Преподобный Сергий и матанализ

    Это было в 1994 году, когда моя дочь сразу после окончания обычной школы поступила в Педагогический институт им. Герцена на математический факультет.

    Время идет, дочка на занятия ходит, домашние задания делает. В общем ,тишь да гладь, и я спокойненько так радуюсь. Как-то в воскресенье поздно вечером я заглянула к дочери и увидела, что она сидит за столом, склонившись над открытым конспектом по математическому анализу, подперев голову рукой, и тихо плачет. Слезы капают на тетрадь, и такое безысходное горе на лице, что мне стало плохо. Спрашиваю: «Что случилось?».

    694

    И тут выясняется, что в математическом анализе ей ничего не понятно, завтра будет уже четвертая контрольная, которую она не напишет, как и предыдущие три. В семестре всего пять таких работ, написав которые получаешь зачет и допуск к экзамену. Естественно, что не написав контрольные, не получив зачет и допуск на экзамен, становишься кандидатом на исключение из института.
    Понятны стали слезы, безысходность, одним словом — конец света. Перед нами встал извечный русский вопрос: «Что делать?».

    Вспомнила, что что-то похожее было у Сергия Радонежского в детстве и тоже с учебой. Нашла, единственную на тот момент в доме, бумажную иконочку преподобного, положила ее на стол, встали мы с дочкой на колени перед ней.

    Надо молиться, но как? И стала я читать молитву преподобному, а дочка за мной повторяла каждую фразу. Так же и тропарь. Долго читали так снова и снова, пока дочка не успокоилась. Тогда я отправила ее спать. Она еще порывалась посмотреть конспект, но я забрала его, сказав, что перед контрольной лучше недоучить, но выспаться.

    На следующий день дочка, как обычно, пошла в институт. Я с нетерпением ждала ее возвращения. Она пришла притихшая, даже как-то светящаяся изнутри. Немного погодя она рассказала, что произошло в институте. Преподаватель, войдя в аудиторию, сразу объявил, что контрольной не будет, что сегодня они, как всегда, будут дополнительно решать разные примеры.

    Методика такая: пример пишется на доске, все решают его у себя в тетради. Кто первый решит, поднимает руку.

    Если есть кто-то, кто не знает, как решать, то поднявший руку выходит к доске и объясняет решение. Таким образом, было решено несколько примеров. Каждый раз задача усложнялась. Под конец был задан самый сложный пример, который смогла решить только моя дочь. Она вышла к доске и четко поставленным голосом и очень уверенно объяснила решение. Преподаватель очень удивился и сказал, что странно, но ее «прорвало».

    Вечером моей дочери по телефону звонили однокурсницы, просили еще раз объяснить решение того сложного примера. Девочки эти были из математических школ. С большим облегчением дочка рассказывала мне потом, как она написала все контрольные, получила зачет и успешно сдала экзамен. Больше у нее не было проблем с математическим анализом. Возникли сложности с теорией вероятностей, и тут мы уже знали что делать. Но это другая история.

    Источник: http://www.pravmir.ru/