1 июня  — Дмитрий Донской
 

В истории стран, как и в жизни людей, бывают моменты, когда от одного события зависит вся дальнейшая судьба. В истории России было несколько таких моментов. Один из главных — битва на Куликовом поле. От еe исхода зависело, будет ли Россия существовать как государство, русские — как нация, а христианство — как основополагающая религия. Победа в Куликовской битве — главная заслуга перед Отечеством великого князя владимирского и московского Дмитрия Ивановича Донского. Главная, но далеко не единственная.

DmDon

Дмитрий (по церковно-славянски — Димитрий), сын Ивана II Красного и внук Ивана I Калиты, потомок Рюрика в 15-м поколении, родился в 1350 году. Его отец умер, когда Дмитрию было всего 9 лет. И в этом же возрасте он возглавил государство. Юному князю повезло, что его воспитателем стал Московский митрополит Алексий — не только в высшей степени порядочный и умный человек, но и прекрасный политик. Он фактически и управлял государством. Собственно, никакой России в то время не существовало. Сейчас это сложно себе представить, но Москва и ближайшее Подмосковье были одним государством, Рязань и окрестности — другим, Владимир — третьим и так далее…

Нижний Новгород был приграничным городом. Ниже по Волге располагалось государство Волжская Булгария (там жили предки современных татар), а дальше — Большая степь, Золотая Орда. Ордынские ханы, пользуясь слабостью и разрозненностью русских княжеств, регулярно совершали набеги на русские города, грабили их, людей уводили в плен. Русские княжества платили ордынцам дань. Даже разрешение (ярлык) на руководство своей территорией князья получали в Золотой Орде. При этом княжества постоянно ссорились и воевали друг с другом, привлекая в качестве союзников в борьбе с соседями то ордынцев с востока, то литовцев с запада.

Русские не осознавали себя единой нацией, несмотря на то что большинство людей уже были христианами и говорили на одном языке. Повзрослев, Дмитрий Донской решил положить всему этому конец, избавиться от вековой зависимости от Орды. А для этого надо было объединить русских. Всего за 30 лет — в масштабах истории срок ничтожный — Дмитрий не только объединил русские княжества, но и создал прочный фундамент для строительства той страны, в которой мы теперь живeм и которая называется Россией.

В годы правления Дмитрия под власть Москвы окончательно перешло Великое княжество Владимирское. Территория Московского княжества расширилась за счeт Галича, Белоозера, Углича, Дмитрова, части Мещеры, а также костромских, чухломских, стародубских и северных коми-зырянских земель. Дмитрий сделал своими союзниками суздальского, нижегородского, рязанского и тверского князей.

Новгород Великий стал частью Московского княжества тоже при Дмитрии. При Дмитрии в Москве начали строиться каменные здания (до этого были деревянные, поэтому город регулярно выгорал дотла), в том числе и белокаменный Кремль. Кроме того, были возведены монастыри-крепости — Симонов и Андроников, прикрывавшие подступы к центру города. Они сильно пострадали в советские времена, но существуют и по сей день.

DmDon

А вот знаменитый Донской монастырь основан значительно позже, в 1591 году, и к Дмитрию Донскому прямого отношения не имеет. Донской монастырь освящeн в честь Донской иконы Божией Матери в ознаменование еe чудесной помощи в отражении нападения на Москву крымского хана Газы II Гирея.

По преданию, это именно та икона, которой святой Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву с Ордой.

В русскую историю Дмитрий Донской вошeл и как талантливый политик, и как доблестный воин. Вот только некоторые даты. В 1368 году войска Дмитрия, который тогда ещe не носил имя Донской, отразили нападение на Москву великого литовского князя Ольгерда. В 1376 году одержана победа над волжскими булгарами, Московское княжество утвердило своe влияние в Волжско-Камской Булгарии. В 1378 году золотоордынский хан Мамай, наблюдая усиление Москвы и опасаясь этого, послал войско мурзы Бегича разграбить и сжечь Московское княжество. Но Дмитрий Иванович опередил врага: русские войска встретили ордынцев в Рязанском княжестве и 11 августа 1378 года нанесли им сокрушительное поражение в битве на реке Вожа.

Kulikovo_pole

Но главной датой во времена правления Дмитрия Донского — и одной из главных — в русской истории — является 8 сентября 1380 года. В этот день состоялась Куликовская битва. Она названа так по Куликовому полю, расположенному между реками Непрядва и Дон (поэтому Дмитрий и был назван Донским). Это примерно в 300 километрах от Москвы и в 140 километрах от Тулы, в нынешней Тульской области.

На Куликовом поле впервые в нашей истории собрались войска практически всех русских княжеств и нанесли сокрушительный удар по ордынскому войску Мамая. К сожалению, это не избавило русский народ от векового ордынского ига — уже в 1382 году хан Тохтамыш захватил и разграбил Москву. Однако Дмитрий Донской сделал главное: он доказал всем, что с Ордой можно и нужно бороться. Окончательно Русь избавилась от ордынского ига через столетие — при Иване III. Русские воины шли на последнюю битву с Ордой (знаменитое великое стояние на реке Угре) с именем Дмитрия Донского…

Дмитрий Донской был прекрасным воином, политиком и примерным христианином. Его духовными учителями были не только святитель Алексий, но и «игумен земли Русской» — святой Сергий Радонежский. Именно у него Дмитрий получил благословение на битву с Ордой.

Как отмечали современники, Великий князь был очень умeн, отличался «незлобным» нравом, не любил праздных забав и показывал своему народу пример благочестия. Неслучайно Дмитрий и его супруга Евдокия являют собой образец православной семьи и считаются небесными покровителями брака. У супругов было 12 детей (8 сыновей и 4 дочери). Восприемником (крёстным отцом) двух их сыновей был преподобный Сергий Радонежский, остальных детей — другой русский святой, Димитрий Прилуцкий. Всю жизнь князь стремился быть достойным имени своего небесного покровителя — великомученика Димитрия Солунского, очень почитаемого на Руси святого.

Arhsobor

Венцом земной жизни стала достойная христианская кончина князя. Почувствовав приближение смерти, Дмитрий Иванович послал за святым Сергием Радонежским. Преподобный, наблюдавший всe течение жизни князя, стал не только главным свидетелем при составлении духовного завещания, но и преподал ему все необходимые Таинства: исповедал, соборовал и причастил.Дмитрий Иванович Донской умер 19 мая 1389 года (1 июня по новому стилю) в возрасте всего 39 лет. Он похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. К лику святых причислен совсем недавно — на Поместном соборе 1988 года.

За несколько столетий имя Дмитрия Донского стало символом русской воинской славы. Это имя носил первый российский океанский броненосный крейсер, построенный в 1881 году. Именем Дмитрия Донского называлась танковая колонна из 40 танков «Т-34», построенная по инициативе Русской Православной Церкви на средства верующих и переданная в 1944 году Советской армии для борьбы с фашистами. Первая из самых больших в мире атомных подводных лодок — ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 941 «Акула» — также названа именем Дмитрия Донского. В 2002 году учреждeн Орден Российской Федерации «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

Тропарь,  глас 3-й

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобнаго Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.

5 июня  —  Евфросиния Полоцкая
 

Полоцкая княжна Предслава была невероятно красива. Это говорили все, кто хотя бы раз видел ее. А те, кому посчастливилось с ней беседовать, отмечали еще и удивительный ум девушки. И только самые близкие знали, что еще в детстве она решила посвятить себя Богу. Евфросиния Полоцкая жила примерно через 100 лет после Крещения Руси князем Владимиром, который, к слову сказать, был ее предком.

Evfrosiniya

Имя Евфросиния ей дали при крещении, а при рождении княжну назвали языческим славянским именем Предслава. Отец Евфросинии, князь Георгий, был одним из сыновей знаменитого и грозного Всеслава Полоцкого. Поскольку он был младшим сыном, никакого удела в качестве наследства не получил и жил в Полоцке при своем старшем брате, князе Борисе Всеславиче. Невероятная красота и ум полоцкой княжны позволяли ей выбрать любого из сватавшихся к ней соседних князей. В дополнение к своим многочисленным достоинствам Евфросиния была еще и грамотна, что было для женщины в те времена явлением не уникальным, но крайне редким.

Однако Евфросиния выбрала другой путь – пошла за Христом. Совсем юной она пришла в монастырь и попросила постричь ее в монахини. Настоятельница, имени которой история не сохранила, усомнилась: стоит ли такой юной, красивой и хорошо образованной девушке, к тому же княжне, брать на себя этот огромный и сложный труд – быть монахиней. Кроме того, мог разгневаться отец Евфросинии – вполне вероятно, что у него были относительно дочери другие планы.

Однако, видя искреннюю веру девушки и ее твердую уверенность в правильности выбранного пути, игуменья пригласила священника, который и совершил монашеский постриг. Какое-то время Евфросиния прожила в монастыре, но потом попросилась в полоцкий Софийский собор. Такая практика, когда монахи или монахини жили при храмах, еще сохранялась в то время. Возможно, это было подражанием Деве Марии, Которая с детства жила при Иерусалимском Храме.

Кроме того, Евфросинию привлекала богатая библиотека Софийского собора, а читать она очень любила. «И оттоле паче подвижнеиши нача быти, собирающи мысли благия в сердцы своем, яко пчела сот», – писал в Житии преподобной древний автор. Тогда еще не было типографий, книги переписывались вручную. Поэтому Евфросиния придумала для себя занятие: переписывать книги из библиотеки. Таким образом она решила сразу три задачи: сама постигала книжную мудрость, распространяла ее благодаря переписанным книгам, а деньги, полученные за эту работу, все до копейки шли нуждающимся.

Евфросинию знали и любили жители не только Полоцка, но и других городов, входивших в княжество – Витебска, Минска и т.д. Простые люди любили Евфросинию за доброту, мудрость и красоту, духовные власти ценили за искреннюю веру и праведную жизнь. Через какое-то время, когда Евфросиния набралась опыта, тогдашний полоцкий епископ Илия предложил ей создать собственную обитель в селе, которое так и называлось Сельцо и располагалось рядом с Полоцком. Против этого не возражали ни отец Евфросинии, ни дядя, полоцкий князь Борис. Они, так же, как другие знатные люди княжества, присутствовали при торжественном благословении епископом Евфросинии на это непростое, но благодарное дело основания монастыря. Это произошло в 1125 году. Этот год и считается временем основания одного из самых древних православных монастырей – Спасо- Евфросиниевской женской обители.

Evfrosiniya

В Сельцо Евфросиния взяла с собой то единственно ценное, что у нее было – книги. Обитель постепенно росла, становилась все более многолюдной. Через какое-то время в монахини там постриглась сестра Евфросинии – Городислава, получившая имя Евдокия, и двоюродная сестра – Звенислава, названная Евпраксией. Евфросиния считала, что духовная жизнь во многом зависит от уровня образованности человека, от того, какие книги он читает и какую мудрость может извлечь из них. Поэтому сначала своих сестер, а потом и других монахинь она стала обучать грамоте. Со временем в обители образовалась женская школа. Речь, напомним, идёт о начале XII века: грамотность тогда была, скорее, исключением, а не правилом, особенно если дело касалось простых, незнатных людей не только в Древней Руси, но и в других европейских странах. А образованных женщин, вообще, можно было сосчитать по пальцам. Тем не менее бывшая княжна, «собравши же младых девиц неколико, обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным им ремеслам, да от юности навыкнут разумети закон Божий и трудолюбие».

К Богу можно прийти разными путями. Евфросиния вела своих духовных сестёр самым верным и надежным путем: через разум и чувство одновременно. Пожалуй, впервые в истории русского монашества в основанном ею монастыре молитва и монашеский аскетизм сочетались с образованием. Позже многие из монастырей – та же Оптина Пустынь – станут центрами не только духовной, но и интеллектуальной жизни страны.

В древние же века, особенно в женских монастырях, такая постановка вопроса была, прямо скажем, необычной. Любовь и уважение современников Евфросиния Полоцкая снискала и благодаря своим, как сейчас говорят, миротворческим усилиям. Тогда распри между соседними княжествами были обычным делом (как, впрочем, и сейчас). Преподобная, как могла, мирила князей с князьями, бояр с боярами, простых людей – с простыми людьми.

В самом конце жизни она совершила последнее, и возможно, единственное путешествие – паломничество в Иерусалим. Но Евфросиния стремилась попасть на Святую Землю всю жизнь, она хотела поклониться Святым местам и прикоснуться к Чуду. В Иерусалиме святая Евфросиния заболела и почувствовала свою близкую кончину. Вряд ли она этому огорчилась: встреча там, на Небесах, с Христом, Которому она посвятила всю свою жизнь, для нее, несомненно, была куда важнее, чем земные заботы. Бывшие в паломничестве вместе с преподобной ее брат Давид и двоюродная сестра Евпраксия рассказали позже, что Евфросиния 24 дня провела в болезни в монастыре и непрестанно молилась: «Приими дух мой от мене во святом граде Твоём Иерусалиме и пресели мя в вышний град Твой Иерусалим».

5 июня 1173 года душа святой Евфросинии Полоцкой покинула земной Иерусалим, откуда, говорят, до Неба чуть-чуть ближе. Впрочем, таким людям, как она, до Неба одинаково близко отовсюду. Неслучайно их называют преподобными – то есть подобными Христу. Там же, на Святой Земле, святую Евфросинию и похоронили – в Феодосиевом Богородицком монастыре близ Лавры преподобного Саввы Освященного. Впоследствии ее мощи были перенесены в Киево- Печерскую Лавру и уже оттуда – в основанный преподобной Спасо-Евфросиниевский монастырь в городе Полоцке, где они покоятся и теперь.

Преподобная Евфросиния Полоцкая наряду с Кириллом Туровским – одна из самых почитаемых в Белоруссии святых. Имя святой носят улицы в Полоцке и Минске, в этих городах установлены памятники преподобной. Ее считают защитницей и покровительницей женского монашества, неслучайно икона святой Евфросинии есть практически в каждом православном женском монастыре.

СПАСО — ЕВФРОСИНИЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Evfrosiniya_monastyr

Один из древнейших православных монастырей неоднократно перестраивался и разорялся, переходил вместе с землей то к православным, то к католикам, но теперь обитель вновь возрождена так, как и задумывала ее преподобная Евфросиния Полоцкая. Самое замечательное строение Спасо-Евфросиниевского монастыря – Спасо-Преображенский собор.

К счастью, хотя и в перестроенном виде, он сохранился до наших дней. Этот собор – одно из величайших достижений древнерусской архитектуры. Зодчим Спасо-Преображенского собора был мастер по имени Иван (фамилий тогда не было, а прозвища зодчего история не сохранила), который, по словам Жития, сам пришел к преподобной Евфросинии, когда у него возникла идея такого храма. Строительство храма продолжалось 30 недель и завершилось в 1161 г.

Монументальное, мощное здание с единственным куполом устремлено ввысь, к Небу, к Богу. Этого эффекта древний зодчий добился с помощью нескольких приемов – столпов (колонн) по периметру храма, стрельчатых окон верхнего яруса и т.д. Этот стиль, придуманный зодчим, получил название «русская готика» и последующие сто с лишним лет был доминирующим в Древней Руси архитектурным стилем.

КРЕСТ ЕВФРОСИНИИ ПОЛОЦКОЙ

krestE

Для нового храма преподобная Евфросиния заказала полоцкому мастеру-ювелиру Лазарю Богше напрестольный крест. Крест имел чуть больше полуметра в высоту и был шестиконечным, как тогда было принято в Византии. На деревянной основе была укреплена 21 золотая пластина с эмалевыми изображениями св. Георгия (покровителя отца преподобной), св. Евфросинии (покровительницы самой Евфросинии), святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, великомученика и целителя Пантелеимона и других святых, частицы мощей которых содержались внутри специальных ниш. В середине креста был укреплен малый крест – с частицей Древа от Креста, на котором был распят Христос. Крест, заказанный Евфросинией, украшали драгоценные камни и жемчуг.

Крест Евфросинии Полоцкой за свою долгую историю не раз переходил из рук в руки – его захватывали как наши соотечественники из других княжеств, так и католики, в чьи руки периодически попадало Полоцкое княжество, а впоследствии Белая Русь. Но всегда главная святыня белорусского народа возвращалась на родину. Например, известен случай, когда, идя в поход на Полоцкое княжество, царь и Московский князь Иван Грозный взял крест, находившийся тогда в Москве, с собой. И дал обет: если завоюет западных соседей, вернет святыню, к которой он относился с величайшим трепетом. Ивану Грозному удалось взять Полоцк, и он сдержал обещание, вернул крест в монастырь, для которого тот и был изготовлен.

Крест Евфросинии Полоцкой был утрачен совсем недавно – во время Великой Отечественной войны. Где он сейчас, не знает никто. В 90-х годах прошлого века крест был воссоздан современными ювелирами, он хранится сейчас в Спасо-Евфросиниевском монастыре. Но православные христиане Белоруссии – а вместе с ними и все мы – надеются, что и оригинал главной святыни белорусского народа снова вернется на родину. Как это всегда и происходило.

Тропарь

Подражающи дванадесятолетна дванадесятолетну Христу, учившему во святилищи Божию слову, последовала еси, Евфросиние. Славу временную и земнаго обручника оставльши и вся мирская презревши, краснейшему паче всех Христу себе уневестила еси, крест вземши, путем ангельскаго жития шествующи и многия к Нему наставляющи, во благоухании мира в Небесный Чертог востекла еси, идеже моли, Егоже возлюбила еси, о чтущих благочестно память твою.

9 июня — Иоанн Русский
 

Мужество, стойкость, героизм – эти слова применяются по отношению к воинам. Иоанн Русский и был воином, простым солдатом на русско-турецкой войне. Но настоящее мужество и беспримерный героизм он проявил на другом поприще – христианском. Это было в самом начале XVIII века.

Ioannrus

Пeтр Первый, стремившийся сделать Россию империей, всячески старался расширить еe границы. Главным соперником и врагом России была другая империя – Османская, современная Турция. России был жизненно необходим выход к Чeрному морю. Турки, естественно, не хотели делиться своей землeй. Была и другая причина для взаимной вражды: турки всячески притесняли христиан – сербов, болгар, а главным образом – греков, у которых они отобрали почти всю территорию. Россия – самая большая и сильная и тогда, и теперь православная держава – считала своим долгом защитить единоверцев.

Конечно, молодой воин Иван не знал всех этих политических тонкостей. Он, как и тысячи других крестьян, был рекрутирован в армию Петра и поставлен в строй. Где и когда родился будущий святой, мы точно не знаем. Жития сообщают лишь, что место его рождения – Малороссия, нынешняя Украина, время рождения – около 1690 года. То есть на момент начала русско-турецкой войны 1710-1713 годов ему было двадцать или чуть больше.

Фамилия воина Иоанна нам тоже неизвестна. Та война, в отличие от многих последующих, закончилась для России неудачей. Потерпев поражение в Прутском походе, русские многих потеряли убитыми, ещe больше – пленными. Иоанна вместе с сотнями других солдат взяли в плен крымские татары – союзники турок (не нужно путать их с живущими в России казанскими татарами, это разные народы). Скорее всего, это произошло в битве за город Азов.

Вместе с сотнями других солдат Иоанна продали в рабство в Турцию. Иоанн попал в дом к начальнику турецкой кавалерии в Малую Азию, регион под названием Каппадокия, селение Ургюп. Можно представить себе, какие чувства охватили совсем молодого человека. Вдали от Родины, среди безжизненных каппадокийских скал и враждебного народа в рабстве ему предстояло прожить всю оставшуюся жизнь.

У него была возможность облегчить свою участь. Как того требовали турки, он мог бы принять ислам, перестав быть для своих хозяев «кяфиром», то есть «неверным». Но молодой воин предпочeл остаться именно верным. Верным Христу. И за это подвергался всяческим мучениям и унижениям: турки не оставляли надежды обратить несговорчивого русского в свою веру. Иоанн знал – это не сделало бы его свободным, но хоть как-то облегчило бы жизнь.

Юноша сносил все побои и унижения, честно трудился, не отлынивая ни от какой работы. Он работал и жил на конюшне, со скотиной. Видя такое его усердие и смирение, над ним стали издеваться уже не только хозяева, но и другие рабы. Казалось бы, в трудных обстоятельствах люди должны сплачиваться, пытаться помогать друг другу или, как минимум, не осложнять жизнь…

Но далеко не всем в экстремальных ситуациях удаeтся сохранить в душе мир и незлобие, христианскую любовь к людям. Невозможно даже представить, какую невероятную силу духа надо иметь, чтобы проявить твeрдость в той ситуации, в которой оказался Иоанн. Ведь для многих животные инстинкты, главный из которых – страх смерти – сильнее «инстинктов» духовных. Но, видимо, Господь Бог не случайно наделяет некоторых людей Своей особой благодатью. Чтобы нам было с кого брать пример.

Со временем силу духа и глубокую веру молодого русского почувствовали все, включая турок. Иоанну было позволено ночами ходить в расположенный недалеко древний пещерный храм святого Георгия, оставшийся с тех времён, когда Каппадокию населяли греки. Там, в окружении недружелюбных иноверцев, теплилась небольшая христианская община. Несмотря на крайне скудное питание, Иоанн соблюдал посты, причащался Христовых Тайн.

Urgup-Cappadocia

В какой-то момент его хозяин разбогател и стал одним из самых влиятельных людей. (Хозяина святого Иоанна в житиях нередко называют Ага, но ага – это не имя, а уважительная приставка к имени у многих тюркских народов, например, Ибрагим-ага. Так что его имени мы не знаем). Поразмыслив, он пришeл к выводу, что такой успех связан с тем, что в его доме живeт праведник. И постарался как-то облегчить жизнь Иоанна, предложил ему более простую работу. Но святой отказался.

Праведником, святым (по-турецки – «вели») Иоанна к тому времени считали все в округе. К нему – за советом или за лечением – приходили люди, независимо от вероисповедания. Святой же жил, как прежде – в труде и молитве.

Святой Иоанн прожил совсем недолго – примерно 40 лет. Перед смертью он тяжело заболел – у него даже не было сил дойти до пещерного храма, чтобы в последний раз причаститься Святых Тайн. По преданию, священник, побоявшись идти в дом к мусульманину, передал Иоанну Святые Дары, спрятав их в яблоко. Дата смерти святого, в отличие от даты рождения, известна точно: 9 июня 1730 года.

Хозяин Иоанна, уважавший своего раба, сам передал его тело православным священникам, попросив похоронить по христианскому обычаю. На похороны праведника собрались все жители Ургюпа – и христиане, и мусульмане. Его похоронили в том самом пещерном храме святого Георгия, где при жизни молился сам Иоанн. И почти сразу же на могиле святого стали совершаться чудеса: люди, опять же, вне зависимости от вероисповедания, стали исцеляться и получать от святого другую помощь.

А через 3 года – в ноябре 1733 года – христиане увидели над могилой огненный столп: луч света, который исходил от нее. Они посчитали это знаком и, открыв могилу святого Иоанна, обнаружили в ней нетленные мощи праведника. Их поместили в той же церкви святого Георгия – в раке, которую, по преданию, изготовили на деньги, пожертвованные бывшим хозяином святого Иоанна.

serkov_IoannaR_Greez

Однако мощам святого не суждено было покоиться в том месте, куда он попал не по своей воле, но где ему предначертано было совершить подвиг во имя своего Бога. Теперь они находятся в Греции. Наверное, поэтому Иоанна Русского в Греции знают и почитают больше, чем в России и на Украине.

В России есть только один храм, освященный в честь этого святого – небольшая деревянная церковка в московском районе Кунцево, на Украине храм в честь Иоанна Русского ещё строится – в городе Новоград-Волынский Житомирской области. Не потому, что мы не знаем и не помним своих святых – к счастью, знаем и помним. Просто именно среди греческих православных он жил и совершал свои подвиги, именно им Иоанн Русский помогал после своей смерти.

Ioann-voin

В конце концов, святого иконописца Феофана Грека в России тоже знают гораздо больше, чем в Греции. Это просто лишний раз подтверждает, что перед Лицом Бога «нет ни эллина, ни иудея», ни, позволим себе дополнить апостола Павла, русского. Все мы – братья во Христе.

Среди православных святых очень много людей с именем Иоанн – от Иоанна Крестителя и апостола Иоанна Богослова до российских новомучеников, пострадавших в годы советской власти. Но есть один святой, с которым можно перепутать Иоанна Русского – это Иоанн Воин. Он тоже был по происхождению славянином и тоже жил среди греков – в Византийской империи. Однако свои подвиги Иоанн Воин, судьба которого, несомненно, также заслуживает рассказа, совершал гораздо раньше – в IV веке.

На посмертную судьбу Иоанна Русского так же, как и при жизни, повлияла большая политика: в 1924 году постоянно воевавшие Греция и Турция совершили обмен населением: турки из Греции переселились в Турцию, греки из Турции – в Грецию. Оставлять туркам свои святыни греки, естественно, не захотели. Так мощи праведного Иоанна Русского попали на греческий остров Эвбея (или Эвья). Там – в специально построенном храме святого Иоанна Русского – они покоятся и сейчас.

Тропарь

От земли пленения твоего воззвавый тя к Небесным селением, Господь соблюдает невредимо и цельбоносно тело твое, праведне Иоанне, ты бо, в России ятый и во Асию проданный, посреде, агарянскаго злочестия благочестно пожил еси во мнозе терпении и, сеяв зде слезами, жнеши тамо неизглаголанною радостию. Темже моли Христа Бога спастися душам нашим.

 11 июня —  Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
 

Святитель Лука – наш современник. Он скончался в 1961 году, в День Всех святых, в земле Российской просиявших. В самое страшное для нашего народа и нашей Церкви время он показал тот единственно правильный путь, который ведёт к спасению. В 2000-м канонизирован Русской Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских. Судьба его невероятна.

Luka

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, будущий архиепископ, родился в 1877 году в Керчи, в семье аптекаря, принадлежавшего к обедневшему белорусскому дворянскому роду. Родители не навязывали детям свои религиозные взгляды, поэтому в юности Валентин находился в поиске своей, как бы сейчас сказали, идентичности. Одно время он, увлёкшись идеями Льва Толстого, спал на полу и ездил за город помогать крестьянам – чтобы быть поближе к народу.

Однако позже юноша разочаровался в псевдорелигиозных идеях великого писателя и вернулся в лоно традиционного православия. В 1889 году семья Войно-Ясенецких переехала в Киев, где Валентин окончил гимназию и художественную школу. Он очень хорошо рисовал, однако не видел в этом большой пользы людям. Поэтому поступил не в Академию художеств, а в Киевский медицинский институт. «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь земским, мужицким врачом», – писал позже святитель Лука. «Мужицким» – то есть врачом для простого народа.

Именно так всё и случилось – что бы впоследствии ни происходило в судьбе Валентина Феликсовича, он никогда не переставал лечить людей. Сразу после окончания института он начал работать в Киевском военном госпитале Красного Креста, в составе которого отправился на Русско-Японскую войну. Ещё не был изобретён пенициллин, применялся только опасный общий наркоз, врачи ничего не знали о гнойной хирургии, необходимость в которой чаще всего и возникала в условиях войны. Поэтому после многочасовой работы в операционной Валентин Феликсович проводил многочисленные научные исследования, главной целью которых было облегчить страдания больных и спасти как можно больше жизней.

Ничего удивительного нет в том, что даже с будущей супругой Анной Васильевной Ланской он познакомился на работе – в Киевском госпитале. У молодой семьи не было постоянного места жительства – Войно-Ясенецкие вынуждены были переезжать из города в город. Везде Валентин Феликсович, следуя своему правилу, почти круглосуточно работал в маленьких, не всегда оборудованных больницах, не делая разницы между богатыми и бедными, крестьянами и помещиками.

В 1908 году Войно-Ясенецкий поехал в Москву в экстернатуру при хирургической клинике известного профессора Дьяконова. Совместив свой огромный практический опыт со всеми накопленными к тому времени знаниями в этой отрасли медицины, он разработал свой собственный метод местной анестезии – первый в России и на тот момент самый эффективный в мире.

Luka

Но, несмотря на блестящие оценки его научной деятельности и многочисленные предложения научной работы в Москве, хирург остался верен себе: вместе с семьёй отправился в село Романовка Саратовской губернии, позже перебрался поближе к Москве, в Переславль-Залесский, чтобы иметь возможность заниматься не только практикой, но и наукой. В Переславле он возглавлял сразу несколько больниц – городскую, фабричную, уездную, а также военный госпиталь. Однако и из Переславля-Залесского Войно-Ясенецким, имевшим к тому времени четверых детей, пришлось уехать: Анна Васильевна заболела туберкулёзом лёгких. От этой болезни в то время спасались в жарком и сухом климате Средней Азии – и Войно-Ясенецкие переехали в Ташкент, где Валентин Феликсович возглавил городскую больницу.

Здесь их и застала революция. И именно в Ташкенте начались разногласия Войно-Ясенецкого с советской властью. В его больнице лежал тяжело раненый казачий есаул. Доктор отказался выдать его красным, укрыв у себя дома. Об этом кто-то донёс, и Валентина Феликсовича арестовали. Но, поскольку его знал и уважал весь город, скоро выпустили. Однако арест мужа нанёс здоровью Анны Васильевны непоправимый удар: в октябре 1919 года она умерла. Доктор Войно-Ясенецкий остался один с четырьмя детьми.

Несмотря на всё это, Валентин Феликсович без устали оперировал, преподавал студентам медицинского факультета Туркестанского университета, занимался наукой. Но окружающие заметили серьёзные изменения, произошедшие с их доктором. «Неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. В последнее время он это делал всегда, вне зависимости от национальности и вероисповедания пациента», – описывает очевидец.

Через какое-то время, видя искреннюю веру и огромный проповеднический талант доктора, епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий (Пустынский) предложил Валентину Феликсовичу принять сан священника. Тот, не раздумывая, согласился и 15 февраля 1921 года был рукоположен. Отныне и в больницу, и в университет отец Валентин ходил в священнической рясе и с крестом на груди. Это выглядело бы необычным и в нормальное время, а во времена большевистского богоборчества было вызовом советской власти.

Но отец Валентин не боялся ничего и никого, кроме Господа Бога. 3 июня 1923 году Войно-Ясенецкий принял монашеский постриг с именем Лука, возведён в сан епископа и поставлен во главе Туркестанской епархии. А 10 июня он был арестован как «враг народа».

Епископ Лука, напомним, с самой юности был убеждённым демократом. И идея всеобщего равенства была ему близка, как никому. Почему же он не поддержал советскую власть, декларирующую именно эту идею? Вот что сказал епископ Лука в ходе одного из своих многочисленных допросов. Помимо всего прочего, это иллюстрирует то, как достойно он держался в тюрьме: «…Я тоже полагаю, что очень многое в программе коммунистов соответствует требованиям высшей справедливости и духу Евангелия. Я тоже полагаю, что власть рабочих есть самая лучшая и справедливая форма власти. Но я был бы подлым лжецом перед правдой Христовой, если бы своим епископским авторитетом одобрил бы не только цели революции, но и революционный метод. Мой священный долг учить людей тому, что свобода, равенство и братство священны, но достигнуть их человечество может только по пути Христову – пути любви, кротости, отвержения от себялюбия и нравственного совершенствования. Учение Иисуса Христа и учение Карла Маркса – это два полюса, они совершенно несовместимы».

В тот раз епископ Лука был освобождён под подписку о выезде из Ташкента в Москву, в Государственно-политическое управление – печально известное ГПУ. В Москве святитель Лука успел дважды встретиться с Патриархом Тихоном, находящимся под домашним арестом в монастыре, и один раз даже совершил богослужение вместе с Патриархом. Комиссия НКВД выслала епископа в нынешний Красноярский край, город Енисейск. Там он вернулся к привычным своим занятиям: лечил людей – очередь из пациентов была расписана на несколько месяцев вперёд, и совершал богослужения в своём доме. Он отказывался служить в храмах, оккупированных обновленцами.

Постепенно епископ и доктор стал настолько популярен среди местных жителей, что НКВД вынуждено было сослать его ещё дальше – в Туруханск. Здесь о нём уже знали: целая толпа горожан встретила святителя Луку на вокзале, прося благословения. Властям это, конечно, совсем не нра- вилось. Раз они не смогли сломить епископа Луку, то попытались пойти с ним на сделку: председатель местного крайкома предложил ему значительно уменьшить срок ссылки в обмен на то, что епископ откажется от своего сана. Стоит ли говорить, что святитель ответил ему твёрдым отказом?

Теперь его ждала деревня Плахино за полярным кругом. В деревне было пять изб. Но едва ссыльный там обустроился, из Туруханска приехал гонец от ОГПУ с требованием срочно вернуться. Оказалось, что в местной больнице умер крестьянин, нуждавшийся в сложной операции, которую, кроме епископа Луки, никто сделать не мог. И местные жители, вооружившись топорами и вилами, устроили настоящий бунт, требуя вернуть их доктора.

После освобождения из ссылки владыка Лука вернулся в Ташкент. Поскольку он не мог исполнять обязанности епископа Туркестанского – все храмы, которые не снесли, были оккупированы обновленцами, сотрудничающими с советской властью – он написал прошение об уходе на покой. Затем последовало новое надуманное обвинение и новая, двухлетняя, ссылка – на этот раз в Архангельскую область, город Котлас. Там он снова лечил и занимался наукой.

В 1934 году вышла самая известная работа профессора Войно-Ясенецкого – «Очерки гнойной хирургии». Она стала буквально сенсацией в медицинском мире. Никто и никогда так подробно и доказательно не исследовал эту область хирургии. Святитель Лука Войно-Ясенецкий был, несомненно, лучшим в мире специалистом в этой области. Но чиновники боялись создать специальный институт, о котором мечтал профессор Войно-Ясенецкий и необходимость которого он доказывал, ведь профессор был «неблагонадёжным». Тем не менее в самых сложных случаях всегда обращались к нему.

В этот период он получил от власти не индульгенцию – святитель всё равно оставался для этих людей чужим – но немного больше свободы. Его приглашали читать лекции студентам и врачам, консультировать в самых сложных медицинских случаях, у него появилось больше возможностей помогать людям, реализовывая свой данный Богом талант.

Luka

Но наступил 1937 год – апогей сталинского террора. Святитель Лука просто не мог остаться без внимания НК ВД, и 24 июля 1937 года он был арестован в третий раз. Его обвиняли в создании «контрреволюционной церковно-монашеской организации», главной задачей которой, по мнению следствия, было свержение советской власти. Под «организацией» чекисты понимали круг общения отца Луки, состоявший, естественно, в первую очередь из духовных лиц. Допрашивали с небольшими перерывами 13 суток, не давая спать. Но он не только не подписал никакие протоколы и никого не оговорил, но и в знак протеста против незаконных методов следствия объявил голодовку, продолжавшуюся 18 дней.

Приговор по тем временам епископ получил более чем мягкий: 5 лет ссылки в Красноярский край. Там святителя Луку и застала война. Зная, что является лучшим в стране специалистом в гнойной хирургии, он послал «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину телеграмму: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

На фронт профессора не отправили, но назначили главным хирургом Красноярского эвакуационного госпиталя и консультантом всех госпиталей Красноярского края. Он работал без выходных, делая по нескольку операций в день, спасая раненых. А в 1942 году святитель Лука был неожиданно назначен архиепископом Красноярской епархии. В самом Красноярске к тому времени не осталось уже ни одного храма. Архиепископ Лука добился открытия маленькой церкви в селе Николаевка, в пяти километрах от города, и совершал там богослужения по воскресеньям и праздникам.

Luka

В 1944 году святитель был назначен архиепископом Тамбовским, туда же переехал и военный госпиталь. В Тамбове и окрестностях благодаря его усилиям было вновь открыто много храмов. Епископ много проповедовал, призывая прихожан к борьбе с фашизмом, он активно участвовал в сборе средств для строительства «православной» танковой колонны имени Дмитрия Донского и авиа-эскадрильи имени Александра Невского.

В декабре 1945 года за помощь Родине архиепископ Лука был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». А в начале 1946 года за разработку новых хирургических методов лечения епископу Луке была присуждена Сталинская премия. В это было сложно поверить: трижды осуждённый «враг народа» – и лауреат главной премии страны!

Из премиальных 200 000 рублей – 130 000 святитель передал в детские дома, остальное потратил на нужды храмов своей епархии. В том же, 1946 году, Патриарх Алексий подписал указ о переводе епископа Луки в Симферопольскую епархию, в Крым. Там, помимо служения епископом, он консультировал местных врачей, проводил показательные операции, читал лекции – и всё это делал в епископском облачении. Несмотря на многочисленные просьбы и даже приказы сменить одежду, он был непреклонен: или так, или никак.

Принципиальность симферопольского епископа, естественно, не сводилась только к одежде. Он противостоял давлению государства на Церковь, назначал на приходы неугодных власти священников, вернувшихся из ссылки, увольнял слишком активно сотрудничавших с властью иереев и проповедовал, проповедовал, проповедовал. К счастью, большинство проповедей святителя Луки записаны и дошли до нас.

В 2000 году гражданин Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий был признан государством жертвой политических репрессий и полностью реабилитирован. Памятники святителю Луке установлены во многих городах России и Украины, в его честь названо множество больниц и освящены многие храмы. Имя святителя Луки носит Красноярский государственный медицинский университет и Общество православных врачей России.

На допросах в НКВД

Из задокументированного диалога священника Войно-Ясенецкого с представителем новой власти Яковом Петерсом:

« – Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днём людей режете?

– Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?

– Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего Бога?

– Бога я, действительно, не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил».

«…Я являюсь идейным и непримиримым врагом Советской власти. Это враждебное отношение у меня создалось после Октябрьской революции и осталось до сего времени… так как не одобрял её кровавых методов насилия над буржуазией, а позднее, в период коллективизации мне было особенно мучительно видеть раскулачивание кулаков (работящих, а потому зажиточных крестьян – Прим. ред.) …Большевики – враги нашей Православной Церкви, разрушающие церкви и преследующие религию, враги мои, как одного из активных деятелей церкви, епископа».

А вот как епископ Лука описал один из допросов: «На допросе чекист спрашивал меня о моих политических взглядах и о моём отношении к Советской власти. Услышав, что я всегда был демократом, он поставил вопрос ребром: «Так кто Вы – друг или враг наш?» Я ответил: «И друг и враг. Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом. Но Вы возглавили гонение на христианство, и поэтому, конечно, я не друг Ваш».

Тропарь, глас 1-й

Возвестителю пути спасительного, исповедниче и архипастырю Крымския земли, истинный хранителю отеческих преданий, столпе непоколебимый, Православия наставниче, врачу богомудрый, святителю Луко, Христа Спаса непрестанно моли веру непоколебиму православным даровати и спасение, и велию милость.

14 июня  — Иоанн Кронштадтский
 

Почему из миллионов людей, занимающихся одним и тем же делом, только единицы становятся «звeздами»? Почему в конце XIX века в России жили сотни писателей, а Чехов среди них — один? Почему из тысяч священников, служивших в позапрошлом веке в Российской империи, народ полюбил и запомнил именно протоиерея из маленького городка? Видимо, дело тут не только в мере таланта, отведeнного Богом. А ещe и в том, как сам человек этим талантом распоряжается…

IoannK

Праведный Иоанн Кронштадтский (полное имя святого — Иван Ильич Сергиев) родился 19 октября 1829 года на далeком севере — в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии. Это село и теперь существует в Пинежском районе Архангельской области, и там до сих пор живут родные святого. Мальчик родился болезненным — настолько, что никто не верил в то, что он выживет. Ребeнка побоялись даже нести в храм, чтобы крестить — священник сам приходил домой к Сергиевым. Отец Иоанна, как и все предки на протяжении минимум 350 лет, был священнослужителем, дьяконом.

С годами здоровье мальчика поправилось. В 1839 году родители, собрав последние деньги, отдали его в Архангельское приходское училище. Бесплатным образование тогда было только для особо одарeнных детей. А Иван Сергиев первое время учился так себе. Он тосковал по родительскому дому, по своему селу, по храму, куда отец часто водил его и который мальчик успел полюбить. Но со временем он, что называется, втянулся — да так, что закончил училище первым учеником. Потом была Архангельская духовная семинария, где Иван стал тоже одним из лучших студентов. За такие успехи он был направлен за казeнный счeт в Санкт-Петербургскую духовную академию (кстати, ровно через 100 лет туда поступил учиться ныне почивший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, чуть позже — нынешний Патриарх Кирилл).

Закончив в 1855 году академию и получив степень кандидата богословия, Иван Сергиев хотел принять монашество и стать миссионером — проповедовать слово Христово народам Сибири и Северной Америки (Аляска тогда была частью Российской империи). Но, столкнувшись с реальной жизнью в Санкт-Петербурге, молодой богослов понял, что и в столице империи «знают Христа не больше, чем дикари какой-нибудь Патагонии». И выбрал для себя не менее сложный путь: говорить о Христе не тем, кто о Нeм ничего не знает, а тем, кто знает, но — сознательно или нет — отошeл от Бога.

Стать священником в миру (а не в монастыре) неженатому человеку было невозможно, поэтому Иоанн зарегистрировал брак с Елизаветой Несвитской, дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора. (Обратите внимание на название собора, чуть позже станет понятно, зачем). 12 декабря 1855 года Иоанн Сергиев был рукоположен в священники.

Говорят, случайных совпадений не бывает. Наверное, так оно и есть. Священник Иоанн был направлен служить в Кронштадтский Андреевский собор (город Кронштадт расположен на островах Финского залива и сейчас входит в состав Санкт-Петербурга). Каково же было удивление молодого священника, когда, войдя в собор, он узнал храм из своих детских снов! Как позже вспоминал праведник, ему неоднократно и очень подробно снилось, что он служит именно в этом соборе — хотя до этого он не бывал не только в Андреевском соборе, но и в самом Кронштадте.

IoannK

Это позже имя святого до такой степени связалось с Кронштадтом, что многие забыли его фамилию и называли просто — Иоанн Кронштадтский. Да и сам он часто так подписывал свои многочисленные статьи и книги. Надо заметить, что, помимо базы Балтийского флота, в то время Кронштадт был знаменит и тем, что туда выселяли людей, которых власти по каким- либо причинам не хотели видеть в столице — бездомных, нищих, в общем, всех опустившихся в самый низ социальной лестницы. Этим людям, главным образом, и посвятил себя отец Иоанн.

Как писал в своей книге И. К. Сурский (это псевдоним духовного сына отца Иоанна, Якова Илляшевича, эмигрировавшего из России после революции), в Кронштадте священник «стал посещать лачуги, землянки и бедные квартиры. Он утешал брошенных женщин, нянчил детей, пока матери стирали; помогал деньгами; вразумлял и увещевал пьяниц; раздавал всe своe жалованье бедным, а когда не оставалось денег, отдавал свою рясу, сапоги и сам босой возвращался домой в церковный дом». Поскольку семье отца Иоанна тоже надо было на что-то жить, то, как вспоминал Сурский, какое-то время жалование священника отдавали не ему, а его жене — как в случае с каким-нибудь алкоголиком, который, не донеся зарплату до дома, пропивал еe в кабаке.

Современники вспоминали, что «внешний вид отца Иоанна был особенный, какой-то обаятельный, невольно располагавший к нему сердца всех: в глазах его отображалось небо, в лице — сострадание к людям, в обращении — желание помочь каждому». Казалось бы, так просто — помогать людям не только добрым словом, но и конкретным делом… А встретишь такое сочетание нечасто.

Видя искреннее желание отца Иоанна помогать бедным, многие богатые люди стали жертвовать ему огромные суммы денег — они точно знали, что всe до копейки попадeт по назначению. И не ошибались: отец Иоанн основал в Кронштадте «Дом трудолюбия», где все, кто не имел работы, могли заработать деньги своим трудом, школу для бедных, женскую богадельню, детский приют. Праведный священник помогал в прямом смысле слова всем, кто к нему обращался. Пользовались ли его доверчивостью нечистые на руку люди? Наверное… Но лучше ошибиться и помочь тому, кто не нуждается в помощи, чем не помочь нуждающемуся…

Через руки отца Иоанна ежегодно проходили огромные деньги, в пересчeте на нынешние — миллиарды рублей. На себя же, ведя абсолютно аскетический, почти монашеский, образ жизни, он тратил только собственную зарплату священника, да и то не полностью. Забегая вперeд, скажем, что после смерти он не оставил ни копейки наследства…

IoannK

Но, конечно, не только своим социальным служением стал знаменит Иоанн Кронштадтский  На его проповедях в храме было не протолкнуться. В обращениях к пастве он касался любых тем, включая политические — праведник предчувствовал грядущую катастрофу 1917 года и всеми силами пытался уничтожить еe семена в головах прихожан. Отец Иоанн проповедовал настолько эмоционально, что не только прихожане, но и он сам часто плакал во время своих проповедей, которые иногда продолжались по несколько часов. Многие сравнивали его с Иоанном Златоустом.

Со временем слава о священнике из Кронштадта распространилась по всей России. Умирая, император Александр III именно отца Иоанна попросил причастить его. Куда бы ни приезжал отец Иоанн — а ездил он много — везде его встречали тысячи людей. Почитание Иоанна Кронштадтского достигло таких масштабов, что в какой-то момент особо фанатичные его поклонники создали что-то вроде секты, называя себя иоаннитами. Отец Иоанн не просто осуждал такое отношение к себе, но и всячески с ним боролся. При этом, как следует из его дневников, сам он относился к себе предельно самокритично.

Исследователь его дневников, профессор Надежда Киценко, отметила «откровенно негативный» по отношению к самому себе тон записей отца Иоанна. Кстати, из дневников отца Иоанна (они хранятся в Российском государственном историческом архиве) известно и о первом случае, который сам праведник расценил как чудо. «Господи! Благодарю Тебя, яко по молитве моей, чрез возложение рук моих священнических исцелил еси отрока (Костылeва). 19 февр. 1867». После, по молитве святого Иоанна, чудеса исцеления людей происходили неоднократно…

Было бы наивно думать, что Иоанна Кронштадтского любили все. Нет, многие его недолюбливали — от некоторых «коллег»-священников до газетчиков, высмеивавших праведника в фельетонах и карикатурах. Впрочем, сам он не обращал на это никакого внимания, ему было просто некогда — по воспоминаниям современников, каждая минута отца Иоанна была занята молитвой или помощью людям, что такое свободное время, он просто не знал. А время всe расставило по своим местам. И люди всегда будут помнить самого обычного священника из города Кронштадта. Самого обычного — в том смысле, что именно таким священник и должен быть…

Andreevsky_sobor

Скончался святой праведный Иоанн Кронштадтcкий в своей служебной квартире рядом с Андреевским храмом 20 декабря 1908 года на 80-м году жизни. Святой канонизирован Русской Православной Церковью 8 июня 1990 года. За свою жизнь отец Иоанн Кронштадтский пожертвовал средства на строительство огромного количества храмов и монастырей.

В своeм родном селе Суре он построил камен ный Никольский храм (сейчас он восстановлен), там же основал Иоанно-Богословский женский монастырь. Самый известный из строительных «проектов» отца Иоанна — женский монастырь на набережной реки Карповки в Санкт-Петербурге, освящeнный в честь Иоанна Богослова. Монастырь был окончательно достроен незадолго до смерти праведного Иоанна Кронштадтского. Здесь он, согласно воле покойного, и был похоронен.

Другое памятное место, связанное со святым — его квартира в Кронштадте, на втором этаже дома 21/12 на углу Посадской и Андреевской улиц. После революции 1917 года эта квартира, где отец Иоанн жил больше полувека, была превращена в коммуналку. Но сейчас в ней — мемориальная музей-квартира праведного Иоанна Кронштадтского, открытая для посещения всеми желающими. Недалеко от этого дома — памятник святому с надписью на постаменте: «С благодарностью от России».

kamen

А вот на месте Андреевского собора, в котором служил Иоанн Кронштадтский — теперь только камень с надписью: «На этом месте стоял собор Андрея Первозванного, в котором 53 года служил Великий Молитвенник Земли Русской святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. Собор был освящeн в 1817 году, разрушен в 1932 году. Пусть камень сей вопиет к сердцам нашим о восстановлении поруганной святыни». Впрочем, в 2008 году храм начали восстанавливать, вернее — строить заново. Уже построена колокольня.

Тропарь, глас 1-й

Православныя веры поборниче. Земли Российския печальниче, пастырем правило и образе верным, покаяния и жизни во Христе проповедниче. Божественных таин благоговейный служителю и дерзновенный о людех молитвенниче, отче праведный Иоанне, целителю и предивный чудотворче, граду Кронштадту похвало и церкви нашея украшение, моли всеблагаго Бога умирити мир и спасти души наша.

Пасха.ру