Памяти владыки Алексия (Фролова)

Это письмо за подписью «благодарная своему Архипастырю молодежь» пришло в редакцию портала Православие.Ru накануне 40-го дня с кончины архиепископа Костромского и Галичского Алексия (Фролова), бывшего наместника Новоспасского монастыря. Благодаря его трудам эта обитель не только приобрела свой современный цветущий вид, но и возрастила целое поколение укорененных в Православии верующих людей.

***

  

Уже немало сказано об этом замечательном, светлом человеке, но благодарность и любовь безграничны… Выразить это в полноте невозможно какими-либо словами. Потому не могу сказать многого. Многословия не приветствовал и сам Владыка, как и не любил похвал, но все же…

Постараюсь сказать лишь то, что можно сказать человеку, для которого Новоспасская обитель, восстановленная трудами и неустанными молитвами Владыки, стала действительно островом спасения ищущей тихого пристанища души. Кто он — тот, кому мы во многом обязаны тем, что столь желанное пристанище обретено? Прежде всего, человек необычайной душевной чистоты и высоты духа. Об этом свидетельствуют многие, и не почувствовать это было невозможно даже тем, кто не столь близок к Церкви.

В храм Владыка вел всех, кому только посчастливилось на жизненном пути встретиться с ним. Истинный монах, молитвенник и аскет, образец доброты, благоразумной строгости и безграничной любви, Владыка для многих стал заботливым отцом и наставником. Он и покинул наш мир в светлый праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы… Душа Владыки устремилась в Храм небесный. Особо вспоминается одно из многих замечательных наставлений нашего Архипастыря о месте храма в жизни человека. Владыка не раз говорил, что часто человек бежит в храм, чтобы окунуться, омыться от грехов в Божией благодати, которую в изобилии здесь находит. Но затем снова возвращается в суетную жизнь и так до следующего «нырка» в храм. А должно быть совершенно иначе: человек, ищущий спасения, должен жить в храме и лишь по необходимости возвращаться к обычной, повседневной жизни. Слова Владыки никогда не были беспримерны. Именно так он и жил.

Когда Владыка совершал Богослужения, редко кто присутствовал в храме «формально» — сердце замирало даже у тех, кто впервые сюда пришел. И многие уже не уходили… При нем обитель действительно стала одним из духовных центров первопрестольного града. Поэтому назначение на Костромскую кафедру тяжело переживал и сам Владыка, и многочисленные чада.

Каждого человека Владыка принимал особо, каждому старался дать именно то, что более всего потребно для его души. Чающих утешения утешал, находящихся в недоумении вразумлял, ищущих помощи в молитве не оставлял. Помогал каждому молитвой, словом, делом. Человеку мыслящему позволял думать, никогда не навязывая своего, лишь поправляя, «ведя за руку», терпеливо ожидая, когда же таковой придет к правильному выводу. Тем же, кто пребывал в растерянности, боящихся сделать даже и малый шаг на духовном пути — не раз прямо сам указывал необходимое. Ослабевающих Владыка поддерживал всемерно, что служило благодатным примером и им самим, и тем, кто был тому свидетелем.Теперь Владыка вернулся домой: душой — в Обитель небесную, а телом — в свою земную обитель. Для многих уже само присутствие Владыки здесь станет утешением… Владыка вновь с нами. Всегда он учил лишь безграничной любви, учил при жизни… учит и ныне.

В этой связи особо вспоминается один случай, который является одним из многочисленных подтверждений сказанному. В один из праздничных дней уже по окончании Божественной литургии в притворе храма собрались многие верующие, ожидающие возвращения Владыки с братской трапезы, чтобы испросить благословения, молитв, совета. И вдруг сквозь толпу пробивается молоденькая девчушка, с сияющим от радости лицом, держа в руке небольшую книжечку-акафист, и явно намереваясь сделать Владыке подарок, поделиться радостью праздника. Конечно, как нередко в бывает в подобных случаях, со всех сторон послышались недовольства, заявления, что «Владыка ничего не принимает», и девчушку уже стали оттеснять, но тут вышел сам Владыка… К немалому удивлению оттеснявших, он подошел прямо к девочке и у всех на глазах, со столь же сияющей улыбкой принял ее подарок, благословил и направился в архиерейский корпус. Кто-то заметил, что подарком был акафист «Слава Богу за все».

Конечно, это был далеко не единственный случай, когдаВладыка поддерживал тех, к кому большинство окружающих относились совершенно иначе. Для многих этот поступок послужил еще одним немалым примером того, как следует нам идти по жизненному пути. Владыка учил жизнью. Это действительно редкость в наше время. Мы слишком привыкли к красивым, но увы, часто пустым, словам. Тех же, кто «ревновал не по разуму», во многом ошибался — он тихо наставлял, почти всегда наедине, и часто одного такого слова человеку хватало, чтобы понять и исправить свои ошибки. Люди, несомненно, стремились к Владыке, многие искали возможности встречи или хотя бы старались попросить благословения, однако нередко Владыка сам шел навстречу тем, кто нуждался в помощи, но не смел о ней просить…

Последнее испытание тяжкой болезнью, как и все трудности жизненного пути, он принял с величайшим смирением и терпением, вновь явив нам яркий пример того, что и в наши дни жизнь по Евангелию не только возможна, но, и, как во все времена — только она и является достойной для тех, кто глубоко осознает, сколь высоко призвание быть человеком.

Святая Церковь чествует святых, именуя их «ангелами земными и небесными человеками». Мы часто произносим эти слова, но, увы, как редко наше сердце в благоговении замирает перед той духовной высотой, которая скрывается за ними! Благодаря Владыке многие из нас убедились опытно, почувствовали сердцем и, насколько каждому возможно, восприняли и разумом, что такая высота духа — не недостижимый идеал, описанный в многочисленных книгах, не что-то невероятное, невозможное в «наш суетный век», но что эта высота реальна, она перед нами — в сердце близкого, родного по духу человека. Вновь нельзя не вспомнить слова Владыки, произнесенные на одной из проповедей: «…Когда почувствуете, что в сердце царит «мерзость запустения», что в нем нет любви, что всюду хлад ожесточения — последуйте призыву Спасителя: «Бегите в горы», горе, возвышайтесь!…» Да, только там, «в горах», горе имеем мы надежду на спасение. Но как опасно отправляться в горы самим, безрассудно, в спешке! На этом трудном пути возвышения непременно нужен тот, кто будет вести, кто сам во многом обладает той высотой, к которой призывает. Таков и был наш Архипастырь.

В завершение приведу воспоминание одной из самых юных прихожанок обители, девочки шести лет. Владыка очень любил детей. Конечно, детки отвечают взаимностью. Около года назад после Божественной литургии девочка попросила рассказать что-нибудь о храме, о вере. Трудно отказать ребенку в подобной просьбе. Мы говорили немало, когда же вспомнили, что наша жизнь — это школа любви, и итоговый экзамен будет принимать Сам Господь, она остановила меня и, немножко помолчав, сказала: «…Вот ты говоришь все это, и мне вспоминается наш прежний настоятель владыка Алексий». Владыка был уже болен, услышать от крохи подобное было непросто…

— Владыка?

— Да.

— И почему же, дорогая, он вспоминается?

— Не знаю… Наверное, вы говорите об одном и том же.

Но ведь ясно, что более всего именно Владыка учил нас настоящей любви.

— А знаешь, — продолжила девочка, — когда мы совсем маленькие были и зимой водили хоровод, Владыка вышел, увидел нас и стал с нами хоровод у елочки водить… И вокруг совсем-совсем никого не было: только мы втроем и Владыка, а так хорошо!

И с радостной улыбкой девчушка живо показывает, как же Владыка взял их за руки, как радовался с ними… Слушая ее, едва можно было скрыть слезы умиления, чтобы не смутить малышку. К этой чистой детской радости вряд ли возможно что-то добавить. Верим, что за чистоту, радость и любовь, которую дарил всем Владыка, Господь наградит его Своей безграничной любовью.

Светлая память нашему Владыке!

Благодарная своему Архипастырю молодежь

http://www.pravoslavie.ru