“Помолитесь, оглашенные, Господу,” — каждый день за Божественной литургией произносит диакон, а после этой соборной молитвы — ектении, — говорит: — “Оглашенные, изыдите!” Человеку, искусному в словесности, этот возглас может резануть слух: ведь словарь русского языка С. И. Ожегова дает понятию “оглашённый” толкование “ведущий себя бестолково, шумно, сумасбродно.” Разве место таким в храме?

Да, любопытные перемены претерпевают порой значения некоторых слов. В церковно-славянской филологии глагол “оглашать” значил “изустно наставлять в первоначальных истинах веры,” а прилагательное “оглашенный” имело смысл “желающий принять Святое Крещение и учащийся христианским догматам.” Видимо, некоторые их этих людей оставили своеобразный след в истории, что и привело к появлению нового смысла слова…

В древней Церкви крестили не всех подряд. Желающий приступить к купели Крещения должен был ясно себе представлять содержание христианской вepы, чтобы от всего сердца на вопрос: “Веруешь ли Христу?” дать ответ: “Верую Ему, как царю и Богу!” Поэтому те, кто не получили христианского воспитания, а также обращаемые от иудеев и язычников должны были научаться догматам веры от епископов, пресвитеров или катехизаторов. Оглашение длилось долго, иногда несколько лет. В течение этого времени оглашенные не имели права присутствовать на сердцевине богослужения — Таинстве Евхаристии вместе в верными христианами. Чтобы не лишить их совсем общения с Церковью, творцы богослужебных чинов свели в первую часть литургии песнопения поучительного характера и чтение Священного Писания, и назвали ее “литургия оглашенных.”

Но когда время богослужебного назидания истекает, и наступает священный и страшный момент единения с Богом, люди с неомытой водами Крещения душой не должны стать его свидетелями. Поэтому диакон сначала произносит ектению об оглашенных, а затем побуждает их удалиться. В первые века христианства словами не ограничивались, а проходили по храму с рассмотрением, не остался ли кто из некрещеных.

Сейчас порядки изменились. Свидетелями Божиих Тайн становятся все желающие, даже люди, заглянувшие в церковь из праздного любопытства. Давно утрачен и сам институт оглашения, хотя многие священнослужители чувствуют потребность его возродить. Почему же сохранился этот возглас диакона и молитва Церкви об оглашенных?

Дореволюционная “Настольная книга священнослужителя” говорит: “В разных местах земного шара много иноверцев обращается к Православной Церкви, переходят в Православие и многие из инославных христиан; наша же Церковь заботится о всех своих чадах, где бы они ни были, и молитвенно ходатайствует пред Просветителем душ и телес о всех оглашенных, невзирая на то, что они могут быть отделены громадными пространствами; кроме того, оглашенными являются дети, получившие православное имя через чин наречения младенца, но еще не крещеные… В виду всего этого молитвы об оглашенных никогда не утратят своей силы и значения и будут оставаться в чине литургии, пока будет существовать на земле Церковь Христова.”

Что же касается выхода из храма — здесь не стоит смотреть на поведение соседей, а каждому некрещеному человеку надо усвоить лично для себя: пока еще я не имею права участвовать в Евхаристии и, значит, должен уйти.