Михаил Казанцев

В «Описании сражения при селе Бородино, бывшего 26-го числа августа 1812 г. между Российскою императорскою армиею под предводительством генерала от инфантерии князя Голенищева-Кутузова и Французскою соединенною армиею, состоящею из войск всех держав Западной Европы, под предводительством императора Наполеона» были, пожалуй, достигнуты абсолютные «рекорды» в численности обеих армий и их потерь:

  • французы – более 185000 чел. при 1000 орудий; потеряно до 50000 рядовых;
  • русские – 95000 линейного войска, 7000 казаков и 10000 ополчения, всего 112000 чел. при 640 орудиях; выбыло из строя 25000 чел.

Важно отметить, что силы сторон указаны 25 августа, а потери, следуя нормальной логике, приведены только за 26 число.

Автором данного документа давно считают К.Ф. Толя. Однако в 1822 году он опубликовал в журнале «Отечественные записки» очень похожий по тексту труд под совершенно иным заголовком: «Описание битвы при селе Бородине 24-26 августа 1812 года, составленное на основании рапортов…». Вероятно, тогда он еще сомневался в некоторых фактах и цифрах, а такой вариант названия ясно показывал использованные им источники и материалы, а с другой стороны, был более дискуссионным.

В 1839 году он издал свой труд отдельной книгой, в которой были увеличены численность русских регулярных войск (до 103800 чел.) и их потери (до 30000 нижних чинов). Данные по французам остались без изменения.

В 1823 году вышла книга Ж. Шамбрэ «Histoire de l’expedition de Russie», переизданная в 1838 году. В ней автор привел расписания «Великой армии» и в частности накануне Бородина (2.9.1812 по н.ст.) насчитал в ее рядах 133819 чел. В дальнейшем очень многие историки стали использовать именно эти сведения, относясь к ним в той или иной степени критически. Так, по мнению Ж. Пеле-Клозо, численность французской армии 6 сентября (н.ст.) составляла около 126 тысяч чел.

Но отечественные историки долгое время игнорировали эти данные, и А.И. Михайловский-Данилевский полагал (3-е издание его книги вышло в 1843 году), что накануне Бородина у Наполеона было 170000 солдат.

Но его труд примечателен другими подсчетами. Определяя численность русской армии, он, вероятнее всего, использовал расчеты, сделанные еще Александром I в письме Кутузову от 24 августа на основании тех сведений, которые ему сообщил главнокомандующий 19-го, а именно:

  • по рапортам от 17-го августа в обеих армиях – 95734;
  • поступает из корпуса Милорадовича – 15589;
  • собранные 18-го мародеры – 2000;
  • всего – 113323 (а историк и указывал 113 тысяч чел.)

Но в данной величине, как нетрудно понять, конечно же, не учитываются потери армии с 17 по 23 августа. Однако Михайловский-Данилевский вычисляет общие потери до прихода армии в Тарутино так: 113 – 52 (без рекрут, присоединившихся после битвы) = 61 тыс. чел., и приходит к выводу, что потери под Бородином могли достигать 58 тысяч чел., находя соответствие в ведомости потерь 1-й армии (38 тыс. чел.) и полагая неучтенные потери 2-й армии не менее 20 тыс. чел. Урон, понесенный французами, по его мнению, достигал 50000 чел.

Позднее М.И. Богданович (его труд вышел в 1859-1860 г.г.) нашел такое объяснение большим потерям русских войск. Непосредственно после сражения (а не в Тарутино) осталось не более 52 тыс. регулярных войск. Но из 58 тысяч, подсчитанных Михайловским-Данилевским (38+20), 6 тыс. выбыло из строя 24 августа, и около 8 тыс. рассеялись во время битвы, а затем вернулись в строй. Таким образом, убито и ранено 26 августа было только 44 тыс. чел. Но и урон неприятеля был «не менее нашего».

Данный расчет по русской армии полностью согласуется с мнением Толя о количестве регулярных войск 25 августа (а Богданович разделял его): 52 + 58 – 6 = 104 тыс. чел.

К концу дореволюционного периода в отечественной литературе было принято считать, что при Бородино 130000 французов противостояли 120000 русских, включая казаков и ополченцев. Так значительно раньше полагал и Клаузевиц (правда, он не детализировал состав армии Кутузова). Вопрос о потерях оставался более спорным.

В 1941 году Б.Л. Кац уточнил количество французских потерь до 58478 чел.

В 1954 году при составлении сборника документов «М.И. Кутузов» были обнаружены ведомости потерь при Бородино как по 1-й, так и по 2-й Западным армиям. Позднее их стали называть сентябрьскими. Согласно этим ведомостям в 1-й армии убито, ранено и пропало без вести 22601 человек, во второй армии – 15840 чел. (без офицеров и генералов). При этом долгое время историки считали, что в сводной декабрьской ведомости указаны только потери 1-й армии (38506 чел.), а на самом деле там отражены потери обеих армий.

На основании этих фактов Л.Г. Бескровный пришел к выводу, что потери русских при Бородино составили 38,5 тыс. чел. Причем в 1962 году он относил этот урон только к 25 и 26 числу.

В том же году Бескровный тоже обращается к рапортам от 17-го августа, согласно которым 1-я армия насчитывала 65528 чел., 2-я армия – 34925 чел., всего имелось 100453 чел., а с войсками Милорадовича – 116042 чел. При этом в них была учтена основная часть казаков (о чем Бескровный не упомянул ничего). Полагая, как и раньше, что в битве участвовали только 10000 московских ополченцев, он определил новую численность русской армии под Бородином – 126 тысяч чел. Конечно, эта величина на 24 августа совсем неплохо согласуется с данными Толя на 26-е. Но могло ли количество регулярных войск и казаков (116044) остаться практически неизменным по истечении 7 дней? Правда, позднее историк уточнил, что в числе 116044 учтены еще 7 тысяч влившихся смоленских ополченцев, но это вызывает новые вопросы.

В 1988 году Н.А. Троицкий, раскритиковав Бескровного, предложил считать истинными потери в «Списках убитым, раненым и награжденным воинским чинам в войну 1812-1814 г.г.» – 45 тыс. нижних чинов и 633 офицера. При подсчете численности русских войск он тоже обратился к строевым рапортам. По 1-й армии был взят рапорт от 24-го (75541 чел.), а по 2-й от 17-го (34925 чел.). Ко 2-й прибавлено пополнение из корпуса Милорадовича, и вычтены ее потери – 39761 чел. Всего получилось 115302 чел. регулярных войск. Но тут вкралась ошибка уже потому, что в рапорт по 2-й армии (по мнению С.В. Шведова, в оба рапорта) были также включены казаки, и регулярных войск должно было получиться существенно меньше. Взятый Троицким документ с «точным указанием численности казаков» тоже вызывает сомнения именно в своей точности – 11 тыс. чел. В любом случае казаки были учтены им дважды.

В 1987 году была опубликована очень содержательная статья С.В. Шведова «Комплектование, численность и потери русской армии в 1812 году». В ней было отмечено, что многие подразделения оказывались неучтенными в рапортах, и фактически по состоянию, например, на 17 августа армия (с казаками) насчитывала около 110,8 тыс. чел., а на 24-е число – 114 тыс. чел. регулярного войска, 10 тыс. казаков и 33 тыс. ополченцев.

К вопросам численности и потерь русской армии при Бородино Шведов вновь возвращался в 1993 году (конференция в Бородино) и в 2004 году (конференция в Бородинской панораме).

К сожалению, расчеты этого историка всегда вызывали у нас немало вопросов. Например, следующая формула (2004 г.): «Исходя из рапорта от 17 августа, довольно легко определить численность армии на 24 августа. Для этого достаточно совершить две арифметические операции: вычесть небоевые потери и прибавить пополнение в 15,5 тыс. чел., приведенные генералом М.А. Милорадовичем из Калуги 19 августа, и 2 тыс. чел., собранных и. о. генерал-полицмейстера армии М.И. Левицким».

Но ведь, несомненно, были за это время и боевые потери!

Мнение Шведова с течением времени менялось. Так, например, в 1993 году он полагал, что численность регулярных войск (реконструированная) 17 августа составляла 102588 чел., а в 2004-ом – только 97,8 тыс. чел.; вместе с казаками – 110,8 тыс. чел. (1987 г.), а в 2004-ом – 107,2 тыс. чел. В 1987 году он оценивал потери при Бородино в 42 тыс. чел., а с 1993 года – 50 тыс. чел.

Важнее, конечно, последнее мнение, которое в 2004 году было таким: «С учетом боевых и небоевых потерь численность старослужащих регулярной русской армии после Бородино составила 63-64 тыс. строевых чинов».

«Чтобы определить реальную численность регулярных войск на 24 августа, по нашему мнению, вполне оправданно учесть приведенных Милорадовичем солдат в полном объеме. С учетом указанных рекрут логично сделать вывод, что перед боем в российской армии насчитывалось 113-114 тыс. чел. Потери при Бородино, если их определять через разность численности до и после сражения, составила 49-50 тыс. чел.».

Сформулировано не совсем четко, но, насколько можно понять, численность именно регулярных войск на 24-е число составляла 113-114 тыс. чел. Проверим это.

17-го: 61920 (1-я армия с уточнением) + 31909 (2-я армия) + 4100 (поправка на 3 б-на (1200), 24 эск. (2500) и 2 арт.роты (400)) = 97,9 тыс.

До 24-го: 97,9 + 15,6 (Милорадович) + 2 (собранных Левицким) – 1,5 (небоевые потери с 17-го по 24-е по Шведову) = 114 тыс.

Но, как уже было замечено нами ранее, следует учесть боевые потери в упорных арьергардных боях 19, 20 и 23 августа. Причем в 1993 году Шведов считал, что общая убыль людей до 24-го составила 3500 чел., а по нашей оценке – 2500-3000 чел. Кроме того, в сражении не участвовали Казанский драгунский полк, который перешел в отряд Винценгероде, и легкая арт. рота №43, отправленная накануне в Можайск. И тогда на 24 августа регулярных войск было несколько меньше – 111,9-112,4 тыс. чел.

Однако доказать истинность числа оставшихся в строю (63-64 тыс. чел.), опираясь на рапорты от 10-11-го сентября по старослужащим (т.е. без учета рекрут, поступивших после 26 августа), всегда будет довольно сложно, что и вызвало возражения, например, С.В. Львова. Действительно, реконструкция состояния армии после Бородина не так проста, как это представлял себе Михайловский-Данилевский.

Согласно расчетам Шведова, 11 сентября во всей армии без арьергарда было 2320 офицеров и 54560 старослужащих нижних чинов (всего 56880 чел.). Проверка по опубликованным в его докладе документам (прил. №6 и №7) дает несколько меньшие величины (без музыкантов 1-й армии).

По итогам документов: 56477 чел. (2218 офицеров и 54259 нижн. чинов).

При полном пересчете (а также учитывая, что 7-я конная арт. рота указана дважды): 55719 чел. (2203 офицера и 53516 нижн. чинов).

В арьергарде указаны «5 сводных батальонов 4-го корпуса», но, согласно ведомости по 1-й армии, не учтен из них только находившийся в конвое главной квартиры, а в арьергарде были четыре егерских полка (и данных по ним там действительно нет).

По подсчетам Шведова, общая убыль армии с корпусом Милорадовича с 17.08 по 11.09 составила 115,5 – 60 = 55,5 тыс. чел. Из них при Бородино – 49-50 тыс. При этом он исходил из следующего.

1) Войска Милорадовича учитываются в «полном объеме», т.е. по сути дела как старослужащие и офицеры, прибывшие в армию 19 августа.

Дело тут в том, что с 9 сентября было приказано старослужащих, рекрут и ополченцев показывать в рапортах раздельно. Однако 10-11 сентября рекрут насчитывалось всего 7700 чел. (следует заметить, что их итог по 2-й армии значительно превышает количество при полном пересчете). Но еще Михайловский-Данилевский полагал, что именно такое количество рекрут присоединилось к армии уже после 26 августа. По мнению Шведова, это были 3 полка Клейнмихеля и другие пополнения. И, следовательно, 11 сентября солдаты Милорадовича входили только в число старослужащих.

2) Не учитывать музыкантов 1-й армии, поскольку они не указаны в рапорте от 17 августа.

3) Общее изменение в количестве старослужащих рядовых и офицеров вместе с войсками Милорадовича c 17.08 по 11.09 без потерь при Бородино оценивается как уменьшение на 5,5-6,5 тыс. чел.

Каждое из этих положений, конечно, существенно влияет на конечный результат. Например, если музыканты 1-й армии были учтены 17-го, то потери при Бородино могут быть такими:

115,5 – 0,6* – 62 – 6,5 = 46,4 тыс. чел.

* Казанский драг. полк и легкая арт.рота №43.

Но и это еще не все.

Количество собранных Левицким солдат не является точным – в письме Кутузова написано «до 2000», т.е. на самом деле их могло быть, например, 1500. А 17-го какая-то часть из них, возможно, была еще в строю.

Относительно рапорта о состоянии 2-й Западной армии от 17-го августа Шведов сделал важное замечание: «по-видимому, не учтены 2600 артиллеристов». Мы полагаем, что там, вполне возможно, еще не были учтены и инженерные роты. А в рапорте 1-й армии строка «При главной квартире» позволяет предположить, что в количестве рядовых и офицеров (всего 1203 чел.) учтены только 2 батальона и 4 эскадрона, и, следовательно, тоже не учтены инженеры, которые находились при главной квартире. Впрочем, и само число 12,5 эскадронов/ рот трудно объяснить, если считать, как указано в рапорте, что Ингерманландский драгунский полк в этот документ включен не был.

И тогда общая численность регулярных войск на 24-е августа могла быть больше:

114,9 + 3,6 = 118,5 – (2,5-3) = 115,5-116 тыс. чел.

По формуле Шведова потери достигнут: 115,5 + 3,6 – 60 – 6,5 = 52,6 тыс. чел.

Львов и некоторые другие историки, считают, что значительно ближе к истине ведомости потерь. Но эти документы тоже могут содержать разные неточности. И в 1993 году Шведов доказывал свою правоту еще и тем, что, добавив к итогу сентябрьской ведомости все выявленные им неучтенные данные, получил ту же величину потерь – 50 тыс. чел.

Интересно, что мнение этого историка об уроне наших регулярных войск практически совпадает с мнением Богдановича – 6 тыс. чел. в Шевардинском бою и 44 тыс. чел. в генеральном сражении.

В 2003 году Львов оценил этот урон за те же три дня в 39312 чел. Позднее он тоже обнаружил в докладе Шведова (2004 г.) ошибки в расчетах, а также указал на неточности в ссылках и в опубликованных документах. В завязавшейся между этими историками полемике главное разногласие состоит в том, какая методика и какая источниковая база дают более точный результат.

В целом вопрос о потерях русской армии при Бородино продолжает оставаться одним из наиболее спорных, хотя давно уже ушли в прошлое крайние суждения в 25-30 или в 58 тыс. чел.

Что касается казаков, то в рапортах от 17 августа были учтены только 85 сотен и 1 арт. рота. Поэтому следует учесть еще 50 сотен и 1 арт. роту. И тогда их численность составит более 10 тыс. чел. К 24 августа в отряд Винценгероде перешло 15 сотен. Были, вероятнее всего, небольшие потери и у казаков. Поэтому при Бородино «на позиции» их было не более 9 тысяч.

Для определения численности французской армии существует уже упоминавшееся расписание Шамбрэ, в котором учтены также все временно откомандированные солдаты. Но и оно требует определенной коррекции.

2 сентября (н.ст.) отсутствовали:

  • 4-й корпус кавалерийского резерва;
  • 2-я легкая кавалерийская дивизия;
  • 12-я легкая кавалерийская бригада.

Вся эта кавалерия, по нашему мнению, насчитывала около 5900 чел. Кроме того, не были учтены эскорт главной квартиры (1300 чел. и 2 ор. по данным А.А. Васильева) и большой инженерный парк (764 чел.).

Тогда численность французской армии составляла: 130219 (без 4-го к.к.р.) + 5900 + 1300 + 764 = 138183 чел. Далее следует вычесть оставленный в Гжатске гарнизон и потери за три дня (c 2.09 по 4.09), которые в сумме, по нашей оценке, составляли не более 2000 чел. А возвратившимися за это время в строй, помимо откомандированных, можно пренебречь.

В итоге получается, что армия Наполеона к 24 августа вместе со всеми войсками, которые должны были к ней присоединиться, насчитывала не менее 136,2 тыс. чел. при 589 орудиях.

По мнению В.Н. Земцова (2001 г.), во французской армии «к 5 сентября в строю могло быть около 133 тыс. пехоты и кавалерии» (но вряд ли в этом количестве солдат отделены специальные войска, которых было, по данным Шамбрэ, более 15 тыс. чел.). А ее численность «на 6 сентября можно оценивать в 126 – 127 тыс. строевых чинов», что, как можно заметить, практически совпадает с оценкой Пеле (126 тыс. чел.).

По мнению А.А. Васильева и А.И. Попова (2002 г.), «войска «Великой армии», собранные на Бородинском поле к началу сражения насчитывали около 132000 чел. при 589 орудиях».

Потери французов за 24 и 25 августа, по нашей оценке, составили около 6 тыс. чел.

Большинство французских историков полагало, что их армия потеряла при Бородино от 10 до 30 тыс. чел. А согласно хорошо известной ведомости Денье – 28 тыс. чел. И только, пожалуй, один Сегюр считал, что урон войск Наполеона был около 40 тыс. чел. Но в нашей литературе вплоть до начала 90-х годов прошлого века преобладало мнение, что противник потерял в этой битве почти 60 тыс. чел.

По-видимому, первым, кто аргументировано опроверг это мнение среди отечественных историков, был А.А. Васильев. В проведенном им в 1992 году исследовании он пришел к выводу, что реальный урон французов за три дня боев достигал только 34 тыс. чел., а величина в 58478 выбывших из строя была вычислена при использовании источника, который не заслуживает доверия – эти сведения передал Ростопчину швейцарский авантюрист А. Шмидт.

По подсчетам В.Н. Земцова (2001 г.), потери Великой армии были несколько больше – от 35,5 до 41,5 тыс. чел., а в среднем – 38,5 тыс. чел.

Соотношение сил и потери при Бородино с 24 по 26 августа

  ФРАНЦУЗЫ РУССКИЕ
регулярная армия не менее 136,2 тыс. чел. 112 – 116 тыс. чел.
орудий 589 624
иррег. войска до 9 тыс. казаков и около 30 тыс. ополченцев
потери 34 – 41,5 тыс. чел. 40 – 50 тыс. чел.

И последнее важное замечание. Как можно видеть, превосходство французов в регулярных войсках составляло 20,2-24,2 тыс. чел. Однако, по нашим подсчетам, у них было больше специальных войск (т.е. артиллеристов, инженеров и пр.) на 4,5-5 тыс. чел. (естественно, только включенных в общее число обеих армий), а не на 1,5-2 тыс. чел., как это часто встречается в литературе. Соответственно, их превосходство в основных родах войск – пехоте и кавалерии было менее значительным.