Знамения от икон в конце ХХ века в России духовные итоги

А.М. Любомудров

Осторожно: чудеса!

     Лукавый, «обезьяна Бога», спешит примазаться ко всему святому и профанировать его. Как никогда остро встает необходимость снова и снова напоминать речения святых отцов о различении духов, о чудесах ложных. Поистине настольной книгой каждого христианина должна стать работа свт. Игнатия (Брянчанинова) «О чудесах и знамениях», чрезвычайно актуальная в наши дни. 

     Известно, что и в католическом мире, и в восточных религиях происходят слезоточения, кровоточения, млекоточения — от икон, статуй и скульптурных изображений. Свидетельствуют ли эти чудеса об истинности этих религий? Конечно, нет. В книге Исход (гл. 7, 8) повествуется о том, как Моисей и Аарон совершали чудеса в земле Египетской. Совершали они их по повелению Божию. Но затем некоторые из этих чудес повторяли волхвы «своими чарами».

     Может ли лукавый подделать чудо мироточения от православной иконы? Неужели святость самого образа — не защита от козней нечистого? Приведем фрагмент из сборника святоотеческих изречений «Духовная брань», где речь идет как раз об иконах: 

      «Некоторым враг внушил мысль, что если они не сподобятся в сей жизни благодатных даров от Господа, то и не получат их в будущей жизни. Одному из таких враг показал лучи, исходящие от иконы, приказал ему открыть рот и глотать их как благодатные дары. Тот по неопытности сделал это и затем, повредившись, через неделю умер, не принимая пищи от страха. Другой усердно молился пред иконой. Лампадка закачалась. Он принял это за признак угодности его молитвы. Лишь только утвердился в этой мысли, тотчас упал в обморок, и затем обмороки эти стали с ним повторяться. Третьему явилась икона Богородицы, к которой он приложился, сделался бесноватым и скоро умер. Таковы последствия доверия своему мнению, мнимой своей святости и достоинству в собственных своих глазах» [16]

     Если мы доверяем этим свидетельствам, то должно ли полагать, что и мироточение иконы может иметь ту же причину, что «благодатные лучи» и «качающаяся лампадка»? В богословской литературе пока не удалось найти ответа на этот вопрос. Но несомненно одно: тяжкое духовное поражение получит человек, если воспримет источение влаги на своей иконе «как признак угодности его молитвы»! 

     Православная Церковь всегда призывала к осторожности и духовной трезвости по отношению к чудесам. Область эта сокровенна и опасна, руководствоваться здесь нужно советами святых отцов. А они предупреждали, что ни в коем случае нельзя добиваться чуда или стремиться к нему. Иначе можно впасть в поистине страшные искушения, подобные упомянутым. Между тем в нынешней России существует явление, порождающее недоумение у многих православных. Начиная с 1999 года в Свято-Введенский монастырь Ивановской епархии устремляется множество людей с тем, чтобы их иконы побывали в одной келье — там они начинают мироточить. Воспользуемся искренним рассказом корреспондента, например, газеты «Вера — Эском» [17], чтобы изложить историю и детали чуда. 

     В келье живут три насельницы монастыря — мать Наталья, ее родная сестра мать Лариса с дочерью Машей. В декабре 1998 г. там замироточила небольшая Тихвинская икона. Но массовые чудеса начались позже: 12 февраля 1999 г. в келью принесли другие иконы с образом Тихвинской Богоматери, «просто, чтобы освятить — и к вечеру все эти семь иконок замироточили». Услышав про это, и другие монахини «принесли свои любимые иконы, чтобы они тоже побывали в келье». Утром на них также выступило миро. «И с тех пор, — рассказывает мать Лариса, — появилась традиция: люди приносят нам на время свои иконочки. Мы стараемся никому не отказывать. Это ведь не наше, это чудо Божественное» [18]

     В монастыре ведется учет. Общее количество замироточивших икон на начало марта 1999 года составило 1047, в конце апреля зафиксировано более 2500 икон, ставших мироточивыми. В канун 2000 года настоятель монастыря по радио «Радонеж» сообщил, что их уже около 7000. То есть с начала этого чуда в среднем становятся мироточивыми около двух десятков икон ежедневно. 

     Еще одно важное обстоятельство. «Как сказала м. Лариса, если человек приносит к ним в келью свою иконку, то замироточит ли она — это еще во многом зависит от веры этого человека, его молитв» [19]. Впрочем, в интервью корреспонденту программы «Вести» она же заверила, что «все иконки, которые прибывают, все мироточат… Матерь Божия никого не оставляет». Видимо, различны сроки, в которые иконы начинают чудотворить. Сама келья стала местом паломничества. Вот как описывает корреспондент свои ощущения: «В этой келье грань между материальным миром и духовным исчезла… Господь присутствовал где-то рядом… Здесь хотелось просто быть… Что-то происходило с моей душой». 

     В ответ на рапорт настоятеля Свято-Введенского женского монастыря архимандрита Амвросия (Юрасова) была создана епархиальная комиссия, которая пыталась исследовать это явление и в свою очередь в рапорте уже патриарху сообщила, что «оценивать эти события никак не может и оставляет их интерпретацию на разумение Священного Синода Русской Православной Церкви» [20]. Тем не менее настоятель все же высказал свою трактовку: как некогда из города Иваново атеистическая грязь потекла по всей стране, так нынче Господу угодно, «чтобы отсюда началось выздоровление всей России» [21]

     Подчеркнем: мы не беремся судить о мистической природе этого сверхъестественного феномена. (Он, заметим, не уникален: по слухам, в Киеве, в квартире одной женщины тоже начинают мироточить приносимые туда иконы). Но можно и должно говорить о человеческой стороне этого явления. И, анализируя мотивы, настроения, цели людей, направляющихся в обитель со всех концов страны, нельзя не заметить явной духовной опасности.

     К сожалению, Церковь не дала пока никакой оценки вот этой видимой стороне событий. Паломники привозят свои образки, оставляют их в «чудотворной комнате», молятся — о чем? О спасении души — или о знамении, что запрещено Самим Спасителем («род лукавый и прелюбодейный знамения ищет», Мф. 16,4)? Уточним: Церковью благословляется, например, молитва об исцелении безнадежно больного, о воскресении закоренелого грешника (когда «уповают на чудо» — помощь Божию; чудотворение при этом выступает как способ осуществления главной, благой цели моления), но никак не прошения о знамениях, когда они превращаются в самоцель. 

     Если привезенные иконы не мироточат — это воспринимается как свидетельство собственного недостоинства и сугубой греховности. Но чаще всего (или даже всегда) они мироточат — значит, их владелец «не слишком грешен», «праведен», «прощен»? Очевидно уклонение от православного духовного устроения, прямой путь к самообману и прелести. Зададимся и другим вопросом: зачем, собственно, верующему так нужна мироточиваяикона? Или ему недостаточно для молитвы икон обычных? Или он полагает, что таковая икона лучше оградит его жилище от бед? (Как тут не вспомнить образки в газетных киосках с подписями: «от глазных болезней», «помогает на экзаменах» и т.п.? Впрочем, подобную подборку встречаешь, увы, и на свечном ящике в одном из соборов Санкт-Петербурга…) 

     Вслушаемся в бесхитростный рассказ одной из прихожанок, Валентины: «Приложила иконочку к храмовой «Тихвинской». Но очень хотелось отдать икону в келью к матушкам Ларисе и Наталии на мироточение. Вместе со знакомой Александрой подошла к дверям кельи. А на дверях записка: «Мироточения нет». Когда же посмотрела на свою икону, увидела на ней 4 струи мира. Мне не верится. Да, вот Александра мне говорит: «Ты смотри, смотри… Слава Тебе, Господи!»» [22]. Этот рассказ сочувственно передает инокиня православной обители. Но насколько смиреннее, ближе к истинному богомыслию слова другой рабы Божией, Людмилы, которая, впервые узнав про массовые случаи чудес от икон, пишет: «Я смотрю на свою икону и ужасно боюсь, чтобы она не «заплакала». Если заплачет, значит, я сильно во грехе завязла». 

     Очевидна ценностная подмена: человек едет в обитель не за святостью, а за чудом. Не за очищением от грехов, а для «зарядки» своей иконы (как недавно заряжали воду перед экранами ТВ). Вожделенная цель такого псевдопаломничества — таинственная келья в монастыре — видится как магическая «комната» из фильма «Сталкер», где сбываются желания. Все это способно нанести душе непоправимый духовный вред [23]

     Очень тревожно, что эта опасность не осознается даже людьми, искренне верующими, но, видимо, слабо знакомыми с некоторыми сторонами святоотеческого учения. В попытках осмыслить необыкновенное явление в свете строго православной традиции, напомнить об осторожности и духовном трезвении видят подчас недопустимую «хулу на Духа Божия». Но святые отцы учат, что не будет греха, если и подлинно Божие явление или видение мы не примем, опасаясь прелести, куда страшнее бездумное погружение в стихию «чудесного». В феврале 2000 года на интернетовском форуме «Спаси и сохрани» (www.referent.ru/forum) прошла дискуссия о событиях в Иваново. В ответ на недоумения по поводу ажиотажного паломничества за получением чудотворных образов председатель форума Александр Килим сурово обвинял оппонентов в маловерии и почему-то упорно переводил разговор в совершенно другую плоскость: негоже, мол, подозревать кого-то в фальсификации. Но вопросы у участников возникали не о том, чудо ли это, а об отношении к чуду. Говорили не о странности явлений чудесных, но о странности для православного сознания явлений вполне человеческих — как, например, привоз иконы из монастыря св. Иоанна Кронштадтского для того, чтобы она замироточила. 

     Православный обычай прикладывать образки к раке с мощами или к чудотворным иконам не осуждается Церковью. Освященный таким образом предмет становится почитаемой в доме святыней, через которую подается помощь и благодать по сокровенной вере благочестивого христианина. Но кто и когда из учителей Церкви благословлял святые образа «отдавать на мироточение«? Они учили иному: «В видениях и чудесах бывает прелесть, надобно их опасаться и говорить: «Я недостойна». Смиренный не пожелает чудес. Да, не чудес надобно желать нам, а чтобы не согрешить перед Богом» [24]И то, какая икона станет чудотворной, какая замироточит, а какая обновится — всегда выбирал Господь, но не человек

     Св. Исаак Сирин рассуждает: «Господь во всякое время близкий заступник к святым Своим, но без нужды не являет силы Своей каким-либо явным делом и знамением чувственным, чтоб заступление Его не сделалось как бы обычным для нас <…> Дерзающий и молящий Бога о совершении чего-либо необычного, не будучи вынужден к тому необходимостью,.. искушается в уме своем от насмехающегося над ним диавола, оказывается тщеславным и недугующим совестию своею. Подобает в скорби просить помощи Божией; без нужды искушать Бога — бедственно. Поистине, неправеден тот, кто желает этого» [25]

     Пример монастыря в Иванове — самый показательный, но отнюдь не единичный. Известны случаи, когда иконы во множестве на протяжении месяцев и даже лет мироточат в каком-либо храме или монастыре. Как же воспринимаются эти чудеса настоятелем и прихожанами? Можно ли признать нормальным, когда этим же приходом выпускаются буклеты, где описания происходящих в нем чудес удивительно переплетаются с рассказом о «деяниях» батюшки, матушки, игумена? Насколько опасен этот путь: стоит лишь подумать о богоизбранности «своего» храма, места, личности, как подкрадется мысль и о собственной богоугодности. Не спасительнее ли предположить, что иконы плачут от множества грехов и нестроений? Ведь сказано же: «Где умножился грех, там преизобиловала благодать». 

     Происходит заметный сдвиг в сознании и по отношению к иконам в целом: забывается, что каждый православный образ свят, каждая икона в доме — в широком смысле чудотворна, ибо обращает наши молитвы к первообразам — Господу, Пресвятой Богородице и святым угодникам. Напомним суждения святителя Филарета Московского: 

     «Икону и не свидетельствованную и не объявленную чудотворною благоговейно чтить всегда справедливо и душеполезно. <…> Имеющий чистую и крепкую веру в благодатную силу Пресвятой Богородицы может благоуспешно приносить молитву пред всякою иконою Ее, потому что <…> приносимая молитва восходит к Самой Пресвятой Богородице и, по вере, может низводить к человеку Ее благодатную силу и помощь» [26]

     В заключение приведем фрагмент беседы с валаамским иноком. Она записана на подворье Валаамского монастыря в Петербурге 23 октября 1994 года, вскоре после того, как в стенах Подворья обновилось несколько икон. В ней отражен, как нам представляется, выверенный православный взгляд на чудеса от икон. На вопрос, что означают нынешние мироточения и обновления икон, инок ответил: 

     «Дело в том, что сейчас идет раскол между жизнью благочестивою и неблагочестивою. Посередине удержаться уже невозможно. Общаясь с падшим миром, нельзя держать себя чистым от греха. Апостол Павел говорит:«Что общего у света со тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром»(2 Кор. 6, 14-15), между Богом и Его противниками? Мы не можем стать где-то посредине. Либо ты за Меня, либо против, либо ты собираешь, либо расточаешь — таков смысл евангельских заповедей. Поэтому все больше увеличивается раскол между людьми верующими и абсолютно неверующими. 

     А верующим становится все тяжелей и тяжелей. Видимо, Господь их утешает: «Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь» (Пс. 33, 20). От обновляющихся, мироточивых икон Он являет утешение, но одновременно и показывает: «…В мире скорбни будете…» (Ин. 16, 33). 

     Вообще говоря, икона и должна мироточить. От любого образа самого по себе святость идет, а мироточение — лишь подтверждение этой святости. Вспомним слова Господа о даре и жертвеннике, освящающем дар (Мф. 23, 19). Так и здесь: что для нас важнее, что больше: миро, которое источается от иконы, или сама икона? 

     Любой образ свят сам по себе. А через чудотворные и мироточивые иконы Господь подает особые вести. Но это не значит, что другие иконы должны быть менее чтимы — ведь на них запечатлен образ Божий. Например, Казанская, Иверская, Владимирская иконы в какое-то время для страны являлись защитницами Отечества. «Державная» в Москве лежала, всеми забытая, но именно через нее Господь явил Свое знамение. Сам Господь выбирает те иконы, которые для Него нужны». 


* * *

     Действие благой воли Божией, являющей знамения от икон по лицу всей России, сегодня явственно и несомненно. Возникает вопрос: если оно не приносит очевидных результатов, зачем все-таки происходит? Но точно так же можно спросить, зачем звучит церковный колокол перед началом службы? Зачем раздаются слова благовестия со страниц Евангелия? Они слышны всем, но каждый человек имеет свободу откликнуться на этот призыв или пройти мимо. 

     Может быть, по усмотрению Божию очередное мироточение происходит лишь для нескольких людей — ближайших свидетелей. Или даже для одного единственного человека. 

     Сегодня чудеса еще длятся. Пока не заметно, чтобы их число шло на убыль. Сколько еще будет продолжаться это небывалое знамение? Принесет ли оно, наконец, плоды? Или долготерпение Божие будет исчерпано, и чудеса будут отняты от нас, как оказался таинственно сокрыт Иверский мироточивый образ? 

     Только время даст ответ на эти вопросы.


     [16] Духовная брань. О кознях врага спасения и как противостоять им. М., 1993. С. 132-133.

     [17] Вязовский И. Знамение в Иваново // Вера-Эском. 1999. № 335; 337.

     [18] Там же. № 337. С.9.

     [19] Там же. С. 11.

     [20] Там же. № 335. С. 11-12.

     [21] Стенограмма телевизионной программы «Вести» 4 марта 1999 г., адрес в Интернете www.indi.ru/private/RTR/V_03.htm.

     [22] Инокиня Марина (Смирнова). Чудо в монастыре // Ревнитель Православного Благочестия. Барнаул, 1999. №. 12.

     [23] В периодике, в том числе православной, уже высказывались опасения по поводу тенденции, наблюдающейся в связи с Ивановским феноменом (Вертоград-Информ. 1999. № 4. С. 34; Народная газета. 2000. 10 февраля. С. 3).

     [24] Духовная брань. С. 113

     [25] Цит. по: свт. Игнатий (Брянчанинов). О чудесах и знамениях. СПБ., 1990. С. 20-21.

     [26] Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. М., 1990. С. 307, 311.