протоиерей Павел Великанов

Христианство / Человек и его вера / Богословская мозаика

История человечества не знала личности, которая бы вызывала столько споров, как личность Иисуса Христа. Когда младенца Христа на сороковой день принесли в храм Соломона, чтобы возблагодарить Бога за новорожденного, он был встречен странными пророческими словами: «Вот, лежит этот младенец на падение и на восстание многих… и в предмет пререканий» (Лк. 2:34). Эти слова, действительно, исполняются и по сей день. История знает целые эпохи, которые проходили под знаменем противостояния Христу: это и эпоха Просвещения, когда в христианстве видели главный тормоз развития науки. Это и Новое время, когда европейские мыслители изыскивали любые способы доказать, что Христа вообще никогда не было. И ХХ век свои первые грозные шаги делал под вдохновением антихристианского цинизма Фридриха Ницше. Революционное лихолетье в России заставило людей четко определиться прежде всего по отношению ко Христу: либо ты вместе с гонителями, либо — вместе с гонимыми и мучениками. Но что же в личности Иисуса Христа вызывает столь разное к Нему отношение?

Христос рождается в среде еврейского народа, избранного Богом для сохранения веры в Единого Творца неба и земли. Пророкам было открыто свыше, что именно этот народ даст всему миру Спасителя — Мессию, Который снова вернет страждущее человечество в рай — Царство Божие. Но современникам Христа гораздо ближе и желаннее оказалась мечта о материальном благополучии и свободе от Римских властей, нежели загадочное и далекое Царство Божие. И вот вдруг в этой среде возникает человек, который говорит так, как будто он Сам и есть Бог! Он говорит, что рожден от Девы и может прощать грехи. Он говорит, что существовал вечно. Он учит любви к врагам и прощению любых обид. Он говорит, что придет судить мир в последние времена. Но Христос не только говорит:  Он совершает такие невероятные чудеса, которые нельзя игнорировать: исцеляет безнадежно больных, дарует зрение слепорожденному, слух и речь — глухонемым, освобождает мучимых нечистыми духами — более того: одним Своим словом воскрешает мертвых! После воскрешения Лазаря, которое видели многие, народные вожди оказались перед выбором: либо признать, что этот Человек — действительно Тот, о Ком говорили пророки — но это бы означало полный крах мечты о своем благоденствии, либо убить Его, таким образом уничтожив этот камень преткновения!  Действительно, Христос постоянно говорил о том, что Его цель — не стать царем и освободить свой народ, а дать людям то, что было утрачено с грехопадением — мир с Богом, дать не «хлеба и зрелищ» — но такую Небесную Пищу, которая бы снова делала людей Сынами и Друзьями Всевышнего. Эти слова приводили в ярость книжников и фарисеев — еврейскую религиозную аристократию. И именно эта безудержная ярость в итоге пригвоздила Иисуса Христа ко Кресту посреди двух разбойников… 

Но Богочеловек не мог оставаться связанным узами адского мрака, куда сходили души всех умерших — и на третий день Христос воскресает и является своим ближайшим ученикам. Не все поверили в Его воскресение — даже один из близких учеников, Фома, отказывался верить, пока своими глазами не увидел Распятого, но Воскресшего.  Радостная весть — по-гречески Евангелие — о Воскресении Христа снова сплотила учеников вокруг любимого Учителя. Восстание Христа из мертвых не просто подтвердило Его Божественность: Своею крестной смертью и воскресением Христос разрушил стену греха, которая не позволяла человеку приблизиться к своему Небесному Отцу. Сын Божий стал Сыном Девы, чтобы подобно доброму пастырю вернуть заблудившегося в мрачных лабиринтах греха человека к Свету и Жизни. 

В  первой христианской общине, как свидетельствует книга Деяний Апостолов, «было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее» (Деян. 4:32). Но «камень преткновения» не стерся: более того, он стал еще острее. Апостол Павел говорит: «мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие» (1Кор.1:23). Когда воины, приставленные ко гробу Христа, в ужасе прибежали и рассказали  о землетрясении и исчезновении тела Христова,  первосвященники и старейшины еврейские, как повествует евангелист Матфей, дали воинам деньги «и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали… Они, взяв деньги, поступили, как были научены; и пронеслось слово это между иудеями до сего дня» (Мф. 28:11-16).

Языческий мир встретил христиан сначала презрением, затем — лютой ненавистью и гонениями. Римские историки оставили нам подробнейшие описания гонений на христиан. Каких только издевательств не придумывали гонители: христиан толпами, вместе с женами и детьми, бросали на растерзание диким зверям на арене Колизея, из них делали живые факелы в саду Нерона, их колесовали, варили, сжигали, разрывали… «Кто не удивится мужеству мучеников, их терпению и любви ко Господу? Рассекали бичами их тела так, что даже видны были внутренние вены и артерии? но они терпели. Даже стоящие около них плакали от жалости, а они были столь мужественны, что ни один из них не вскрикнул и не восстенал… Подобным образом и те, которые осуждаемы были на съедение зверям, претерпевали многие тяжкие страдания: их простирали на колючих раковинах и истязали другими различными мучениями, чтобы продолжительностью истязания довести их, если это возможно, до отречения» (Мученичество св. Поликарпа 2:1-4). Язычников просто выводило из себя упорство христиан в своей вере и готовность идти на смерть, но не бросить крупицу ладана перед идолом! Язычник, не особо-то веривший в своих богов, не мог понять, откуда у христиан такая вера, такое мужество и такая любовь? Христианский мученик  в переводе на русский — это свидетель, свидетельствующий о Христе не словами, а своей кровью. И действительно, это свидетельство христиан оказалось сильнее всей мощи языческой империи. «Ты победил меня, Распятый!» — эта предсмертная агония императора Юлиана Отступника была не только его криком, она была признанием всего умирающего языческого мира…

http://www.mir-slovo.ru