Помните детское стихотворение «Кем быть?» Благодаря техническому прогрессу многие профессии, о которых повествует автор, давно стали архаизмами. Выбирая дело жизни, на первое место теперь ставят престиж, зарплату, возможность карьерного роста, а также желание родителей и мнение друзей. Мы с лёгкостью бросаем своё призвание под ноги идолу успешности, забывая, что жить и приумножать Богом данные таланты возможно только здесь и сейчас, пока бьётся сердце и прощупывается пульс.

История первая, «любовная»

От него невозможно было оторвать взгляд. Красивые руки, знающие своё дело, сосредоточенное лицо, едва уловимая улыбка. И искра в глазах. Та самая, которая делает человека прекрасным, одушевлённым и настоящим.

Похоже на начало женского романа? Нет, это просто мои наблюдения и, не побоюсь этого слова, моя «влюблённость» в человека, который на своём месте занят любимым делом.

Этот молодой человек — не олигарх. Под окном не мигает фарами новенький «Порш», и вряд ли у него есть счёт в швейцарском банке. Но странное дело, на рабочем месте парень явно счастлив. Он — работник типографии. Благодаря его мастерству читатель может наслаждаться этим журналом. Имея слабое представление о том, как выходит в свет печатная продукция, я была недалека от мысли, что журналы и книги растут на деревьях. Сколько тонкостей в работе типографии! Приладки и настройки, лампочки и линзы, тысячи видов бумаги. Постоянные сверки цвета, полутонов, тонов, оттенков на каждом листе. И вот, наконец, журнал — такой красивый, пахнущий краской и трудом!

Затаив дыхание, я наблюдала, как работает наш герой. Для меня было открытием, что и техническая работа может быть настолько творческой, стоит только полюбить её и поверить в значимость дела, которое делаешь. Глядя на этого парня, я вспомнила забытое выражение «золотые руки». Передо мною пронеслась вереница ассоциаций: хлеб, колосья, люди разных профессий с картинок школьного учебника. Стало так тепло и уютно, так по-настоящему хорошо среди груды бумаг в цеху типографии.

История вторая, «последипломная»

В день вручения диплома я совершила один странный поступок. Едва взглянув на документ, я тут же села в трамвай и тайком отвезла это пластиковое чудо… в приёмную комиссию. Все вокруг меня поздравляли и пророчили светлое будущее с высокооплачиваемой работой, а мне было стыдно признаться, что то, чему я училась пять лет, не оставило ни следа в душе, ни желания работать по специальности.

Когда я поступила во второй раз, меня «не поняли». Одногруппники ходили на собеседования, находили работу, а я снова засела за конспекты. Вдруг обнаружились новые таланты, запоем читались учебники и спецлитература. Даже в голову не приходило прогуливать пары — настолько всё было интересно, и впервые в жизни я стала учиться на «отлично»…

Прошло время. От первого образования остались лишь фотографии да воспоминания студенческой юности. Ни одного дня я не работала по первой специальности, даже не пользовалась полученными знаниями в частном порядке. Зато вторая профессия стала смыслом жизни. Любимая работа, непрестанное самообразование, желание работать ради самой работы… Мне страшно подумать, чем была бы моя жизнь, если бы в погоне за местом в уютном офисе я не услышала свой внутренний голос, похоронила своё призвание. Быть может, я двигалась бы вверх по карьерной лестнице, отсиживая рабочие дни, считая минуты до обеденного перерыва, до конца рабочего дня, до выходных, радуясь зарплате и отпускам. От одной такой мысли — мороз по коже! Как стать полезным людям, если сам в своём труде не видишь смысла? Разве смогла бы высокая зарплата заменить то счастье, которое испытываю я, приходя на работу?

История третья, «медицинская»

Заболел маленький котёнок. В кабинете ветеринара вместо анатомических плакатов со скелетами людей — такие же, но с изображениями животных. Высокого роста «дядя врач» огромными руками так ловко совершал манипуляции над маленьким, еле дышащим котёнком, что я снова «влюбилась». Не в «дядю», а в его дело. То, как он разговаривал с нашей Соней, было просто дивно! Не замечая нас, робко жавшихся к стенке «родственников больного», он умело ставил капельницы и делал уколы. Нам он сказал всего две фразы. Первую — о том, что, несмотря на сложный вирус, «пациент будет жить». А вторую — философскую: «Хорошо, что вы приехали. У меня ночное дежурство, и снова пришлось бы фильмы смотреть, чтоб не заснуть. А так — работа есть». Эти слова, сказанные без рисовки и пафоса, были для меня как витамин. До чего же здорово встретить человека, готового выкладываться «по полной», не способного филонить, инертно просиживая на работе от звонка до звонка! Наверное, на таких людях и держится всё, что держится…

Окончание статьи, но не темы

Глупо было бы оспаривать необходимость высшего образования и профессионального роста. Но в жизни за всё нужно платить. Предавая своё призвание, мы платим неудовлетворённостью. Острее переживаются кризисы — не только финансовые и мировые, но и личностные, возрастные, семейные, когда не чувствуешь тыла в любимом деле. Философ ХХ века Карл Ясперс оформил в слова старую вечную мысль: «Человек становится тем, кто он есть, благодаря делу, которое он делает своим».

Сейчас модно говорить о самореализации, но что это такое? Само слово даёт ответ на вопрос — реализация самого себя. То есть человек, стремясь к самореализации, пытается сделать самого себя реальным, настоящим — возможно, именно это и имел в виду философ?

Современность утверждает, что только благодаря престижной профессии человек может взлететь на пик успешности, признания и славы. Но навеянные рекламным миром постулаты играют с нами злую шутку. Мы стремимся к универсальности, забывая о том, что человеческая жизнь — это, выражаясь языком философов, феномен; то, что встречается всего один раз в вечность. В это трудно поверить в эпоху массовости: как говорится, за лесом деревьев не видать.

Можно ли быть реализованным, если твоя профессия не входит в десятку престижных? Возможна ли реализация себя не только как профессионала, но и как человека, творца и созидателя, на твоём рабочем месте? Вопросы, на которые нет ответа-панацеи. Каждому нужно думать об этом и дать себе ответ. Чтобы потом не пришлось искать причины, отчего треть жизни, проведённая на рабочем месте, оказалась прожитой впустую.