единокровными произойдет раздор. «Ибо Я пришел, – говорит, – разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее»; то есть, брань будет не просто между домашними, но даже между теми, которые соединены искреннею любовью и теснейшими узами. А говорил это для того, чтобы тех, которые примут учение, поставить выше всего. Не смерть ведь зло, а худая смерть – зло. Потому и сказал: «Огонь пришел Я низвести на землю» (Лк. 12:49). Говоря это, Он показывал силу и горячность той любви, какой требовал. Так как сам Он много нас возлюбил, то хочет, чтоб и мы любили Его столько же. А такие слова и апостолов укрепляли и возвышали в духе.

Беседовал прот. Максим Первозванский

С полной версией можно ознакомиться, прочитав собрание сочинений в 12-ти томах.