Менее известны случаи, когда эффект подражания работает в обратную сторону, чего никак не ожидали заказчики рекламы. Так, в кампаниях борьбы с курением, алкоголем, наркотиками обычно подчеркивается, что эти виды социального зла широко распространены и продолжают распространяться. В телевизионной социальной рекламе показывают курящих подростков или наркоманов… Все это верно, и рассказывают об этом с лучшими намерениями, но эффект получается неожиданный: социологические исследования показали, что после таких кампаний нежелательные формы поведения распространяются шире

Роберт Чальдини,
Аризонский университет

В чьих руках сейчас находится четвертая власть? Правильно. Как формально, давая возможность существовать средствам массовой информации, так и фактически, пытаясь непосредственно направлять поведение людей, реклама есть власть. Ей дано Слово, регулярное внимание людей.

У рекламиста в руках находятся мощные инструменты воздействия, его рабочие инструменты. Рабочие, почти не имеющие отношения к фестивальности, потому что аудитория профессиональных празднеств в сравнении с ежедневной аудиторией улиц и домохозяйств — другое кино. Ярмарка тщеславия — одно, рынок — совсем другое.

Реклама — не креативная подача проблемы или продукта. Реклама — это создание условий для действия. Творческое начало покупки. Не креативное возвышение, а приближение к цели.

Сегодня большая часть рекламы не встраивает продукт в систему ценностей человека. Она не сообщает ему значимой информации. Надоедливо отзвонив свое, она оставляет человека в затруднении: или перед длинными рядами магазинных полок, заполненных однообразно многообразными товарами, или один на один с индивидуальными (читай: социальными) проблемами, показанными ему все той же рекламой.

Не очень верный термин вовлечение легко превращается в сознании рекламиста в созвучные увлечение, развлечение. Соответственно, задачи рекламы легко смещаются в другую плоскость: вместо предоставления человеку ясных ориентиров и максимальной ясности понятий — к необычайности, к выстраиванию рядом с продуктом параллельного (то есть если и пересекающегося с ним, то за пределами видимого) пространства. Что есть такая работа, как не разновидность непонятности?

Непонятность в рекламе — самый большой ее дефект. В худшем случае, человек задает себе вопрос: Что хотели сказать? В столь распространенном лучшем случае — он не задает себе вопроса: Что нужно делать?

В рамках же понятия побуждение легче увидеть необходимость присутствия в действующей рекламе стимулирующей цели и ясных путей ее достижения. Для совершения целесообразного действия необходимы ясные ориентиры.

Можно сказать, что мышление людей в своем течении в повседневной жизни схоже с “разорванностью мышления”, которой страдают подверженные болезни Паркинсона. Выготский, говоря о реакциях человека на окружающий мир, указывает на опыты с паркинсониками, которые, в силу нарушенного течения мыслей, совершенно не способны к выполнению даже элементарных действий. Когда их просят сделать то-то или подойти туда-то, они не воспринимают указаний. Чтобы помочь им, заставить их сделать хотя бы несколько шагов, на полу раскладываются белые листы бумаги, задающие направление их движения, которые и опосредствуют совершение движения.

Совершение человеком действия должно быть опосредствовано. Опосредствовано четкими знаками, выводящими его из мира бытового пространства, ограниченного ежедневно совершаемыми, незаметно-привычными действиями. Сказать вернее, четкая направленность слов рекламиста помещает его сообщение в рамки этого мира. Привлекательный результат: чего потребитель достигнет получает настоящую силу только тогда, когда он виден через ясно направляющие к нему ориентиры: где и что нужно сделать.

То, что мы часто видим, есть “эпитетная” реклама, то есть запечатление и описание продукта в коммерческой рекламе или проблемы в социальной рекламе. Реклама же, скорее, должна быть “глагольной”, “действенной”. Один из сильнейших представителей советской психологической школы П.Я. Гальперин в работе “Формирование умственных действий” пишет:

Задание должно не только содержать в себе указание на образец (действия и его продукта), но и сопровождаться такой разметкой, которая позволила бы правильно выполнить с ним заданное действие.

Такая разметка составляет то, что мы называем ориентировочной основой действия. При выполнении действия эта ориентировочная основа определяет процесс ориентирования в задании”. Многократными опытами показано, что алгоритмизированная, разбитая на поэтапные действия и тем облегченная задача в своем решении надежнее, быстрее и проще приводит к результату. Методика получения нужного результата усваивается надежнее: “Сформированные действия обладают высокой (хотя и не абсолютной) устойчивостью к изменению условий и в пределах той же области обнаруживают практически неограниченный перенос”.

Рекламист, создавая рекламу, сам часто не имеет ясного понятия, что должно быть сделано в результате ее восприятия. Сообщение не конкретизировано параметрами действия, оно существует вне системы повседневных координат человека, не привязано к месту и времени.

Это явно демонстрируют работы по социальной рекламе, порой робко проникающие с фестивальных стендов на наши улицы. Сложно найти критерии для оценки эффективности такого вида работ. Их воздействие — некий скрытый, совершающийся глубоко внутри человека и общества процесс, к которому сложно подобрать внешние индикаторы. Тем не менее, есть один, и весьма характерный, показатель малой эффективности этих работ. Они не востребованы.

Не востребованы ни властью, которая может получать от них свои дивиденды, давая таким образом людям возможность почувствовать себя лучше; ни бизнесом, усилия которого в поиске новых путей коммуникации с потребителем могут в полной мере реализоваться при обращении к лучшему в человеке.

Причина невостребованности подобных обращений, при всей нужности и своевременности этих мотивов сегодня, та же, что и причина их слабой рабочей нагрузки: социальная реклама помещает человека в ситуацию проблемы. Происходит сужение сознания, мир замыкается на негативном. В контексте общей цели — это парадокс: продлевать жизнь проблеме, с которой общество борется. Возможно возражение: а как же иначе, ведь проблему нужно обозначить. Да, но обозначение проблемы — лишь первый и не самый важный шаг. Это все равно что при решении арифметической задачи у школьной доски заполнить лишь графу дано, и объявить задачу решенной.

Подача проблемы не является решением задачи.

Решение задачи — процесс, в котором рождается качественно новое.

Под воздействием рекламы, “отвращающей от…” к целесообразному действию человек должен прийти в результате умозаключения “от противного”. Человеку предлагается оттолкнуться и двинуться в обратном, неизвестно каком, направлении. У воздействия нет цели, так как цель не имеется в виду, тот, кто смотрит, ее не видит. То есть самое важное предоставлено воле случая.

Более того, большая часть социальных (читай, конкурсных) сообщений, пытаясь привлечь пристальное внимание к проблемам общества, вводит их в поле сознания человека, что является одним из шагов на пути к результату. Если мы куда и движемся “от противного”, то — по замкнутому кругу. Нужное действие нужно представить наглядно. То, что вне взгляда — вне сознания, почти вне сферы теперешних действий человека.

То, что представлено взгляду, надежнее того, что требует умозаключения: нужно представить себе некую цель, противоположную данному образу. Работа воображения предполагает работу сознания, требующую дополнительных усилий.

Попытки же бороться увещеваниями типа: не делай…, то есть запреты, создают запретные плоды и неврозы. Десять заповедей, сформулированные следующим образом: Цени жизнь, Цени свое добро, Уважай чужое, Чувствуй свое достоинство и т.д., были бы более полезны человечеству, чем десяток “не”.

Не будучи ограниченными, люди меньше говорили бы о грехе. Страх есть форма поклонения. Пугая детей, вы создаете идолов.

Если уж хотите взволновать человека, то лучше — видом перспектив.

Феномен запретного плода, необычности, привкус поступка, Дела, переступания черты, геройства, — не присутствует ли все это сейчас в понятии “наркомания”? Как приятно противопоставить себя миру, который ничего не может предложить, кроме нотаций. Всевозможные “страшные” картинки добавляют образу жутковато-притягательную потусторонность, оттенок страдальчества. Уж выросшие-то в этой культуре всегда готовы пострадать.

Мы опять предлагаем человеку “обратный результат”, “контррезультат”, хотим подвигнуть человека к совершению действия останавливающим не?

“Не попадись на крючок” — и шприц с загнутой иглой. Вроде бы все сделано верно, по-рекламному, но это не работающий вариант. Не работающий просто потому, что в нем отсутствует цель и пути к ней. Ведь это ни к чему не ведет. “Смотри, не ходи туда” — оставили маленького мальчика в лесу, перед незнакомой избушкой (т.е. смотреть-то можешь). И ушли. И осталась избушка (страшно, но интересно!), а лес с его солнечными опушками, наполненный невидимыми, а потому и несуществующими диковинными зверушками — где-то далеко. Вне взгляда, вне сознания.

Игла в многочисленных вариациях социальных рекламных работ есть такой же штамп, как стоматологический зубик, которыми изобилует реклама столицы. Но надо различать штампы и символы. Охотное использование людьми символов дает рекламисту огромные возможности. Реклама и есть искусство символизации. Искусство расставлять акценты.

Игла — чувственно сильный образ. Так как попытка разубеждения в чем-либо вызывает, в первую очередь, представление об этом, а негативные образы сильно нагружены чувственно, скажем так: своим отрицанием мы насаждаем то, что отрицаем.

Пока же наркотик в нашей стране — мощный феномен, через “не” противопоставленный серому, “погрязшему в торгашестве”, убогому миру. Пугающий и потому могущественный образ смеется над словами — над слабыми словами.

Это наркота-то противопоставлена убогости? Это она — лекарство от мучительного однообразия? Она — спасение от корысти?

“Рок против наркотиков” — это ли не слегка переиначенный классический пример Огилви: “В нашей соли нет мышьяка”? “Избегайте употребления подобных выражений, многие читатели пропустят отрицание и у них создастся впечатление, что ваша соль содержит мышьяк”. Каким бы словом вы не соединяли эти понятия, вы соединяете их. В сознании у людей они останутся рядом. Сближая символы, хоть и в тексте, вы делаете ближе и понятия, ими обозначаемые. Оправдывающийся — виновен вдвое. Вся суета музыкальной общественности вокруг “борьбы” лишь добавляет наркотическому бреду ореол культовости, инаковости посвященных, связь с роком, авангардом.

Кому как не отрицающе настроенной молодежи пойти за притягательным запретным?

Социальная реклама, завораживающе вещающая об ужасах наркомании или любой другой мании, вряд ли понимает, чего она добивается. Можно сделать так, чтобы люди задумались о проблеме, а можно сделать так, чтобы они о ней и не помыслили.

Отдавайте себе отчет в том, что вы обозначаете: вход в проблему или выход из нее.

Бессмысленная, бесцельная реклама служит лишь триггером, спусковым крючком, заставляя выстреливать то, с чем борется.

С негативного обозначения проблемы реклама может лишь начаться, занимая, условно говоря, не более третьей-четвертой части рекламного пространства, чтобы затем быть полностью подавленной, закрытой тем ярким, что вы предлагаете. Креативность — в том, чтобы неприглядное маленькое и темное в сравнении с БОЛЬШИМ и СВЕТЛЫМ выглядело лишь случайностью.

“Социально-стендовая” реклама пытается потрясти человека, вытрясти его из оболочки комфортного существования.

Социальная реклама помогает обрести этот комфорт, включает человека в социальную жизнь. Социальная реклама должна помочь человеку почувствовать свое Я, открыть свой, индивидуальный интерес к чему-либо в жизни.

Заставляя людей осознать более широкие границы мира вокруг, увеличивая, хоть ненамного, для человека богатство ощущений, вы уже уменьшаете риск его неадекватной направленности на внешний мир, порождаемой скудостью его окружения. К однообразно закономерному концу люди обычно приходят в поисках “гарантированного необычного”. …“Подействовало как наркотик” — излюбленная “метафора”.

Искомый людьми, в особенности молодыми людьми, эмоциональный тонус жизненно важен для организма человека. Легче всего он рождается в реализации человеком себя и признания другими его особенности. Удовольствие от себя в этом мире возможно лишь в любимом деле. “Нирвана” вовне — недостижима. Окружающее — лишь повод для самобытия.

В точно предложенном многообразии возможностей каждый может найти свое. Точность слова — в широте открываемого им в данном контексте понятия. Степень насыщенности жизни — не мера насыщенности среды, но мера плодотворного отношения к ней.

Сила наркотика — в душной атмосфере, в невидении альтернативы. Разрушить стереотип можно лишь другими стереотипами. Отныне — не называть наркоту уважительным “наркотик”. Говорить о нем можно только как о недостойном противнике.

Давайте поймем, что основная притягательность этого суррогата умения чувствовать удивительное, дающая ему подобие силы — в интригующей неизвестности, в ожидании нового, якобы открывающейся области большого мира. И эта дрянь обретает некий ореол необычного — в сравнении со всем разнообразием жизни?! Всегда есть, возможно, ненадолго отошедшие в тень, нерыночные ценности, область “высшего человеческого”, к которой чувствителен любой человек. Такие вещи ощущаются не разумом. И за самым холодным циничным взглядом живет их ожидание. Слишком сильны они, по-настоящему огромны, чтобы в них можно было не верить. И донести их, эти напряженно ожидаемые мотивы — в силах рекламиста.

Причем, в рамках его ежедневной работы. Две половины целостной эффективной рекламной коммуникации, общепринято называемые “коммерческая реклама” и “социальная реклама”, все более сближаются. Задача первой — ежедневно создавать в восприятии людей чувство уникального преимущества, стремиться сделать рекламируемый продукт ближе остальных. Рекламодатели естественно хотят иметь возможность вести людей за собой, хотя, пребывая на пути человеческого внимания, не всегда могут установить прочные связи в обществе.

К социальной рекламе творческие люди периодически приходят, устав от близорукости коммерческого кругооборота, пытаясь привнести в свою работу смысл, выходящий за пределы данной минуты.

Многие уже ощущают, что это две стороны одного целого, качественно нового целого, обретающего критическую массу воздействия.

Понявшие силу комплексного подхода, действительно стремятся “принять участие в человеке” и пользуются плодами действия своей коммуникации в меру ее благотворного влияния (промоушен метрополитена). Многие другие, пытающиеся создать свой “коммерческий мирок” в индивидуальном пространстве человека, поняли, по крайней мере, что для того, чтобы достичь своих целей, нужно действительно сделать человеку хорошо. В ощущениях, что и есть главное.

Ресурсы обеих сторон рекламы: серьезность социальной рекламы и частота обращаемых на нее взоров рекламы коммерческой, естественно и плодотворно соединяются в их общей точке — создании лучшего, ожидаемого людьми мира.

Главное, что дает резонансный эффект коммуникации: к этой точке стремятся и рекламодатель, и рекламопотребитель. Сделать так, чтобы человек почувствовал себя лучше — основное направление действия, стремящегося к достижению эффективного долгосрочного результата.

Противоречие, долго мешавшее и мешающее заметить единство рабочего поля обеих сторон коммуникации в том, что из социальной рекламы сделали пугало, за нее в большинстве случаев выдают предъявление наболевшего, язв — всего того, от чего хочется отвернуться. Попросту говоря — реклама привлекает внимание к наихудшему. Вдумайтесь. Это естественно, что рекламодатели, пытающиеся своим продуктом построить яркий притягивающий человека мир, и подумать не могут о таких “методах воздействия”.

Правильно сформулированная задача социальной рекламы проще и инструментальнее: нахождение смысла в простейших вещах, расположенных рядом, обогащение мира “его замечаемостью”. Не к этому ли традиционно стремится ежедневная рекламная коммуникация?

Все ресурсы обычной рекламы идут на то, чтобы создать привлекательный мир, в центре которого будет находиться продукт, с ним и связывают перемены к лучшему. Тем временем, при помощи действительно весомых каждодневных слов, внося своим продуктом в жизнь ощущение большей полноты бытия, вы делаете свой вклад в ощущение человеком достаточности окружающего его мира. А это и есть необходимый и достаточный результат эффективного социального влияния, дающий человеку возможность почувствовать жизнь.

Свои задачи можно эффективнее выполнить посредством развития собственной темы, никуда не удаляясь, лишь углубляя воздействие. “Кроссовки: за ними — мир спорта, в который вы можете ввести человека, лишь дав ему возможность прочувствовать рождающую силы бесконечность этого пути” или “Мобильная связь — выход за пределы, свобода передвижения”. И так далее.

С бесцветностью и глупостью наркомании не нужно бороться, привнося в это дело пылающую героику, равно освещающую обе стороны. И на “противоположной злу” стороне слишком много такого, что заставляет, по крайней мере, сильно колебаться в выборе, какую сторону принять.

Часто употреляемый вопрос: “А судьи кто?” достаточно объясняет распространенность антиобщественных проявлений. Стоит только недостаточной адекватности человека пару раз столкнуться с мгновенно возникающей в ответ стопроцентной неадекватностью окружающего мира, и человек легко замыкается в себе. Разумеется, потом он хочет выйти из замкнутого им самим круга, демонстративно переступая уже любые границы.

Эффективный метод противостоять распространению зла — демонстрировать его неинтересность. Нужно лишь сделать вилимым его серость и невзрачность, дать скучающим в руки дело. А их дело — и есть задача рекламы, пытающейся влиять на человека, который всегда — часть общества. Ключевое слово здесь — ИНТЕРЕС к чему-либо, лучше и легче к тому, к чему расположен.

Назовите эту рекламу как хотите: резонансной рекламой, рекламой социального лидера, рекламой объединенных ресурсов. Резонансной — потому что она усиливает свое звучание до оптимистического однонаправленным попаданием в смыслы, нагруженные вниманием всего общества; рекламой социального лидера — потому что именно компании, стоящие во главе социально значимых тенденций, ведут людей за собой; рекламой объединенных ресурсов — потому что слияние существующих ресурсов в поисках большей эффективности достигает здесь критической массы.

Мы хотим, чтобы к нашим словам прислушивались? Давайте говорить важные слова. На языке западной коммуникации это можно было бы назвать формированием торговой марки взаимоотношений.

В создании интереса легче всего обратить людей к их собственным понятиямСИЛЫ,СВОБОДЫ,ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ. Этим вы уже даете им развитие, потому что они питаются и растут взаимностью. Парадоксом лишь кажется то, что, направляя человека вовне, помещая центр его интересов вне его самого, вы помогаете ему обрести довольство собой, обращаете его к себе. Давая человеку почувствовать ЦЕННОСТЬ ДРУГОГО, вы даете ему в руки инструмент по-настоящему хорошей прочной жизни.

Разница в воздействии плохой и хорошей рекламы такая же, как между просьбой доктора: “Дышите!” и глотком свежего воздуха.

Дайте людям задышать. Обратите их внимание на то, что имеется у каждого: на собственное “хорошее”. Позволив человеку найти себя, свое дело, почувствовать свою ценность в этом деле, вы дарите ему уважение к себе, значит — уважение к другим. И те, к кому вы обращаетесь, пойдут вам навстречу. Ибо они этого хотят.

“Все проблемы жизни могут быть решены адекватно только при наличии достаточной степени социального интереса” — сказал основатель учения индивидуальной психологии Альфред Адлер. Создание этого социального интереса — и есть стратегия действительного социального лидерства.

Верхние три четверти — светлое, белыми буквами: ЗДОРОВ, СВОБОДЕН, НЕЗАВИСИМ Нижняя темная четверть, серыми буквами: наркота — для убогих и беспомощных

МИР СПОРТА, КНИГ, КИНО, МУЗЫКИ — МИР ВООБЩЕ — ПО-НАСТОЯЩЕМУ НЕИЗВЕДАН, ТАИТ В СЕБЕ НОВОЕ. НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ — В СПОРТЗАЛАХ, НА НЕИСХОЖЕННЫХ ТРОПАХ СРЕДИ ДИКОЙ ПРИРОДЫ, В ЛЮБОМ МЕСТЕ — ТАМ, ГДЕ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ИНТЕРЕСНО. С наркотой всегда известно, что тебя ждет — однообразие, бесцветная жизнь, отупение, потеря контроля над своим телом и через несколько лет — инвалидность или смерть. 104 тысяч 850 человек умерших от наркоты в 2001 году, хотели только попробовать. Сначала.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ УМЕЕТ ГОВОРИТЬ НЕТ — РАБ

ЗДОРОВ, СВОБОДЕН, НЕЗАВИСИМ наркота — это убогость, тоска и одиночество из мира наркотической тоски, скуки и тупости В МИР СПОРТА: удар и пас, азарт футбола, точные броски баскетбола, сила ума в шахматах, ловкость и мощь удара в теннисе, захват борьбы, честность бокса, полет на плавательной дорожке…

В МИР НАДЕЖНЫХ ДРУЗЕЙ, НАСТОЯЩЕГО АЗАРТА и ОЩУЩЕНИЯ СОБСТВЕННОЙ ЦЕННОСТИ и СИЛЫ REEBOK. В СПОРТЗАЛЕ — САМЫЕ ОГРОМНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ИНТЕРЕСНОЙ ТЕБЕ ЖИЗНИ ЛЕГКИЕ НАПОЛНЯЮТСЯ ВОЗДУХОМ — ЖИЗНЬ НАПОЛНЯЕТСЯ НАСТОЯЩИМ ИНТЕРЕСОМ

ЗДОРОВ, СВОБОДЕН, НЕЗАВИСИМ начни принимать дрянь — и у тебя будут трясущиеся руки и убогий взгляд НЕ БУДЬ РЕБЕНКОМ. думай сейчас — потом ты думать не сможешь

только попробовать? ПОПРОБУЙ ПРЫГНУТЬ В ПРОПАСТЬ. ПОЛУЧИТСЯ?

СТОЙ КРЕПКО. У ТЕБЯ ЕСТЬ СВОЯ ГОЛОВА НА ПЛЕЧАХ.

из мира наркотической тоски, убогости и слабости В НЕИСЧЕРПАЕМЫЙ МИР КНИГ: невозможность разгадать непредсказуемые преступления книг Агаты Кристи, веселые смельчаки О. Генри, воля человека против первобытной природы Дж. Лондона, запредельный мир Толкиена, сила одного против криминала Н. Леонова, наука не унывать героев Диккенса, наука быть счастливым героев В. Шукшина. ЕСЛИ БЫ ТЫ ЗНАЛ, СКОЛЬКО ИНТЕРЕСНЫХ КНИГ, КОТОРЫХ ТЫ ЕЩЕ НЕ ПРОЧЕЛ

В МИР ЗАХВАТЫВАЮЩИХ ПРИКЛЮЧЕНИЙ, В КОТОРОМ ВСЕ БОГАТСТВО ЖИЗНИ, ОЩУЩЕНИЕ СИЛЫ УМА ТЕРРА. КНИГИ ТВОЕГО ВЫБОРА — САМЫЕ ОГРОМНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ИНТЕРЕСНОЙ ТЕБЕ ЖИЗНИ

ЗДОРОВ, СВОБОДЕН, НЕЗАВИСИМ наркота — это одиночество, холодный пот по ночам, неконтроль за собственными руками и ногами НЕУЖЕЛИ ТЫ СПОСОБЕН ТОЛЬКО НА ЭТО?

ТОЛЬКО ДЕЛАЯ ЛЮБИМОЕ ТЕБЕ ДЕЛО, ТЫ СПОКОЕН И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАСЛАЖДАЕШЬСЯ СОБОЙ. РАССЛАБЬСЯ ПО-НАСТОЯЩЕМУ. БЕЗ СУДОРОГ.

из мира наркотической серости, тоски и бессилия В МИР СВЕЖЕГО ВОЗДУХА ДАЛЬНИХ ДОРОГ: первобытная природа Алтая, простор Байкала, красоты Валдая, приволье Волги, рыбалка в Подмосковье, лесные маршруты Карелии, горячие пляжи Испании, неисхоженные тропы гор Крыма, Франция, МИР, КОТОРЫЙ ТЫ ОТКРЫВАЕШЬ СВОИМИ ГЛАЗАМИ И НОГАМИ… КОГДА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДАРИТ НОВЫЕ ВСТРЕЧИ И ВПЕЧАТЛЕНИЯ. турфирма НЕВА. ОТКРЫТАЯ ДОРОГА В ЛЮБУЮ СТОРОНУ — САМЫЕ ОГРОМНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ИНТЕРЕСНОЙ ТЕБЕ ЖИЗНИ

из бесцветного убогого мира самообмана В МИР МУЗЫКИ: … Студия СОЮЗ. МНОГОТЫСЯЧНЫЙ ВЫБОР МУЗЫКИ — ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕРЕСНОЙ ТЕБЕ ЖИЗНИ

из мира наркотической серости, тоски и бессилия В МИР КИНО: фантастика, комедии, боевики … ПОГРУЖЕНИЕ В ИЛЛЮЗИЮ, ЭФФЕКТ ЗВУКА И ЦВЕТА ИМПЕРИЯ КИНО, ПРЕМЬЕР ВИДЕО-ФИЛЬМ

БУДЬ СИЛЬНЫМ. НАЙДИ ЛЮБИМОЕ ДЕЛО. И ЖИЗНЬ СТАНЕТ ИНТЕРЕСНОЙ.

НАРКОТИК НАРКОМАНИЯ Ни один человек не может быть настолько убогим, чтобы считать наркотический бред и судороги интересной жизнью.

наркотическая дурь — для дураков ДЛЯ СИЛЬНЫХ — ВСЕ УДОВОЛЬСТВИЯ СВОБОДНОЙ И ЗДОРОВОЙ ЖИЗНИ В НЕОБЬЯТНОМ МИРЕ

Попробуй, в конце концов, себя в настоящем деле КОГДА ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ НАСТОЯЩИМ ДЕЛОМ — У ТЕБЯ ПОЯВЛЯЮТСЯ НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ

Эти материалы не защищены никакими авторскими правами и свободны для применения. На основе этой рекламы может быть построена любая другая реклама любого рекламодателя из числа социальных лидеров.http://www.advertology.ru/laboratoriy/arxiv/2002/frem_seliverstov.htm