Протоиерей Димитрия Смирнов — о «неправильной» утилизации «биологических отходов», нашем повреждённом сознании, расчеловечивании человека и фашизации общества.

Видео: Мультимедийный блог протоиерея Димитрия Смирнова
Расшифровка: портал «Православие и мир»

Дорогие братья и сестры, мне хотелось бы обратить ваше внимание на недавнее обсуждение трагической темы. Хотя вроде бы информационный повод уже ушел в прошлое, но у нас в блоге возникла небольшая полемика по поводу событий на Урале, когда в разбросанных бочках нашли тела мертвых младенцев, которым не дали возможность родиться (в Свердловской области рядом с трассой Нижний Тагил — Екатеринбург были обнаружены человеческие эмбрионы — прим. ред.).

Молебен о невинно убиенных младенцах был отслужен 3 августа в Свердловской области рядом с трассой Нижний Тагил — Екатеринбург на месте обнаружения человеческих эмбрионов.

Акцент в этом событии был поставлен на то, что люди столкнулись с неким неприятным зрелищем. Вся беда в том, что биологические отходы не были должным образом утилизированы. То есть если бы должным образом утилизировали – то все в порядке. Потому что действительно во всех городах тела не родившихся людей тем или иным образом утилизируют — и тогда все как бы законно. А здесь нарушены правила процесса…

Самая главная мысль, которой я хотел поделиться: сознание нашего соотечественника повреждено настолько, что его нравственное падение дошло до уровня птицы. Я всегда об этом задумываюсь, когда вижу, как ворона на дороге клюет тело его собрата, и ей абсолютно все равно, клюет ли она какое-то другое живое существо или себе подобного.

Современная цивилизация построила так душу человека, что он настолько деградировал, что вернулся по своему нравственному развитию в те века, в те страны и в те племена, когда каннибализм был обычным явлением.

Наша современная жизнь и все факторы воспитания и отношения к разным событиям говорят о том, что мы расчеловечелись. Чем человек отличается от животного? Он может испытывать жалость. Помимо страдания, которое все испытывают, даже насекомые, только человек может испытывать очень глубокое сострадание. Более того, иногда сострадание может быть во много крат сильнее, чем само страдание. По своему служению, я с этим очень часто сталкиваюсь.

«Переживать» — это слово стало самостоятельным глаголом. Вот мать переживает за свое дитя гораздо больше и сильнее, и эмоционально мощнее, чем само дитя, которое попало в какую-то историю. Я с этим часто сталкивался: сын попал под следствие, мать приходит ко мне в ужасе. После нее заходит сын, и он не так вообще на это реагирует – гораздо легче. «Ну, подумаешь, отсижу. Все сидят». И больше он переживает за то, что попался, а не за то, что совершил нечто дурное и т.д.

Так вот, в животном мире мы этого вообще не наблюдаем. Здесь же, в уральской трагедии, мы сталкиваемся с таким фактом – вполне конкретные люди, их фамилии написаны. Вполне конкретные учреждения. Они убили очень конкретных людей. Настолько конкретных, что они вот лежат. А та проблема, которая возникла в связи с этим, связана исключительно с трупами этих живых существ, которым не дали жить.

Ну, а после этого было логично сразу перейти к правам человека, к правам детей, еще к каким-то правам, и в частности и к защитникам всяких разных прав.

Собственно, идет ли речь о правах нерожденных детей? Нет. Это проблема, которую я в одном интервью обозначил как «фашизацию». Нам известно, как специальным образом воспитанная молодежь — юные эсэсовцы — выращивали кроликов, а потом каждый должен был убить своими руками своего кролика, чтобы выработать в себе жестокость. Прежде чем человека сделать эсэсовцем, нужно в нем что-то такое важное, человеческое, убить.

И вся наша жизнь, все наше воспитание, отношение взрослых, огромное количество взрослых людей замешаны в этом действе. Мне кажется, что это одна из самых главных проблем нашего общества. И, конечно, очень важно оградить наших детей от флюидов воспитания, которое взращивает таких эсэсовцев и фашистов. Особенно на фоне того, какие жертвы наш народ принес для того, чтобы фашизм не победил на планете. Это всегда актуально. Но раз фашизм живет и побеждает, и стал частью сознания народа – это говорит о том, что он, оказывается, победил. Он победил в главном. Вот это, мне кажется, самая большая трагедия.

Спасибо вам за ваше внимание!