едалеко от обители святого, в деревне, называемой Нигриничи, жил сын митрополичьего боярина, именем Софоний, по прозванию Неелов, будучи молодых лет. Случилось ему, по действу диавола, возбеситься; и весьма тяжкая была болезнь его, так что он разрывал железные цепи вместе с кандалами, бегал и разбивался.

      Флор, отец больного, взяв его с собою, привел в обитель Святой Живоначальной Троицы и преподобного Александра Чудотворца, и едва могли подвести ко гробу святого, которого мощи находились тогда еще под спудом; и молились Богу и преподобному Александру о избавлении его от той болезни, прося служить о нем молебны; Софония же с великим трудом едва сдерживало множество людей.

      Наконец он начал взывать громким голосом: «О небесных сил Воеводо, Архангеле Христов Михаиле, помоги мне». Так взывал он до окончания молебна. Когда же оградили его животворящим крестом и окропили святою водою, он перестал кричать; приложили его ко гробу святого, и он сейчас же получил небольшое облегчение своей болезни, после чего увели его домой.

      Когда же обрели мощи преподобного Александра Чудотворца, целы и невредимы от тления, Софоний опять пришел в обитель Святой Живоначальной Троицы и преподобного Александра Чудотворца, будучи еще не совершенно выздоровевшим. Прожил он в обители с полгода, молясь Богу, Пречистой Богородице, Архистратигу Христову Михаилу и великому чудотворцу преподобному отцу Александру; и, трудясь на церковной постройке своими руками, получил окончательное исцеление, сделался совершенно здоровым, как бы никогда и не болел.

      Вот что рассказал он о себе: «Когда родители привели меня в первый раз в обитель Святой Живоначальной Троицы, и стали у гроба преподобного Александра, внимая молебному пению, тогда явились лукавые духи, показывая мне яму, наполненную горящим угольем с пламенем, и намеревались толкнуть меня в эту пропасть. Вдруг внезапно явился Архангел Михаил; и когда меня приложили ко гробу святого, Архангел, ударив жезлом, прогнал всю силу их, а я сейчас же получил облегчение.

      Ныне же славлю, хвалю и величаю Всесильного Бога, Пречистую Богородицу, великого Архистратига Христова Михаила и великого в чудесах преподобного отца Александра, что исцелил меня Бог молитвами его».

      И радостно возвратился он в дом свой.


ыл некто живописец Петр Афанасьев, родом из Вологды. За свою невоздержную жизнь он долгое время был тяжко мучим от бесов. Пришло ему на ум идти в обитель Святой Живоначальной Троицы и преподобного Александра Чудотворца; лукавые же демоны с большими угрозами запрещали ему идти в обители святого, так что его с великим трудом едва могли привести туда. Находясь в монастыре, он еще больше страдал от бесов, и не мог сам по себе идти во внутреннюю пустыню, где были многочудесные мощи преподобного отца Александра.

      Когда о нем узнал игумен Авраамий, то приказал монастырскому служителю Агапиту сводить его ко гробу преподобного отца Александра и приложить к цельбоносному телу его. Слуга с великим трудом тащил его, так как он, беснуясь, сопротивлялся, не желая идти туда, и говорил различный вздор. Когда пришли они к колодцу, ископанному самим Преподобным, на котором был устроен большой деревянный крест и стоял образ преподобного Александра Чудотворца, то, помолившись там, он получил небольшое облегчение от своей болезни. Когда же привели его ко гробу святого, и он начал усерднее молиться Господу Богу и Пречистой Его Матери, призывая в помощь преподобного отца Александра, и приложили его к многоцелебным мощам его, тотчас же нечистые духи были прогнаны от него, он сделался совершенно здоров, как никогда и не болел, начав здраво рассуждать. Тогда сообщили о нем игумену. Игумен повелел собрать в церковь братию, и собором отслужили о нем молебен, воздавая великое благодарение Богу и Его угоднику, великому в чудесах преподобному отцу Александру. После молебна вышеупомянутый тот Петр рассказал нам, игумену и братии, все, что творили ему бесы.

      «Когда привели меня, — говорил он, — в обитель святого, и я намеревался, мысленно, сходить в отходную пустыню к мощам преподобного Александра, нечистые бесы наяву показывались мне, пугая меня своими различными страхованиями, и не давали мне идти к Преподобному. У монастырских ворот стояло множество бесовских полков; они скрежетали зубами своими и страшно угрожали мне, крича с запрещением, чтобы я не шел к угоднику. Я от такого страха находился без движения и едва не разлучился с душою. Когда же меня насильно тащили к Преподобному, много тех окаянных эфиопов насело мне на плечи и давили меня, не давая идти; но когда с трудом дошел я до колодца чудотворцева, где был животворящий крест Христов и на нем образ преподобного Александра поставлен, и там помолился, то сейчас же исчезли от меня нечистые духи. Я почувствовал в себе крепость и, начав приходить в рассудок, горько плакал о своем согрешении. Когда же пришел я ко гробу святого и помолился Богу, Пречистой Его Матери и преподобному отцу Александру и, взглянув в двери церковные, увидел черных тех муринов, издали с угрозою кричащих мне: «О человече, аще не бы ти Александр помогл, зле бы душу твою исторгнули от тебе», — я скоро приложился к честным и многоцелебным мощам преподобного Александра Чудотворца, и, о чудо преславное и ужасное! услышал я многогрешный, что вериги Преподобного, которые он носил при жизни на теле своем, трижды прогремели, как гром. От грома того исчезли все нечистые духи, и уже более не показывались по молитвам преподобного отца Александра». Мы, слыша это, записали. Сие чудо совершилось 7150 года (1642 г. от Р. Х.) марта 7 дня.

Псковских пределах, на реке Великой, в 45-ти верстах от города Пскова, жил некто дворянин Афанасий Феодоров Вениаминов. Он был муж благочестивый, богобоязненный и весьма нищелюбивый, и имел жену именем Евдокию. Оба они находились в великой скорби, что у них не было детей мужеского пола, но все рождались дочери. Сильно молили они Человеколюбивого Бога, чтобы Он даровал им сына.

      Однажды Афанасий сказал жене своей: «Слышал я о преподобном отце Александре, что Бог творит много чудес у гроба его и даже говорят, что обрели в нетлении честное и святое его тело. Дадим и мы обещание к нему, да умолит о нас Бога, чтобы нам сподобиться получить желаемое от Него; я убежден, что всякий, ищущий с верою помощи у святых, получит ее». В доме у них имелся образ Пресвятой Троицы и преподобного отца Александра Чудотворца, пред которым они оба и помолились усердно со слезами несколько времени, говоря так: «Помилуй нас, рабе Божий, преподобне отче Александре, и умоли о нас Всемогущего Бога, да подаст нам, ради святых твоих молитв, плод чрева мужеский пол, и с ним идем во обитель Живоначальной Троицы и к цельбоносным мощам твоим помолиться и обещанные тебе обеты воздадим». Это и подобное сему говорили они в молитве своей, после которой твердо были уверены, что не будут посрамлены в надежде своей.

      Через год после их обещания пришли они в обитель Святой Живоначальной Троицы и преподобного Александра Чудотворца, принеся с собою и младенца-мальчика, и просили отслужить молебен у гроба Преподобного. Приложившись к чудотворному и цельбоносному телу его, много благодарили Бога и Его угодника, великого чудотворца, преподобного отца Александра, говоря: «Яко дарова нам Бог отроча сие молитвами его». Затем, устроив хорошее угощение для братии и раздав достаточно милостыни, отправились в дом свой, радуясь и славя Бога и преподобного Александра.


екто дворянин Андрей Данилов Антонов, живший в селении Кусяге *), что недалеко от Сясь-реки, заболел расслаблением всего тела своего и подвергся умопомешательству. Родители его сильно скорбели о том; возили его по святым церквам и много истратили денег на врачей, но никакой пользы от них не было.

      Однажды вспомнили они о великом чудотворце, преподобном отце Александре, что у гроба его Бог творит множество исцелений, и, взяв сына своего, привезли в обитель Живоначальной Троицы и преподобного отца Александра. Пробыв в обители семь дней, они молились Богу, Пречистой Богородице и преподобному Александру Чудотворцу о исцелении сына их, но не получили по прошению своему, и отправились обратно домой. После того они сильно сокрушались и плакали, раскаиваясь в том, что сначала не молились Преподобному, будучи давно наслышаны о преславных чудесах, бывающих от честных и многоцелебных мощей его, и говорили: «О како мы недостойны всуе трудихом себе, и искахом врачев, и погубихом много имения нашего, и не токмо никоеяже пользы себе и чаду своему сотворихом, но и велию беду и печаль горше перваго приобритохом! Прогневахом бо скораго всяких недуг врача и безмезднаго исцелителя».

      И тотчас скорый на помощь преподобный отец Александр услышал воздыхание их и не презрел моления их, подав исцеление болящему, который встал с постели своей, как никогда и не болел.

      Тогда они воздали хвалу Богу, Пречистой Богородице и скорому помощнику, преподобному чудотворцу Александру. В скором времени после того вышеупомянутый Андрей, весьма радостный, опять пришел в обитель святого и, попросив отслужить молебен у гроба Преподобного отца, с большими слезами облобызал честные его мощи и рассказал о себе подробно игумену и братии, как Бог исцелил его молитвами преподобного Александра. Затем с радостью, славя и благодаря Бога, отправился в дом свой.



*) Кусяга — селение Новоладожского уезда СПб. губ.

7-ми верстах от города Олонца, вверх по реке Олонке, была церковь Рождества Христова. Недалече от той церкви, в деревне Гейтолицы, жил некто, именем Захарий, дошедший до крайней нищеты; он имел у себя сына Димитрия. Отрок этот, по неисповедимым судьбам Божиим, с малых лет находился во власти нечистого духа, который иногда сваливал его, а иногда напрягал все члены его, до того что у него изо рта шла пена, и мучил его тот лютый бес тринадцать лет или более.

      Родитель, видя такие тяжкие страдания сына, болезненно, из глубины сердца, с горькими слезами молился Господу Богу и Пречистой Его Матери, призывая на помощь и святого отца Александра Чудотворца. По прошествии некоторого времени они оба отправились в обитель Пресвятой Троицы и преподобного отца Александра помолиться у цельбоносных мощей его. Когда же достигли обители Преподобного, нечистый дух сильнее начал мучить его, так что на всех видящих его напал великий страх, и никто не соглашался ради этого пустить их к себе в келию. По приказанию настоятеля им дали отдельную келию за оградой монастыря, где и прожили они некоторое время в молитве к преподобному Александру Чудотворцу. Скорый помощник и готовый всегда к послушанию врач явился страдальцу отроку таким образом: однажды, сидя в келии, явно видит он в небольшое отверстие преподобного отца Александра, идущего по воде через озеро, из рощи от своей церкви. Он, ободряемый надеждою, мысленно начал просить преподобного о даровании исцеления. Преподобный, придя к нему в келию, сказал: «Чадо Димитрие, аще хощеши исцеление получити, обещайся пребыти зде во обители сей у Святой Троицы до кончины своея, труждатися на братию, и Господь исцелит тя от болезни сея».

      Отрок с великими слезами припал к ногам Преподобного, обещаясь сделать так, и Преподобный сейчас же стал невидим, а отрок с того времени сделался совершенно здоровым, как бы и никогда не болел, и вскоре пошел со своим отцом ко гробу преподобного Александра, с великою радостью благодаря Бога, и, со слезами выслушав молебен, приложился к мощам святого. С того времени они оба с отцом пребывали в монастыре, до самой кончины своей, в трудах и подвигах, славя Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа. Чудо сие было в 7159 году (1651 г. от  Р. Х.), июня 15 дня.