Пьянство есть привычка неумеренно пить спиртные напитки. Этот порок так отвратителен и гнусен, что он унижает человека до скотоподобия.

Пьяница теряет рассудок и свою честь, губит свою жизнь и здоровье и нередко кончает свою жизнь подобно скоту. Не пребывающим ли в вине горе? восклицает премудрый сын Сирахов. Что же таких людей ожидает на том свете — в будущей жизни? Слово Божие говорит: пьяницы царствия Божия не наследят. Страшно это! Ужасен приговор! Св. Иоанн Златоуст говорит, что пьяница особенно любим дияволом, потому что никто так не исполняет его воли, как человек преданный вину. Пьяница не может быть ни добрым гражданином, ни хорошим семьянином. Ни одного общественного дела никогда не поручат пьянице. Он все испортит и хорошее сделает дурным в одурении от своей страсти. А что делается в доме, в семье у подобных людей? Вечные ссоры, драки и ругательства. Дети и жены голодают, ходят раздетые и разутые; у него, что было, то и пошло на вино. Соломон говорит: «Всяк бо пьяница обнищает»(Притч.23,21) Пьяница самый несчастный из людей. Василий Великий говорит, что упивающийся постепенно снисходит со степени живого человека и превращается в бездушный истукан, который очи имеет, но не видит, ноги имеет, но не ходит. Да и в самом деле, не кого похож пьяница? Лицо его желто, как воск, глаза налились кровью, под глазами синие пятна, сам он трясется и дрожит, голос у него хриплый, речь невнятная, словом, он теряет образ Божий, представляет собой какого-то срамного урода

Преподобный Феодосий Печерский в своем поучении говорит, что из бесноватого священник может молитвою изгнать беса, а над пьяницею, если бы собрались из всей земли святители, ничего не могут сделатьь. Другой св. отец, Ефрем Сирин, так предостерегает от пьянства: «Убойся в юности своей вина, вино бо не пощадит тела, огнь возжигая помыслами злыми» и премудрый Соломон запрещает входить к винопийцам: «Не будь между упивающимися вином «(Притч. 23,20). Пьяница всегда скорее сделает злое, нежели доброе; для него ничего святого, его ничто не может остановить: ни совесть, ни стыд, ни честь; он их давно потерял, давно потопил в вине, и нет такого постыдного дела, н а которое он бы не был способен. Он обманывает семью, обманывает общество, для удовлетворения своей страсти. Пьяница нередко предается воровству и грабительству, чего бы в трезвом состоянии другой не сделал, и таким образом, вместо того, чтобы быть полезным обществу, он бывает его негодным членом, служит в тяжесть и во вред другим. Через пьянство человек забывает Бога, нарушает все заповеди Господни. Богу он не молится; в храм Божий он почти не ходит. К таинствам покаяния и приобщения он или вовсе не прибегает, или же прибегает, но очень редко, неохотно и с небрежением.

А спросим, сколько нужд у такого человека? Пьянице нет ни до чего дела, нет заботы о женен и детях, ни о доме и хозяйстве. Он только и думает, как бы удовлетворить своей страсти. И вот когда-то был дом богатый, всего было в нем много, от пьянства же хозяина делается самым бедным. Жена и дети, прежде хорошо обеспеченные, теперь нуждаются в необходимом. А сколько они вынесут от такого человека неприятностей! Недостает слов, чтобы выразить все то, что терпит семья, где отец семейства предан этой постыдной страсти. Никакой характер жены, если бы он был и добрый, не спасет ее от побоев. Пьяницы, будучи тягостны семейству, в то же время обременительны и для государства и общества. Они большею частью никогда не платят податей, которые при круговой поруке ложатся всею тяжестью на других членов общества. И чем больше пьяниц, тем больше недоимок. Промотавши свое состояние, эти люди принуждены просить милостыню. Таким образом, пьяницы умножают собою и семьями своим число нищих. Кроме того нередко случается, что промотавшиеся и пропившиеся принимаются за воровство и грабительство. Вот до чего доводит пьянство. Нет греха, нет преступления, на которое, кажется, не решился бы человек, упившийся вином.

Посему не противно ли пьянство Богу, не разрушает ли после всего этого оно наше благосостояние, и не правосудно ли Бог наказывает за пристрастие к нему? Может быть кто-нибудь из пристрастившихся к вину, почувствуя наказание Божие, постигшее его за этот порок, скажет: тяжко наказание, не по силам его сносить, и будет роптать на Бога, столь жестоко наказывающего. Таковой пусть повнимательнее рассмотрит, сколь справедливо наказывает Бог упивающегося! Господь, сотворивший человека для того, чтобы он делал только одно доброе, дал ему закон — путеводитель его жизни, обещая ему, что если он исполнит его, то получит вечную награду на небесах. Будучи столь благ к людям, бог в то же время правосуден, Он ненавидит все пороки, все неправды человеческие. Посему, нарушение Его святого закона, есть уже оскорбление для Него, за которое Он тяжко наказывает преступников. А пьяница именно и есть нарушитель закона Божия и потому он по справедливости должен нести всю тяжесть наказания за свои грехи. А что всего больнее 5 и прискорбнее, это то, что пьяница редко исправляется от своего недуга. Страсть к пьянству овладевает всею его душею и он никак не может побороть ее. Она даже может довести его до того, что он среди мучений умирает. А таковый человек не прогневляет ли Бога тем, что сам на себя навлекает преждевременную смерть. Да и Сам Господь заповедует нам, чтобы мы всеми силами противостояли пьянству; Он говорит: «Утрезвитеся, пьянии, от вина своего и плачитеся, рыдайте вси пиющии вино до пьянства. И как не рыдать и как не плакать пьянице, когда он, нарушая заповеди Божии, в то же время есть враг и самому себе. Всякий желает себе счастья, добра, всякий печется о своем благосостоянии, но пьяница идет наперекор самому себе, сам враждует против себя и причиняет себе зло. первым же злом может быть — это утрата здоровья, одного из драгоценнейших даров Божиих на земле. такая трата здоровья, а через то происходящая ранняя смерть, не есть ли самоубийство? А самоубийство не есть ли тяжкий и непростительный грех пред Богом?

Есть и примеры, свидетельствующие, что молитва, чтение Евангелия, вообще вера и полная преданность воли Божией суть средства, предотвращающие страсть к пьянству и спасающие от оной предавшихся. Один священник передает нам такой рассказ в назидание. Он так начинает свое повествование: «Следующее мне рассказал один капитан, провожавший преступников в Сибирь. С молодых лет служил я в армии;, знал службу и любим был начальством как исправный прапорщик. По несчастью от частых попоек и пирушек с молодыми приятелями я привык пить до того, что под конец у меня образовался запой. Бывало как не пью, исправный офицер, а как закурю, то неделю и на службу не являюсь. Долго терпели меня на службе; наконец, за грубости и ссору, сделанные в пьяном виде, разжаловали меня в солдаты на три года с перемещением в гарнизон; если не исправлюсь, не перестану пить, то угрожали строжайшим наказанием. В этом несчастном положении сколько я ни старался воздержаться и сколько ни лечился от пьянства, никак не мог освободиться от моей страсти; поэтому хотели меня уже переместить в арестантские роты. Услышав это, я не знал, что делать с собою. В одно время я в раздумье сидел в казармах. Вдруг вошел к нам какой-то монах с книгою для сбора на церковь. Солдаты подавали, что могли. Монах подошел ко мне и спросил:»Что ты такой печальный»? Я рассказал ему свое горе. Монах выслушал меня с участием и говорит: «Точно то же было с моим родным братом, и вот что ему помогло: духовный его отец дал ему Евангелие и накрепко сказал, чтобы он, когда захочет вина, то нимало не медля прочел бы главу из Евангелия; если жажда вина не пройдет, то и еще читал бы следующую главу. Брат мой стал так поступать, и в непродолжительном времени страсть к пьянству в нем исчезла, и вот уже 15 лет он капли хмельного не берет в рот. Постарайся и ты так — увидишь пользу! У меня есть Евангелие, пожалуй, я принесу его тебе». Выслушав это, я отвечал ему:»Где тут помочь твоему Евангелию, когда никакие старания мои, ни лекарственные пособия не могли помочь мне». Я сказал это потому, что никогда не читывал Евангелия. «Не говори этого, продолжал монах, уверяю тебя, что будет польза». Спустя несколько времени, пришло время мне запить; я прочел одну главу Евангелия; сделалось легче. Так день прошел; вставши поутру и расположившись идти за вином, я подумал: прочту еще из Евангелия, прочел и не пошел, и вот ровно двадцать лет не пью ничего; дал себе клятву никогда не пить и каждый день читать Евангелие. Капитан это рассказывал священнику, и священник, выслушав сие, сказал ему: в нашем селе был также нездоров один крестьянин этим же недугом, ему посоветовали, когда захочется ему пить, произносить про себя молитву: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного», 33 раза, по числу лет Его земной жизни, что тот и исполнил, и перестал пить» Вот лекарства против пьянства. Но если борьба и после таких средств не прекратиться, и пьяница все еще будет страдать своим недугом, то все-таки не нужно ослабевать, в надежде, что можно освободиться, исправится от него. Главное же, что нужно соблюдать, — это обращение к Богу с молитвою, — и Он твой помощник, Он поможет тебе освободиться от столь жестоко терзающего и изнуряющего тебя недуга.

О, Боже прещедрый! К Тебе прибегаю, прошу и умоляю, укрепи мои силы Своим всемогуществом, избавь меня от моей своевольной телесной жажды, подай мне жажду душевную, напой меня из источника, текущего в жизнь вечную, искорени из сердца моего злой корень, посади в нем корень благочестия, вложи в мой разум страх Свой, избавляющий меня от злополучной страсти.

Молитва от пьянства Святого праведного Иоанна Кронштадтского

Господи, призри милостивно на рабов твоих (имя) прельщенных лестию чрева и плотского веселия. Даруй им познать сладость воздержания в посте и протекающих от него плодов. Аминь.