http://www.pravoslavie.ru/jurnal/64151.htm

Вечерняя беседа

Перед сном, когда Коля с Ваней вытягиваются во весь свой коротенький рост под одеялом, у нас начинается маленькая беседа о том, что случилось за день важного и интересного, плохого и хорошего, грустного и смешного. Всё пошло с минувшего лета, обильного на свободное время и всяческие происшествия, и происходило примерно так:

– Знаешь, бабушка, сегодня у нас приключилась беда: мы целый день строили шалаш, а вечером он рухнул, – озабоченно говорит Коля. – Ваню даже немножко ветками завалило.

– Да, меня даже немножко жавалило, – печально вторит Ваня, высунув нос из-под одеяла.

– Может быть, вы допустили ошибку в конструкции? Давайте мы завтра вместе посмотрим, как вы крепили каркас, – нарочито профессиональным языком предлагаю я, как-никак конструктор с 25-летним стажем.

Мальчикам это явно нравится, они тут же включают в свой лексикон слова: конструкция, каркас. Разговор некоторое время крутится вокруг шалаша. Но тут мимо Колиного носа пролетает муха и садится на потолочную балку. Коля с интересом смотрит на расхаживающую вверх ногами муху и задает «вечный» вопрос:

– А почему мухи ходят по потолку и не падают?

Ваня выдвигает свои соображения:

– Потому сто их так сотворил Бог!

Чуть помолчав, он тихонько просит:

– Бабуска, расскажи мне про Боженьку.

Такой вопрос дорогого стоит. Я предельно сосредотачиваюсь – рассказывать надо просто, чтобы было понятно маленькому Ване, но и с некоторой новизной, чтобы не наскучить старшему Коле, и торжественно начинаю:

– Бог всемогущ. Это значит, Он всё может. Он сотворил солнце и луну. Небо и землю. И всё, что на земле.

– И медведя? – это существо, которое Ваня считает самым могущественным на земле.

– И медведя, и всех животных.

– И человека, – подает голос Коля.

– Да, человек – это самое любимое творение Божие. Бог – это  Святая Троица.

– Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой, – чеканит Коля.

– Правильно. Только надо знать, что Святая Троица – это не три Бога, а Единый Бог. Понять это невозможно. Это великая тайна. Надо просто верить, что это так.

Бог-Отец послал Своего возлюбленного Сына на землю, чтобы Он спас людей от греха. Поэтому Его называют Спаситель. Это – Иисус Христос.

– Его гвоздиками прибили, а Он всё равно воскрес! – радостно добавляет Ваня, который тоже уже кое-что знает.

Я одобрительно киваю ему и продолжаю:

– Бог – Он везде. Он всё видит: и хорошие дела, и плохие. Он очень добрый, поэтому не сразу наказывает за злые поступки, а долго-долго ждет, что мы покаемся. Но если мы не исправляемся, то Он нас вразумляет. Сначала через людей. Вот, например, вас бабушка ругает, ставит в угол, вчера даже за крапивой пришлось идти, – я плавно спускаюсь с небес на землю, – надо понимать, что это действует Господь Бог через бабушку. А если вы всё равно не слушаетесь, то тогда Бог Сам наказывает таких упрямцев. Кто знает, как Бог может наказать?

– Землетрясением или вулканом, – для Коли, видно, не прошли впустую наши прошлые разговоры.

– Ну, в общем, да, только, по счастью, вулканов у нас тут поблизости не наблюдается и землетрясений не бывает, а вот заболеть строптивый грешник вполне может или упасть в лужу. Уж лучше потерпеть наказание через бабушку. Правда?

– Плавда, – со вздохом соглашается Ваня.

Обо всём сразу сказать невозможно, да и не нужно, и я, нашаривая рукой выключатель, предлагаю:

– Ну а теперь давайте спать!

Коля вскакивает на постели:

– Бабушка, а помолиться? Ты забыла?

Я спохватываюсь, хвалю Колю за то, что он вспомнил о Боге. Коля без паузы и даже с некоторым удивлением отвечает:

– Я каждую минуту о Нем помню!

«Ах вы мои маленькие смешные мальчишки, – думаю я. – С чем вам придется столкнуться в жизни? Как сохранить вас отсоблазнов мира? Да и что я могу, если мне самой недостает мудрости, терпения, так что частенько и “солнце заходит во гневе моем”…»

Все спят, я остаюсь один на один со своими думами, сомнениями, вопросами, привычно беру с полки книгу писем преподобного Макария Оптинского, и – случайно ли? – на глаза сразу попадаются удивительные строки о воспитании детей, написанные немного старомодным стилем: «Нынче время тяжко и дни лукавы, попадут в обращение со светом, то много насыплется плевел на доброе семя, так что иногда при всходе и подавят хороший плод… Наши дела без помощи Божией ничего не стоят; а потому мы должны просить оную от Бога и смиряться в своей нищете, ибо Он на смиренные призирает и недоумения наши и ошибки в чем-либо Своим тайным вразумлением и помощью исправит. Говоришь о непослушании их и не знаешь, чем исправить? – Вразумлением, терпением и помощью Божией… Сей доброе семя, а Господь ниспослет благорастворенный дождь и принесет плод. А ежели что и неудачно кажется, то оставить непостижимому для нас Промыслу Божию».

Жития святых

– А кто такой Гарри Поттер? – задает Коля вопрос, от которого у меня внутри все холодеет.

«Ну вот, уже и до детского садика докатилась эта заморская чума», – скорбно думаю я, начитавшись броских заголовков с брошюр против Гарри Поттера.

На Колин вопрос я стараюсь ответить как можно более скучным голосом:

– Кажется, так называется книжка про одного мальчика. По-моему, она совсем неинтересная…

Моя немудреная уловка не приносит желаемых результатов:

– Нет, бабушка, – с жаром говорит Коля, – Артемка сказал, что это очень интересная книжка, а Андрей с мамой даже смотрели спектакль про Гарри Поттера!

Я неприятно удивляюсь: «Ничего себе, уже и со спектаклем подсуетились!»

Поразмыслив, решаю: врага надо знать в лицо, и в ближайший свободный день отправляюсь в библиотеку за знаменитым детским бестселлером.

– Ну что вы, – удивляется моей наивности библиотекарша, – весь «Гарри Поттер» на руках. Я могу вас только в очередь записать.

Я записываюсь в очередь на «Гарри Поттера»… Неожиданное препятствие подогревает мое желание поскорее заполучить книгу. Вспоминаю случай из моего детства. У нас дома была довольно-таки большая библиотека, из которой мне разрешалось брать всё, что я захочу, кроме почему-то шеститомного собрания сочинений латышского писателя Вилиса Лациса. На него мама наложила запрет. Надо ли говорить, что все шесть томов Вилиса Лациса были мною тайно прочитаны в первую очередь…

Наконец я приношу домой долгожданную книгу и придирчиво вгрызаюсь в текст. Да, действительно, читается легко, написано увлекательно, много волшебства, приключений – это как раз то, что нравится детям… Однако я довольно-таки злорадно отмечаю и другое: примитивный язык, дешевые шуточки, нагромождение надуманных сюжетных поворотов. Очень низкий художественный уровень. И вообще я как-то запуталась с этим Гарри Поттером… Если в русских сказках добро и зло всегда противостоят друг другу, то здесь что же получается? Баба Яга с метлой в ступе – это прообраз Гарри Поттера? Или Гарри Поттер в ступе с метлой – это и есть замаскированная Баба Яга? Впрочем, это одно и то же, никакой разницы… Но где же, в таком случае, здесь добро?

Пытаюсь рассмотреть проблему с другой стороны. Хочу ли я, чтобы мои внуки читали Гарри Поттера? Нет, это чтиво привьет им, как минимум, дурной вкус, запутает их представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Запретить читать, когда все только об этом и говорят? Я вспоминаю Вилиса Лациса…

Что же противопоставить Гарри Поттеру? Может быть, ничего и не надо противопоставлять, а просто воспитывать в детях хороший вкус? Читать, как читали, русские народные сказки (конечно, не подряд, а с рассуждением), Пушкина, Ершова, Андерсена, Паустовского, Носова… Да мало ли хорошей детской литературы! До всех этих книг мои благодарные слушатели очень охочи.

Не всё гладко было у нас с житийной литературой, хотя мне очень хотелось, чтобы дети ее полюбили. Даже переложениям житий святых для детей внуки предпочитали «Приключения Незнайки» или «Барона Мюнхгаузена». Пожалуй, действительно, многие из этих переложений страдают тяжеловесностью слога, написаны скучно, как будто не для детей… Дело пошло лучше, когда я стала просто пересказывать жития святых своими словами или читать их выборочно, с большой осторожностью упоминая о мучениях, стараясь избегать излишних жестоких подробностей.

Чтобы отыскать интересные для детей моменты из жизни святых, я прочла множество патериков, отечников, лавсаиков, миней, настольных книг для священнослужителей. И, надо сказать, с огромной пользой для себя. Как много встречается в них ярких, запоминающихся, поучительных, без скучного назидания сказаний о послушании, честности, трудолюбии, терпении; как много в них смешного и парадоксального, особенно если сравнивать с нашими современными привычками и представлениями!..

Вот далеко не полный перечень самых любимых у обоих мальчиков житий:

– житие святого Илии Пророка (о том, как ворон приносил ему хлеб и мясо, как Бог не принял жертву волхвов, а жертву святого Илии попалил вместе с водой и камнями);

– как святой великомученик Георгий победил змия;

– как святая Екатерина жениха выбирала;

– как святую Варвару отец воспитывал в неприступной башне, а она всё равно поняла, что Бог есть, и приняла христианство;

– о сорока мучениках, в Севастийском озере пострадавших (про баню; про воина, сторожившего мучеников, и про венцы, с неба сошедшие);

– о дружбе святого Никифора с Саприкием и о том, почему Саприкий не стал святым;

– как святой князь Владимир веру выбирал; как он ослеп, а потом прозрел; как он преобразился после крещения;

– как святитель Алексий Московский исцелил ослепшую жену хана Тайдулу;

– житие святого блаженного Николая Кочанова (как он побежал по реке Волхов, как посуху, за мнимым противником блаженным Феодором и бросил в него кочан капусты);

– как святой блаженный Прокопий Устюжский спас город Устюг от каменной тучи;

– из житий преподобного Сергия Радонежского и праведного Иоанна Кронштадтского о том, как им не давалось учение, а потом они стали первыми учениками;

– житие праведной Иулиании Лазаревской (как во время голода она кормила людей хлебом с корой и лебедой, а он был вкуснее, чем хлеб из чистой муки);

– из «Достопамятных сказаний о подвижничестве святых и блаженных отцов»: об авве Евпрепии и ворах, об авве Агафоне и прокаженном, о послушании Марка, любимого ученика аввы Силуана, о честности аввы Агафона, о плоде послушания аввы Иоанна Колова, молитва о дожде аввы Ксоя.

Смешные случаи со святыми отцами, их шутки и юмор представляют для нас особую ценность, мы даже собираем такие вырезки и выписки в отдельную папку и достаем ее, когда нам бывает грустно.

Попутно я обратила внимание на то, что дети с большим интересом слушают жития, в которых упоминаются животные. Теперь уже не я предлагала, а мои внуки просили почитать им про льва преподобного Герасима, про медведя преподобного Серафима, про кота старца Нектария. И я неутомимо отыскивала во всех православных магазинах и на всех выставках книги, в которых бы рассказывалось о дружбе святых людей и зверей.

Особенной любовью у Коли и Вани пользуется довольно толстая книга с прекрасными цветными иллюстрациями о жизни и чудесах святителя Николая Чудотворца. Когда они принесли мне ее для прочтения в пятый раз подряд, мне показалось, что мы всё же одержали маленькую победу в невидимой битве с Гарри Поттером и иже с ним.

Гвоздяная дорога

Как-то раз я читала Коле с Ваней отрывок из воспоминаний православного москвича о своем детстве. На всю жизнь остался в его памяти яркий, имеющий глубокий смысл рассказ няни Пелагеи о том, как в жизни найти правильную дорогу, ведущую в рай: «Перед тобой будут две дороги. Одна дорога – красивый мягкий ковер, на ковре много цветочков и конфет. Другая дорога вся утыкана остриями ржавых гвоздей. Тебя подведут к красивой дороге и скажут: “Иди, это дорога хорошая. Собирай и нюхай цветочки, ешь конфеты”. Ты их не слушай. Иди по гвоздяной дороге. Будет страшно – не бойся, молись Богу. Эта дорога ведет в рай. А мягкая, конфетная дорога идет прямо в ад».

Закончив чтение, я спрашиваю мальчиков:

– Ну, а вы какую бы себе выбрали дорогу: конфетную или гвоздяную?

– Конфетную, – легкомысленно отвечает маленький Ваня, видимо, не вникнув глубоко в суть дела.

Но тут у меня появляется неожиданная поддержка со стороны Коли:

– Нет, Ваня, если есть много конфет, то потом доктор будет зубы сверлить, – он недавно испытал на себе неприятные последствия сладкой жизни. – Бабушка, а почему с этими дорогами всё наоборот: красивая дорога ведет в ад, а гвоздяная – в рай?

– Это значит, что кто-то хочет нас запутать, чтобы мы не нашли правильную дорогу. И этот кто-то – дьявол со своими помощниками-бесами. На дороге, которая ведет в ад, они постелили ковры, насыпали конфет, цветов…

– А на дороге в рай натыкали ржавых гвоздей! – подхватывает Коля.

– Да, поэтому правильная дорога всегда трудная. Трудно маму слушаться? А надо. Не хочется утром постель заправлять? А ты пересиль себя. Хочется конфету взять, когда мама не разрешает? А ты скажи себе: «Не буду!» Это и есть трудная гвоздяная дорога. Вот она-то и ведет в рай, где все всегда радуются. Так и в Евангелии написано: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и не многие находят их».

Я встаю, чтобы поставить книгу на место. За моей спиной слышатся голоса:

– А ты, Ванька, хотел по конфетной…

– Нет! Я по гвоздяной…

Эхом откликаются в моей душе горькие евангельские слова: «тесны врата и узок путь… и не многие находят их…»

Трудный разговор

– Я не люблю своего папу, – угрюмо глядя в одну точку, сообщает Коля.

Мне известно, откуда дует ветер. Накануне папа наказал его за серьезную провинность. Конечно, папа погорячился… Мне кажется, что вполне можно было бы обойтись без ремешка, но когда отцы берутся за дело воспитания своих чад, мамы и бабушки не должны соваться в этот процесс. Папа всегда прав, даже если он не прав… Нам в этом случае остается только молитва. Но сейчас надо что-то делать, нельзя, чтобы Коля оставался озлобленным.

– Ну, во-первых, ты вчера сам был виноват. Во-вторых, то, что папа тебя наказал, доказывает, что он тебя любит.

– Как это – «любит»? Когда любят, то не бьют, – убежденно говорит Коля.

– Если бы папа тебя не любил, ему было бы всё равно, какой ты вырастешь. А папе не всё равно. Он хочет, чтобы его сын вырос хорошим человеком. В-третьих, даже в Библии написано, что отец не должен жалеть розг для воспитания сыновей.

– В Библии написано? – изумляется Коля.

– Да, в Библии, – подтверждаю я, – сейчас найду… Вот, смотри: «Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его». И дальше: «…кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына, а кто любит, тот с детства наказывает его».

По Колиному лицу видно, что это для него открытие, которое перевернуло весь ход его мыслей. Я понимаю, что больше ничего говорить не надо, и только сочувственно спрашиваю:

– Больно было?

– Нет, – расплывается Коля в улыбке до ушей, – совсем не больно, я как раз надел очень толстые джинсы!

Мы оба весело смеемся.

И снова трудный разговор

– Бабушка, – печально говорит Ваня, – у нас папа – плохой.

– Почему это? – удивляюсь я.

– Он пьет вино и курит.

– Когда это было, чтобы папа пил вино? – я тяну время, чтобы собраться с мыслями.

– К нам вчера приходили гости, и папа пил вино и курил, – доверительно сообщает Ваня.

– А что, когда приходят гости, то нельзя пить вино?

– Нельзя, вино пьют только пьяницы, – убежденно говорит Ваня.

Вижу, что Коля оторвался от игры и напряженно прислушивается к разговору.

– Нет, Ванечка, взрослым можно пить вино, но только немного, в меру. А папа никогда не пьет много вина.

Тут в разговор вступает Коля:

– А Бог разрешает пить вино?

– Да, Бог разрешает пить вино. Самое первое чудо, которое Бог совершил на земле, было превращение воды в вино.

– А зачем пьют вино? – это опять Коля.

– Для радости и веселья. Это чудо как раз и произошло, когда люди веселились на свадьбе в Кане Галилейской.

– А детям можно пить вино? – похоже, Колю не на шутку волнует проблема винопития. С чего бы это?

– Детям пить вино ни в коем случае нельзя, – я судорожно размышляю, что бы такое сказать весомое, что может произвести впечатление. – Например, если малыша, который только-только родился, накормить… борщом! Что с ним будет?

– Наверное, он умрет, – говорит Коля.

– Правильно, ему можно давать только молочко из сосочки. Так и с вином. Вино разрешается пить только взрослому, а дети от этого могут даже умереть. А папа у вас очень хороший. Он вас любит и заботится о вас. Кто купил вам новые велосипеды?

– Папа.

– Кто возит вас на машине в деревню?

– Папа.

– Кто ездит с вами за грибами, берет с собой на рыбалку? Опять папа. Такого папу поискать надо! Но вы должны знать, что у каждого человека, который живет на земле, обязательно есть какие-нибудь недостатки. Конечно, это неправильно, что папа курит, он очень вредит этим своему здоровью. Но осуждать папу за это нельзя. Можно только молиться о том, чтобы Бог помог ему бросить курить. И всё. Или, например, другой случай: папа вас наказывает, а вам кажется, что это неправильно. Как тут надо поступить?

– Надо потерпеть, – со вздохом говорит Коля, у которого уже была возможность поразмышлять на эту тему.

Лариса Калюжная