Иеромонах Роман

А Ироду спасения не чаять: 
За злодеянье милостей не ждут. 
Младенцы, умерщвленные мечами, 
Доныне у Престола вопиют.

Их много тысяч! Страшное счисленье! 
История свершенное хранит, 
Которое по счету поколенье 
Царя жестокосердного клеймит?

О нем ли речь? Что нового на свете! 
Поистине, Терпенье без границ. 
О, матери! Прости меня Содетель, (или Создатель) 
Что называю так детоубийц!

И все-таки! О, матери! Доколе! 
Я заклинаю ради всех святых! 
Не убивайте жмущихся от боли 
Незрячих, безголосых, но ЖИВЫХ!

Не умножайте скорби над страною! 
Не слушайте губительных речей! 
Но лекари недаром белизною 
Задернули обличье палачей!

О, Родина! Ты словно в исступленьи 
Себя решила извести совсем. 
Какого мы хотим благословенья? 
На каждый день — кровавый

Вифлеем!

Кровавит мир! Кровь все-таки водица! 
По всей земле великий недород! 
О, Пресвятая Дево! Как молиться? 
Стал иродом-народом мой народ!

Но жив Господь! Любое преступленье 
Несет с собою высший приговор: 
Родившиеся станут отомщеньем 
За убиенных братьев и сестер!

22 февраля 1998г. Скит Ветрово.

Татьяна К.

Ты под сердцем носишь младенца. 
Может первенца своего… 
От него никуда не деться, 
Не избавиться от него.

Не крещеный в купели храма, 
Не вкусивший Тайны Святой — 
Он уже тебя любит, мама, 
Не рожденный ребенок твой.

Подари ему миг рожденья. 
Грех тягчайший не соверши. 
Не убий! Не отдай на мученья 
Ни его, ни своей души!