Семья… У каждого человека она своя, особенная — как и его жизнь, которую каждый из нас строит по-своему.Для кого-то она служит центром жизни и  вселенной,  кому-то  забавой.

    У кого-то ее просто нет, и это не всегда сознательный выбор — например, дети-сироты.

     Вариантов бесконечно много, как и судеб Божиих. Общее одно: понятие семьи всегда подразумевает счастье — привычное, далекое, забытое, недосягаемое…

     О значении семьи написано очень много, но эта проблема никогда не потеряет своей актуальности и не будет исчерпана, пока не закончится человеческий род на земле. Потому что все мы родом оттуда…

     Подавляющее большинство людей именно в семье рождается не только в земную жизнь, но и в вечную. Потому что в семье мы учимся любить. А любовь — это то, что делает христианина христианином.

     Наше время подобно времени первых христиан, сердца которых, подобно свечкам, горели во тьме языческого разврата и безбожия. Протоиерей Иоанн Морев, выдающийся богослов-апологет начала XX — о семейной жизни первых христиан, которые как никто должны быть примером христиан современных.

     … Любовь к Богу у древнейших христиан самым тесным образом связывалась с любовью к людям. Христос Спаситель завещал Своим последователям любовь, как отличительный признак. «Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35).

      Первые христиане глубоко и живо были проникнуты этим возвышенным чувством братской любви друг к другу: любовь царила в семействе, проявлялась в общественной жизни, простиралась даже за пределы христианской Церкви, изливаясь на врагов и язычников. Сами язычники удивлялись этому их высокому качеству и говорили: «Смотрите, как христиане любят друг друга, как они готовы один за другого душу положить». Это великое и святое чувство, одушевлявшее древних христиан, имело самые благодетельные последствия: оно как бы создавало новых людей, совершенно преобразовывало их и составляло из них такое общество, подобного которому не знал языческий мир.

     В первую очередь это касалось устройства семейной жизни.

     В языческих государствах не существовало правильно устроенного семейства, так как не было правильного взгляда на женщину и детей. У народов, не знающих истинного Бога, женщина ценилась и ценится невысоко. Это — раба, полностью зависящая от своего мужа. Одной прихоти последнего было достаточно, чтобы сделать ее жизнь несчастной. Он имел над ней право суда, наказания и даже смертного приговора. Тот же дух господства и порабощения создавался и в отношении отца к детям. Дети составляли собственность родителей, наравне с недвижимым имуществом и рабами. Законы языческие отдавали детей в полную власть отцу. Он мог их не только наказывать, но и продавать другим, мог и убивать, если оничем-либо ему не нравились или были болезненны…

     Понятно, какова была семейная жизнь, построенная на рабстве и жестокости. Для языческих супругов недоставало самого первого условия счастья — взаимной любви и доверия. Поэтому раздоры, вражда, нарушение супружеской верности, развод по самым ничтожным причинам были обычными явлениями в языческих семействах. Безотрадно было и положение детей: они составляли для родителей излишнюю тяжесть, мешавшую свободной, распущенной жизни. О воспитании их никто не заботился: лишенные родительской любви и попечения, они были брошены на произвол судьбы…

     Совсем не так было в семействах древних христиан. Вера Христова возвысила значение женщины, указала, что она также сотворена по образу Божию, имеет одну и ту же природу с мужчиной и с ним может участвовать в спасении и наследовании Царства Небесного. Поэтому и на брак первые христиане смотрели как на свободный союз того и другого пола, заключенный единственно по чувству любви и доверия друг к другу для высокой цели Спасения, в том числе рождения и воспитания детей. Жизнь христианских супругов была мирная и согласная. Мужья смотрели на своих жен не как на рабынь и служанок, а как на подруг и помощниц на пути жизни. Жены, со своей стороны, относились к мужьям с полной любовью и уважением. Вследствие этого взаимная жизнь христианских супругов отличалась истинным счастьем, которое так трогательно описал один из древних духовных писателей: 

     «Они (муж и жена), как дети одного отца, как рабы одного Господа: нет между ними никакого раздора или разделения ни в душе, ни в теле. Они два во единой плоти: где плоть едина, там и душа едина. Они вместе молятся, вместе припадают на колени, вместе постятся, взаимно ободряют друг друга. Они равны в Церкви и в общении с Богом, равно делят бедность и обилие, ничего один от другого скрытного не имеют, не в тягость друг другу… Иисус Христос радуется, видя такое домоводство их, посылает мир Свой на дом их и обитает в нем вместе с ними. А где Он находится, туда не может войти дух злобы»…

     При такой семейной жизни, конечно, не могло быть супружеских несогласий, раздоров и измен друг другу. Нарушение супружеской верности считалось самым ужасным преступлением и случалось чрезвычайно редко.

     Предметом особой заботливости христианских супругов были дети. на них родители смотрели, как на дар Божий и как на будущих наследников Царства Небесного. Поэтому при воспитании детей главнейшее внимание обращалось на то, чтобы научить их вере в Бога и доброму благочестивому поведению.

     Разумеется, дети платили родителям за их попечение и заботы самой горячей любовью: относились к ним с искренним уважением, преданностью и полной готовностью жертвовать всем для их блага и спокойствия. Бедные, больные и старые родители находили в детях надежную опору и посильную помощь. Особенно старались дети послужить родителям в трудную минуту их жизни.

     Истинно, это были верующие, у которых «было одно сердце и одна душа». Полные любви и искренности, отношения членов христианских семей, таким образом, были лучшей проповедью Христовой веры в холодном развращенном мире.

Протоиерей Иоанн Морев