Моя знакомая часто видит во сне вихрастого белобрысого пацанёнка, лет восьми. Иногда он берёт её за руку, смотрит в глаза. Славный такой: А один раз сказал: «Мама, зачем ты меня убила? Ведь я был бы с тобой в старости, кормил бы тебя. Маша не сможет, она ведь в Америку уедет, а ты совсем одна останешься. Я помочь тебе уже не смогу, а папа болеет:». Вскоре у неё умер муж. А через год её дочь Мария действительно вышла замуж за русского эмигранта в Америке. Воистину: «Нам не дано предугадать:».

Один знающий человек доходчиво растолковал мне, что аборт, помимо смертного греха, ВСЕГДА налагает на женщину ИСКРИВЛЕНИЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ: женщина платит за каждого убитого ребёнка ПРИ ЭТОЙ ЖИЗНИ. И платит большую цену: когда мужем, когда ребёнком… Если распадается семья, заболевает или умирает близкий человек, что-то, не дай Бог, случается с ребёнком, ломается карьера (перечислять можно до бесконечности), то возникает естественный вопрос: «За что мне это?». Но мало кто догадывается, что причины чаще всего нужно искать именно в совершённом ранее грехе детоубийства. Такова мистическая сторона этого явления: «Избавишься от зачатого, не избавишься от убитого».

И женщине, идущей на аборт следует задуматься — кем или чем ей придётся заплатить в будущем за ребёнка, убитого сейчас. А заплатить придётся — интереса ради, спросите у любой вашей подруги с несложившейся жизнью, сколько у неё было абортов? Вас поразит совпадение их количества с количеством выпавших на её долю несчастий: смерть первого мужа, развод со вторым, болезнь единственного ребёнка: Статистика, пусть даже эмпирическая, — весьма упрямая вещь. Она, как ничто другое способна доказать: грех аборта возвращается всегда. Кстати, ультразвуковые съёмки аборта на 12 неделе явно показывают: ребёнок чувствует боль, как любой из нас, и прекрасно понимает, что его хотят убить — он всеми силами старается отодвинуть от себя инструмент и широко раскрывает рот в безмолвном крике, когда у него отрывают сначала ноги, затем часть туловища…

Голову извлекают в последнюю очередь и лицо убитого ребёнка всегда искажено гримасой боли и ужаса. По этим кадрам видно, что практически нет разницы, убить ли 3-месячного ребёнка в утробе или отрезать руки -ноги -голову 5-летнему малышу. Без анестезии и в полном сознании. Сейчас почти все аборты проводятся при ультразвуковом контроле — врач каждый раз имеет возможность наблюдать ужас и муки убиваемого им ребёнка, безмолвные и бесполезные мольбы о пощаде. Но человек, как известно, ко всему привыкает. И убивать тоже. Врачам-гинекологам, производящим аборты не позавидуешь: слишком много невинно загубленных душ на каждом из них, и чем или кем придётся за них заплатить В ЭТОЙ ЖИЗНИ — страшно подумать. И какой будет встреча с убитыми детьми в той, последующей жизни, скорее всего существующей независимо от того, верим мы в неё или нет.

И последнее — сейчас принято задавать популярный вопрос: почему наша страна так плохо живёт? Хочется задать встречный, казалось бы, отвлечённый вопрос: может ли рассчитывать на удачу в жизни, на понимание окружающих и помощь свыше мать, в здравом уме и твёрдой памяти выбросившая с балкона своего ребёнка? Вопрос риторический… А может ли рассчитывать на счастливую жизнь страна, занимающая I место в мире по количеству детей, убитых гораздо более варварским способом?

Эрик Меркулов город Барселона , 
— Thursday, November 18, 1999 at 10:09:45