Вспомнись мне, забвенный мною!
Просияй сквозь сумрак дум —
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светел ум!

святитель Московский Филарет (Дроздов)

Из поколения в поколение, из века в век, облаченные в архиерейскую мантию, подвижники веры и благочестия не только утверждали православие и были участниками важнейших исторических событий, но и остались до сего дня вполне реальными личностями, к которым можно и нужно обращаться.

Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, присутствует ныне у каждого христианина не только в духовном, молитвенном образе. У каждого из нас на книжной полке стоит русский, литературный перевод Библии, который появился стараниями Библейского общества, основанного святителем.

Все книги Священного Писания выходили в годы жизни митрополита под его благословением и контролем. Одного этого факта вполне достаточно, чтобы громогласно войти в историю православной Церкви, но святительские деяния охватывали практически всю многогранную православную, да и государственную жизнь середины XIX века.

Став в 29 лет ректором Санкт-Петербургской Духовной академии, свт. Филарет начинает составлять развернутый православный Катехизис, который и по сей день, несмотря на архаичный для нашего времени слог, не превзойден в точности фраз, определений и формулировок. Различных вариантов Катехизисов довольно много, но именно труд свт. Филарета излагает догматы и канонические правила нашей веры во всей своей полноте. Именно его изучают воспитанники и студенты современных духовных школ.

С молодых лет свт. Филарет получил известность не только в кругу духовных лиц. Его деятельность обширна и многогранна, она касается практически всех сторон жизни тогдашнего общества. Об этом говорит и его творческое наследие: собрание его сочинений, богословских трудов и проповедей составляют множество томов.

Самым блестящим периодом в истории Московской епархии считается именно то время, когда ею управлял митрополит Филарет Дроздов. Правящий архиерей Москвы было создал в полном смысле образцовую епархиальную структуру, где сочетание канонических устоев церкви, отвечавшее потребностям именно того исторического времени, сочеталось с христианской любовью к священно-церковнослужителям и прихожанам. Этот исторический пример актуален и злободневен и в день нынешний, когда идет реформирование церковного управления и уклада приходской жизни.

Особой заботой окружал митрополит тех представителей духовенства, которые даже при недостатке богословских знаний служили службу Божью «ради Иисуса, а не хлеба куса».

Недостатки и нестроения не имеют временных отрезков, они присутствуют всегда, даже при управлении самых блестящих руководителей и организаторов, но есть существенное отличие методов и способов их преодолений. Митрополит Московский и Коломенский Филарет умел их побеждать строгостью к себе и любовью к пасомым. Примером этого утверждения служит удивительное свидетельство, которое приведенно в книге Александра Яковлева «Век Филарета»:

Как-то утром владыка вышел до завтрака в гостиную и увидал бедного деревенского диакона, русоволосого, сильно загорелого, с лицом усталым и опечаленным.

— Что ты за человек? — спросил Филарет.

Владыка был в потертом халате, и диакон отвечал без стеснения:

— Да заблудился, батюшка, никого не найду. А хочу я броситься в ноги преосвященному. Добрые люди надоумили: пойди пораньше, да и попроси.

— Что за дело у тебя? – мягко спросил Филарет.

— Беда! Диакон я, имею семью большую в селе нашем, но теперь хотят определить другого на мое место. А меня угнать аж за пятнадцать верст. Версты-то ладно, а как же я со всем хозяйством моим тронусь? Пятеро деток, жена, теща да сестра вдовая с мальцом… И с чего бы — вины за мною, батюшка, никакой нет.

— Садись пока,— пригласил владыка,— Кого же ты просил?

— Да многих…— протянул диакон, смекая, не поможет ли новый знакомец и во сколько это обойдется.

— Правду говоря, батюшка, меня уж обобрали как липку. В канцелярии преосвященного дал писарю двадцать пять рублей, в консистории опять двадцать пять, здешнего прихода диакону семьдесят пять рублей… а дело стоит! Говорят, экзаменовать меня надобно.

— Это правда,— уже строго сказал Филарет.— Я экзаменатор.

Диакон неловко опустился с дивана к ногам митрополита.

— Батюшка, пожалей меня! Мне уж тридцать пять годов, что я помню!.. Вот осталось всего двадцать пять рублей у меня, пятнадцать-то я на дорогу отложил, а десять — возьми, батюшка, только сотвори ты мне эту милость!

Филарет глянул в глаза диакона, и так был чист простодушный и опечаленный взгляд, что владыка не мог ему не поверить.

— Давай мне свои десять рублей,— велел он,— и приходи завтра к девяти в эту комнату. Дело твое будет решено.

На следующее утро он явился к назначенному часу, и по приказанию владыки его пропустили в комнаты. В гостиной диакона ждал Филарет, облаченный в парадную рясу, с панагией, лентами и орденами, ибо собирался ехать в Страстной монастырь служить.

— Виноват, святый владыко! — воскликнул диакон и пал в ноги митрополиту.

— Встань! — приказал Филарет. – Дело твое мы покончим быстро.

Он позвонил в колокольчик и приказал позвать ранее вызванных писарей и здешнего диакона. Едва те переступили порог, владыка подчеркнуто смиренно обратился к ним:

— Каюсь перед всеми вами, братие, что вчера взял от этого диакона десять рублей. По словам Священного Писания, «аще дадите, воздастся вам четверицею», я вместо десяти даю ему сорок рублей,— и он протянул обомлевшему от изумления диакону несколько ассигнаций. — Ты взял двадцать пять рублей — дай ему сейчас сто, то же и ты сделай, а ты, духовное лицо, вместо семидесяти пяти дай ему триста.

Диакон прижал ворох ассигнаций к груди, губы его тряслись, и видно было, что бедный готов разрыдаться. С непередаваемым словами чувством он смотрел на митрополита, но тот поспешил прервать молчание:

— Ступай, отец, домой. Оставайся на своем месте. Буде нужда какая — относись прямо ко мне… А с вами, — обратился митрополит к взяточникам, — вечером разберусь.

В 37 лет святитель  становится членом Св. Синода (1819 г.), и с этого времени ни одно сколько-нибудь важного дела не решали без его присутствия, недаром еще при жизни Филарета величали определением «мудрый».

Кроме круга синодального управления и забот церковных его деятельность касалась и дел государственных. Знаменитое «Уложение» по отмене крепостного права составлялось при активном участии святителя. С уважением и любовью к нему довольно часто обращались за советом и благословением императоры Николай I  и Александр II.

Неутомимая деятельность митрополита, среди которой он, по его собственным словам, отдыхал только «на разнообразии занятий», соединялась в нем с подвижнической жизнью, где пост, молитва и богослужение занимали главное место. Об этой любви к храмовой службе, к проповеди и общению с верующими ярко свидетельствует пример, когда святитель в течение 100 дней объехал все приходы громадной по территории Тверской епархии с ее многочисленными церквями и монастырями и в каждом из них совершил архиерейское богослужение с обязательной проповедью.

Именно во время этой стодневной поездке произошло одно из многочисленных чудес силою Божию от святителя исходивших:

У одного священника была сильно больна дочь. В это самое время, во время приезда святителя, ему было назначено было получить первую награду — скуфью от Высокопреосвященного Филарета. Получив ее и принимая святительское благословение, он просил Владыку помолиться об исцелении его дочери, а когда пришел домой то с верою положил полученную им скуфью на голову больной. Девочка скоро уснула и наутро была уже здоровой.

Подобных свидетельств множество и недаром Александр Пушкин в своем удивительном поэтическом диалоге с святителем Филаретом воскликнул:

«И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты».

http://www.pravmir.ru