Истинный и ложный пути ко спасению

     Есть Бог – Истина, Любовь, Мудрость, Могущество, Блаженство и Жизнь вечная. Мир есть Его творение и отображение Его совершенств. Человек есть Его образ и подобие, стремящийся к Богу и ко всему, что есть в Боге, к истине, добру, красоте, свободе, любви, к блаженству и вечной жизни. 
     Вкратце, все откровение Божие человеку или вся Святая Библия говорит о том, что человек был в раю и, потеряв его, стремится в рай, и, наконец, возвращается в рай. 
     Для царства Божия, для жизни вечной с Богом был создан человек, как чистый образ Божий, и помещен в блаженный рай, откуда переселился бы в рай небесный, вечный, не видав смерти. Но за добровольный грех, непослушания Богу и отделения от Него, он был изгнан из рая в мир страдания и смерти ради своего спасения, или обращения, покаяния и добровольного возвращения к Богу и жизни вечной. И к раю он всегда стремится, да и всегда стремился, по Ветхому Завету Библии, а по Новому Завету, для рая он уже и спасен Богом. 
     Как же он спасен? 
     Бог, Творец наш, воплотился в образ Свой – человека, вочеловечился в Иисусе Христе, Сыне Божием, взял нашу природу и пожил в ней, вместе с нами, на земле, призывая к обращению, покаяния и возвращению в Царство Божие. Он показал нам путь спасения словом и примером, дал искупление и прощение грехов наших принял наши страдания и смерть, но и воскрес из мертвых и победил нашу смерть, и вознесся на небо, и открыл закрытыя для нас двери рая жизни вечной с Богом, полагая основание всеобщему воскресению и спасению всех людей. 
     Что же такое спасение, и от чего, от какого зла и причины всякого зла нужно нам спасение? 
     Спасение от греха. 
     Для чего пришел Господь? «Спасти людей Своих от грехов их». (Мф. 1, 21). 
     В чем же это спасение? «Спасение в прощении грехов их» (Лк. 1, 77). 
     А после прощения грехов что мы получаем? «Дар Божий – жизнь вечную во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6, 23). 
     Таким образом, прощение грехов и жизнь вечная суть дары Божии? Да. 
     «Сей день (спасения), его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в нем». И Пасху Христову мы особенно торжествуем, как переход от смерти в жизнь вечную с Господом, в открытый Им двери рая небеснаго, в нашу «землю обетованную», в которой весь смысл и вся цель нашей временной, земной жизни. 
     Итак, поспешим получить эти дары Божии. Где и как получить спасение от грехов и залог нашей вечной жизни? В Церкви Христовой, основанной Спасителем, и действием благодати Святаго Духа, Которого Господь оставил на земле Своим Заместителем (Ин. 14, 16, 26). 
     Прежде всего, в крещении, в таинстве «рождения от воды и Духа». Таинство есть действие, в котором под видимым знаком подается невидимая благодать или сила Духа Святаго (Деян. 8, 18; 1 Кор. 4, 1). «Встань, крестись и омой грехи твои». «Покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов» (Ин, 3, 5, Деян. 22, 16 : 2, 38-39), говорит Слово Божие. 
     Церковь Христова крестит и младенцев, потому что они, как «рожденные от плоти есть плоть», а потому они должны «родиться и от воды и Духа, чтобы войти в Царствие Божие». Они могут иметь общение со Христом по вере «приносящих» их ко Христу, «облечься во Христа» в крещении и стать членами Церкви (Ин. 3, 5-6, Лк. 18, 15-17; Гл. З, 26). 
     В таинстве исповеди, когда действием благодати Святаго Духа, данного чрез апостолов и их преемников, прощаются грехи кающимся. «Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся, на ком оставите, на том останутся». И «приходили (к ап. Павлу), исповедуя и открывая дела свои». (Ин. 20, 22; Деян. 19, 18). 
     В таинстве причащения «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день». «И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте от нея все, ибо сие есть кровь Моя Новаго Завета, за многих изливаемая, во оставление грехов». Ибо «кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякаго греха» (Ин. 6, 54; Мф. 26, 28-26; 1 Ин. 1, 7). 
     Так мы получаем святые дары Божии – прощения грехов и жизни вечной, силою благодати Святаго Духа, и делаемся совершенно чистыми пред Богом и достойными Царства Божия. Это есть оправдание даром, по вере нашей и по благодати Божией, праведность от Бога, а не от наших дел (Еф. 2, 5-8; Фп. 3, 9; Тт. 3, 5-7). Это есть великая милость Божия и радость нашего спасения. 
     Далее, само собой понятно, возникает задача для целой жизни – сохранить в себе дар чистоты, или прощения грехов, и укрепить благодатный залог жизни вечной, чтобы войти в будущий век Царства Божия, «Иди и впредь не греши» (Ин. 5, 14; 8, 11) – слышит христианин голос Спасителя, получить от Него исцеление от болезней грехов своих. 
     Как же сохранять за собой прощение грехов, уже дарованное нам Господом благодатью святых таинств? «Если будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец Ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14-15), – отвечает нам Слово Божие. 
     «Мы, причастники божественнаго естества» (2 Пт. 1, 4), подлинно «ядущий плоть и пиющие кровь» воскресшего новой плотью Господа, перешли от смерти в жизнь вечную, – как нам сохранить ее в себе? «Мы перешли от смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти. Всякий ненавидящий брата своего… не имеет жизни вечной в нем пребывающей. Станем любить не словом или языком, а делом и истиною» (1 Ин. 3, 14-15, 18), то есть, добрыми делами, – поучает нас Писание. Любовь, как и всякая добродетель, есть уже блаженство жизни вечной, ибо прежде всего – «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21), и надо его насадить в сердце во всяких евангельских добродетелях и исполнением заповедей блаженства (Мф. 5, 1-12). 
     Дар Царства Божия или прощения грехов и жизни вечной есть то сокровище в поле, узнав о котором человек продает все и покупает поле то. Оно есть та драгоценная жемчужина, узнав о которой человек продает все, что имеет, и покупает ее одну (Мф. 13, 44-46). 
     Но Царство Божие, как дар Божий, принятый верою и благодатью, есть только зерно горчичное, которое не только сохраняется в «доброй земле» (Мф. 13, 8) сердца нашего, но должно вырости в нем в целое, большое дерево. Это есть только закваска, от которой должно вскиснуть все тесто, все существо человека и вся жизнь его (Мф. 13, 31-33). Те способности, дарования и начатки добродетелей, в известной мере данныя Богом человеку должны быть умножены трудами человека ради Царства Божия во всю, полную меру его сил, как таланты серебра, данные хозяином его рабам для добывания прибыли (Мф. 25, 14-30). И исполнение всякой заповеди должно увеличивать внутреннее, духовное совершенство человека постепенно и все больше, по заповеди – «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48). 
     Что же наши добродетели превращаются в заслугу что ли, за которую мы получаем Царство Божие? Очевидно, что нет. При даре Царства Божия наши добродетели превращаются в абсолютно необходимую обязанность, в долг. «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17, 10). Но без исполнения этого долга мы не можем войти в Царство Божие. Милость Божия не может послужить поощрением греху. 
     Первый человек был создан для рая, но ему надо было «возделывать и хранить его» (Быт. 2, 15). И он его не сохранил. И теперь, снова благодатию дарован рай, и его должно «возделывать и хранить во всякой добродетели. И можно потерять его. Добродетели – необходимая одежда души для брачного пира Царства Божия, без которой изгонять из него (Мф. 22, 2-12). Когда первые люди потеряли добродетель послушания Богу, то увидели, что наги. Добродетель была одеждой их души. Без этой одежды нельзя быть в раю Царства Божия. Заповеди блаженства (Мф. 6, 1-12), потому есть необходимое условие для вступления в Царство Божие, что они восстанавливают в человеке чистый образ Божий, с которым он жил в раю. Как же без исполнения их можно снова войти в него? 
     Добродетели – не заслуга, ибо Царство Божие не за наши добродетели открыто и дано нам, а милостью Божиею. И прощение грехов наших всегда есть дар Божий, но, после этого дара, и долг сохранения богоданной чистоты и жизни вечной, который делается таким обязательным, неотвратимым и всепоглощающим, что в борьбе со грехом за всякую добродетель сердца своего человек не должен пощадить и жизни своей. 
     Ради спасения нужно «до крови сражаться против греха» (Ев. 12, 4). Искоренять грехи надо радостным принятием креста всеразличных страданий, душевных и телесных, которые случаются (Иак. 1, 2-4). «Страждущий плотью перестает грешить» (1 Пт. 4, 1). Надо «взять крест свой и следовать за Христом», Который «пострадал за нас, оставив нам пример, чтобы мы шли по следам Его… будучи злословим, Он не злословил взаимно, страдая, не угрожал» (Мр. 8, 34; 1 Пт. 2, 21, 23). 
     Так понимает Церковь Христова дело нашего спасения и полагает необходимыми для спасения, или для получения, сохранения и утверждения дара жизни вечной все средства: таинства благодати Святаго Духа, добродетели сердца христианскаго и от него всякия добрыя дела, примеры спасения и образцы исполнения евангельских заповедей среди множества святых и уже спасшихся людей, богослужение священнодействий, молитв и песнопений церковных, назидательные для ума и чувств святые обряды, вещественныя святыни икон, креста, останков святых и всего, что можно найти в святых храмах, которые в своем благолепном устройстве и в богослужении изображают нам Царство Божие небесное. Там алтарь, как небо, где престол Божества; иконы небесных жителей; блестящие одежды, как у святых ангелов, в руках которых фимиам молитв народа; светильники и драгоценная утварь рисуют свет и славу Царства Божия; пение и священнодействия дают переживания радости его. Стоя в земном храме славы Божией, мы должны думать, что стоим на небе. Идя в храм, идешь от царства мира сего в царство не от мира сего. Доколе люди во плоти и с чувствами земными, им надо получать, кроме мирских, и святыя, духовныя впечатления, и если этому могут служить золото, все драгоценности мира, все средства и красота человеческого искусства, то и они должны быть принесены сюда и применены для этой цели. Цель жизни человека – Царство Божие небесное, к которой он призван, требует постояннаго напоминания, привлечения, воспитания и хотя малаго нагляднаго представления, которое и предлагает нам Слово Божие, давая описание бывшего земного храма (см. книги Исход и 3 Царств) и будущаго, небеснаго (см. книгу Откровения св. Иоанна Богослова). Так смотрит Церковь Христова на дело нашего спасения и так его устраивает.



О ш и б о ч н ы й   п у т ь   к о   с п а с е н и ю.

     В 1051 г. от Православия отпала Римская церковь, а от Римской церкви в 1520 г. отпали лютеране, за ними разныя другия протестантския секты, в том числе и баптисты, которыя протестовали против учения и обычаев Римской церкви. 
     Римско-католическая церковь понимает спасение, как заслугу и каждаго человека в отдельности, даже в такой степени, что можно своими заслугами не только покрыть свои грехи, но еще иметь и остаток их, который может пойти на пользу других. Отрицая эту крайность, протестанты впали в другую. Исповедуя, что все спасены заслугою одного Спасителя, они и останавливаются на этом одном. Дар прощения грехов и жизни вечной получается и сохраняется только одною верою твоею, которой вполне достаточно для твоего вечнаго спасения. Только веруй и знай, что ты спасен, и ты спасен уже. «Иди, вера твоя спасла тебя». Если есть и слово – «иди и впредь не греши», то вера в прощение грехов возрождает душу и побуждает уже к плодам добрых дел. Однако твои добрые дела, нравственное совершенство, молитвы, подвиги тебя не спасают. И отсутствие их, при наличии одной уверенности в своем спасении, не лишает тебя Царства Божия. Ты уже спасен, ты перешел от смерти в жизнь по одной уверенности в своем спасении. А если ты уверен в своем спасении, которое уже совершено, то никакие таинства, обряды, храмы, иконы, крест тебе также не нужны, тебя не спасают. Истину же твоего спасения ты узнаешь из одного Священнаго Писания, которым и назидайся постоянно, и никакого церковнаго предания тебе не нужно. 
     Главные протестантския направления – лютеране и англикане-епископалы, – хотя и исповедуют такую же уверенность в спасении, но признают два-три таинства, кое-какие обряды и такия святыни, как крест. Крайние же секты, как баптисты и другие, отрицают спасительное или благодатное значение даже своих некоторых действий, как крещение и причащение. Когда же они нападают на истины и различные святыни Православия, то хотя и приводят разныя тексты Писания и доводы против, но прикрываясь, как ширмою, стоят только на одном главном убеждении своем, что уверенный в своем спасении ни в чем больше не нуждается. 
     Уверенность в своем спасении можем ли мы основывать на одной только вере нашей, что Христос Господь спас нас? Конечно, мы знаем, что Господь простил нам грехи наши. Но вспомним притчу о должнике, который получил от государя своего прощение долга в десять тысяч талантов, а сам, вслед за этим, не простил своему должнику ста динариев. Сохранил ли он за собой прощение своего долга? «Злой раб, – сказал государь, – весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня, не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя»? И разгневавшись отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф. 18, 23-35). Господь отнимает прощение грехов наших, если мы сами не будем прощать людям грехов их. Уверенность в прощении грехов наших от любви и милости Божией основывается на том, что и мы сами по любви и милости прощаем грехи другим. 
     По той же любви Господь открыл нам Царство Небесное и «любящий брата перешел от смерти в жизнь», а не просто только верующий в свою спасенность. Ненавидящий брата своего – не имеет жизни вечной (1 Ин. 3, 14-15). Твоя ненависть отнимает от тебя дар Царствия Божия. Уверенность же в спасении открывается в твоей любви, а не в одной вере, что Господь тебя спас. 
     Одна притча Господня рассказывает, как владелец виноградника нанял одних работников за определенную плату с утра, а других в разное время дня, но потом, при расчете, заплатил всем поровну, последним, как и первым, так что первые даже возроптали от зависти (Мф. 20, 1-16). Узнав и поняв это, что все призванные в Царство Божие равно получат его, независимо от количества понесенных трудов, наши протестанты предлагают такую уверенность в любви Божией, что и нанявшиеся с утра или уверовавшие от юности могут всю жизнь ничего не делать в винограднике Церкви Божией для получения платы – Царства Божия, потому что все равно получат его. Это есть заблуждение, это – попытка обмануть Хозяина, это злоупотребление Его любовью, это – извращение Слова Божия. Иоанн Креститель от младенчества до средних лет своих – служитель Божий, а разбойник на кресте явил веру и принял крест свой («достойное по делам нашим приняли» – Лк. 23, 41), в последний час своей жизни, но другим те же веру, терпение, крест и труды служения Богу надо понести всю жизнь, до старости. Качество одних и тех же добродетелей надо явить и нести пред Богом в любом количестве времени и лет, которыя тебе даны. Твои добродетели и труды в «перенесении тягости дня и зноя» (Мф. 20, 12) абсолютно необходимы для получения «платы» – Царства Божия, хотя другим, может быть, и меньше придется ткать свою одежду добродетелей, или лучше и скорее тебя ее соткут, но без нея тебя в Царство Божие не впустят. 
     Иметь полную уверенность в своем спасении только на основании одной своей веры в дары Божии прощения твоих грехов и жизни вечной, это все равно, что иметь только один, данный тебе Богом талант, и закопать его для сохранения в землю, чтобы в таком виде и вернуть его хозяину. «Лукавый раб и ленивый!… всякому имеющему (трудолюбие) дастся и преумножится, а у неимеющаго отнимется и то, что имеет; а негоднаго раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 25, 26-30). Без твоих собственных трудов и прибыли в добродетелях Господь отнимет от тебя талант, дар Божий – прощения грехов и жизни вечной. 
     Вера в спасение, совершенное для нас Господом, это – одно и всеми приемлемое дело. А уверенность в своем спасении – дело совсем другое, которое естественно только после добраго подвига в явлении всякой добродетели в течение всей жизни, уже пред кончиной и у людей святейшей жизни. Пример сему дает св. ап. Павел, который говорит о себе: «Я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало: подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил, а теперь готовится мне венец правды» (2 Тим. 4, 6-8). 
     Это сознание исполненного долга и обязанности «добраго подвига» ради спасения, чуждо древне-фарисейской похвальбы праведностью от своих дел и ново-фарисейсксаго самохвальства праведностью от одной своей веры. Церковь Христова оберегает от такого ложнаго душевнаго устроения и пустосвятства тех, кто «выказывает себя праведниками пред людьми» и «уверены о себе, что они праведны и уничижают других» (Лк. 16, 15, 18, 9) и предлагает всем, начиная с наибольших подвижников своих, всегда пребывать в мытаревом состоянии духа – «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» – чтобы быть оправданным пред Богом (Лк. 18, 13-14). 
     Да и свою праведность от Бога, по вере, через какую благодать Божию и когда члены протестантских сект получают? Если исповедь; крещение и причащение не подают благодати очищения грехов и освящения человека, и есть не действительное и реальное действие ея, а только назидательные символы и обряды – хлеб и вино без Тела и Крови Христовых, вода без Духа Святаго и исповедь без благодатнаго отпущения от пастырей, – то тогда по вере вашей да будет вам: вы не в Церкви Христовой, благодати Божией нет на вас и грехи ваши не прощены и остались на вас. А спасены вы в одной своей фантазии, только думая, что вы прощены и очищены от грехов, веря в воображаемую благодать и сами себя удостоивая Царствия Божия. 
     Не признавая добродетели обязательной для спасения, не имея благодати для подлиннаго очищения и освящения, все спасение баптистов и прочих самосвятов проходит в постоянном самовнушении в своей спасенности. Но находясь в тяжком заблуждений, ни на чем не основанной уверенности в своем спасении, сектанты яростно нападают на Православие и с видом чрезвычайной духовности особенно усердно отрицают, например, церковныя их святыни – иконы, крест и прочее. 
     Чисто иудейско-языческими глазами врагов Спасителя они смотрят на физический крест Его, как на позор и посрамление, тогда как Он Сам принял и «претерпел крест, пренебрегши посрамление» (Ев. 12, 2) и именем креста, этого орудия казни Своей, Сам назвал страдания и скорби жизни человека, которыя надлежит ему принять, а не отвергать (Мф. 16, 24, 10, 38). Если наши телесные страдания, как мы говорили, избавляют от грехов (1 Пт. 4, 1) и их надо принимать с радостью и терпением, то и физический крест телесных страданий и смерти Спасителя или изображение Его деревяннаго креста достойно внимания, любви, почитания и прославления, как знамя нашего спасения, жертвы Его для нас, и пример, и напоминание нам. Кому нужно отнятие сего креста от нас, как не диаволу, который-то и посрамлен именно этим крестом страданий и смерти Спасителя? 
     Еще более неразумно и бессмысленно отрицание сектантами икон, которыя они называют даже идолами. «Идол в мире ничто» (1 Кор. 8, 4), изображение ложных, совсем не существующих в мире существ-богов. Назвать иконы, изображающия Спасителя и святых его, идолами, это назвать Христа – Ваалом, Деву Марию, которую ангел назвал благодатною, Астартой и апостолов такими же вымышленными и нечестивыми именами, тогда как и в древности изображение херувимов в скинии (Исх. 25, 18) было изображением действительных существ. Иконы также не идолы, как Христос не Ваал и Дева Мария не Астарта, и слепое богохульство это да обратится к осуждению невежд. 
     Прежде «Бога не видел никто никогда», а потому и изображать Его было невозможно (Вт. 4, 15-16), но потом «Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» Бога (Ин 1, 18) и «Бог явился во плоти», «сделавшись подобным человекам и по виду, став, как человек (Тм. 3, 16, Фп. 2, 7). По этому изображение Бога в виде человека есть исповедание Его воплощения. 
     Икона есть вещественный предмет, освященный благодатной силой и могущий подавать людям помощь. И такие предметы в Новом Завете есть. Одна женщина «прикоснулась к одежде» Спасителя и Он «почувствовал Сам в Себе, что вышла от Него сила», и женщина тотчас исцелела от болезни (Мр. 5, 25-30). Одежда явилась проводником Божией силы, а не слово или прикосновение Господа. «На больных возлагали платки и опоясания с тела (ап. Павла), и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них» (Деян. 19, 12). Не сам ап. Павел исцелял, а вещи его. Точно также не сам ап. Петр исцелял, а только тень его. Тень есть световое изображение человека на земле или на стене. «Выносили больных на улицы и полагали на постелях и кроватях, дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них» (Деян. 5, 15). Такия же чудотворные изображения и вещественные предметы возможны и теперь, ибо «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Ев. 13, 8). А если в каком обществе, именующем себя христианским, не происходит того, что прежде, в евангельские времена было и благодать уже не действует через вещественные предметы, то там веруют, видимо, в «другого Иисуса, в иного Духа и в иное благовестие» (2 Кор. 11, 4). 
     Новозаветные фарисеи и буквопоклонники Писания, сектанты, хотели бы, чтобы на все христианские святыни были даны заповеди, но Господь «упразднил закон заповедей учением» и «дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа» (Еф. 2, 15; 2 Кор. 3, 6). Дух же и смысл Писания дают твердые и ясные принципы и указания, что вещественные святыни возможны в Церкви Христовой, которые от древности всегда и были у нее. 
     Церковь подлинная, основанная Самим Господом через святых апостолов, хранит от времен апостольских у себя все, начиная от фелони (2 Тм. 4, 13), которая сейчас у наших священнослужителей имеет вид дорожного плаща, и с каковым апостольским одеянием Церковь не нашла возможным растаться и сохранила его, и кончая самым способом понимания слова Божия о деле нашего спасения. Это и есть священное церковное Предание, равное по своему значению Священному Писанию. Так ли это, судите сами. 
     Все протестантские секты признают одно Священное Писание источником своего вероучения. Тогда чем же они различаются между собою? 
     Только способом понимания или толкования. 
     Но ведь лютеране и баптисты существуют уже более четырехсот лет. Как же хранят свой способ понимания или толкования Слова Божия, который только и определяет их «церкви» и отделяет их друг от друга и от всех других? Не Священным же Писанием, которое у всех одно… 
     Сохраняют они свои «церкви» только живой передачей своего толкования Писания из поколения в поколение, то есть, своим преданием, которое для них так же священно, существенно и дорого, как само Священное Писание, как такая же истина, как истина самого Писания, иначе бы они перестали существовать, как лютеране или баптисты. 
     Остается решить здравым рассудком за каким же преданием идти: древне-апостольским, или за лютеранским, баптистским, кальвинистским, методистским и пр., т.п. 
     Православные христиане, мало утвержденные в вере! Подумайте о том, что Господь не оставлял без истины спасения людей своих и до 1520 г. и других более поздних годов, когда возникли протестантские секты. Неповрежденная истина всегда хранилась, и вы ею обладаете теперь в единой Церкви Христовой, которая никогда не отпадала ни от какой другой церкви и всегда была сама собой. Берегитесь сектантского обольщения и их рекламной даровщины в великом и первом, самом серьезном деле вашей жизни – спасения. Эти сектанты, иногда искренние и верующие мечтатели, предлагают вам дешевку спасения. Отвернитесь от этих приглашений людей, запутавшихся и заблудших. Не меняйте смирение на гордыню, добродетели христианского сердца на пустоцвет уверенности в своем спасение, действительную благодать Божию на фантазию, храмы Божии на залы. 
     Помните, что войдут к вам лютые волки, не щадящие стада, и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте»… (Деян. 20, 29-30).

+

     Сектанты уверены в том, что они отбросили «излишнюю» православную «сложность» и вернулись к начальной апостольской простоте. Миссионер наших дней Андрей Кураев как-то сказал: «Нельзя заставить взрослого человека вновь влезть в колыбель и носить детские одежды как бы милы они ни были. Христианство взросло. Ему две тысячи лет, и это дерево, разросшееся за два тысячелетия, нельзя вновь обрезать до размеров и форм того росточка, с которого оно начиналось на заре нашей эры». 
     Итак, «Берегитесь лжепророков, – предостерегает Сам Спаситель, – они приходят к вам в овечьей одежда, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7, 15). «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас; ибо многие придут под именем Моим…, и многих прельстят» (Мф. 24, 4-5). «Если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1, 8). 
     Наша вера – христианская, Православная, и приняли мы ее от святых Апостолов, и она есть Истина Господня, ибо «мы не повреждаем Слова Божии, как многие, но проповедуем искренно, как от Бога, пред Богом, во Христе» (2 Кор. 2, 17). 
     Все сегодняшние совращения сектантами нашего народа и измена православной вере происходит по одной причине – от незнания величия и красоты нашей Православной Веры. 

     «РУСЬ СВЯТАЯ, ХРАНИ ВЕРУ ПРАВОСЛАВНУЮ, В НЕЙ ЖЕ ТВОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ!»

+ + +

(Использована брошюра протопресвитера М. Польского
«В защиту Православной веры от сектантов»).

Источник: Катехизические беседы (краткое учение о Православной вере). Издание Пермского Епархиального управления — 1997 год.