После первого вторжения на Русскую землю полчищ Батыя, надолго повисло над Русью мрачное облако тяжелого татарского ига. Ужасы Батыева опустошения были так велики, что русский народ, подавленный ими, еще долго трепетал от одного имени татарского и не пытался сопротивляться наложенным на него тяготам.
 
Правда, татары больше не делали на Русь другого нашествия, подобного первому, тем не менее, они не давали забывать себя, и во время своих продолжавшихся набегов на Русские земли, творили не меньше злодейств. При их приближении русские люди либо в ужасе разбегались, либо поручали себя воле Божьей, готовясь ко всему.
 
В редких случаях они вступали с татарами в борьбу. Сначала это были ничтожные усилия сопротивления врагу, но чем дальше отходило вглубь воспоминание о первом татарском нашествии, тем больше крепло сопротивление. Царство Золотой Орды само собой стало ослабевать и распадаться на разные орды, между тем как Русь приходила в себя и стремилась к объединению.
 
Сначала объединились Русско-литовские княжества и освободились от татар, а затем и объединилась и северо-восточная часть Русской земли под властью Московского князя.  Святой Великий князь Димитрий Донской сокрушил татар на Куликовом поле (1380 г.), а через сто лет при великом князе Иоанне III было окончательно свергнуто татарское иго.

   Во время этой печальнейшей эпохи в судьбе нашего Отечества, русские люди искали себе прибежища и утешения у великого архиерея Божия, скорого помощника в бедах, святителя Николая. Этот дивный Угодник Божий вместе с покровом, молитвами и предстательством Божьей Матери и святого преподобного Сергия Радонежского и других святых, исконных молитвенников за Русскую землю, содействовали воскресению Руси от этого рабства.

   Многие сохранившиеся до нас древние памятники и предания говорят нам, что наши предки в то время сильно молились святому Чудотворцу о восстановлении поруганного имени христианского, неослабно прибегая к нему с прошениями о заступничестве. Святитель Николай не только утешал их и облегчал им телесные и душевные скорби, но и чудесно помогал во многих случаях в борьбе с врагом, и не без его помощи исчезла на Руси последняя тень страха перед именем татарским.

   Первый древний свидетель того милосердия Святителя к нашему Отечеству и нашим предкам – чудотворный образ святителя Николая Можайского. Свое название он получил от города Можайска (Московской области), а происхождением и славой он обязан случаю чудесной помощи Святителя этому городу.
 
Точное время этого события истерлось в памяти, но известно, что собор Святителя, созданный в память чудесной защиты, существовал уже в 1303 году[1], но не позже  XIV века, потому что предание и историки считают Можайский образ оригиналом всех подобных образов, называя их, где бы они ни были, образами Святителя «Можайского».
 
Но если так, если это оригинал, а все другие резные изображения – его копии, то нам известно, что копии дошли до нас уже с начала XV века. Так, изображение Святителя в этом виде на Кремлевских воротах в Москве относится к 1401 году.

   Предание говорит, что когда задумали враги напасть на Можайск, в ответ на молитву жителей осажденного Можайска, явилось дивное знамение. В ободрение  жителям Можайска и на страх врагам Святитель чудесно показался в грозном виде – стоящим на воздухе над собором, держа в одной руке меч, а в другой изображение обнесенного крепостью храма.
 
Неприятель так был устрашен этим видением, что снял осаду и бежал, на радость и удивление осажденных. Тогда-то и устроили благочестивые граждане резное изображение Святителя, в том виде, как он им явился. Бывшие потом от резного образа, силою Николая Угодника Божьего, новые чудесные знамения, утвердили за ним это название и славу чудотворного.[2]

   Об уважении и известности этого образа у наших предков мы можем судить по тому, что сами великие князья и цари Московские ездили на богомолье в Можайск, на поклонение этому чудотворному образу Святителя Николая.
 
Образ упоминается в 1495 году в наказе великого князя Московского Иоанна III князьям Ряполовскому и Русалке, направлявшимся вместе с великой княжной Еленой Иоанновной к ее жениху великому князю Литовскому Александру Казимировичу.[3]
 
Неоднократно посещал Можайск и молился у чудотворного образа великий князь Василий III. Упоминается образ в духовной грамоте князя Иоанна Волоцкого, составленной в присутствии его духовного отца, игумена Волоцкого монастыря Иосифа в 1504 году.[4]
 
О резном образе и почитании Николы Можайского сказано в дневнике путешествия в Москву посла императора Рудольфа II Николая Варкоча в 1533 году.[5] В 1537 и 1538 году путешествовала в Можайск на богомолье и поклонение образу Николая Угодника правительница Елена.
 
Царь Иоанн IV бывал у Святителя в 1546 и 1564 годах. В 1592 году на поклонении Чудотворцу был Феодор Иоаннович. В начале XVII века об образе Святителя Николая, его драгоценном уборе и об особом  к нему отношении великих Московских князей пишет Петр Петрей де Ерлезунда.[6]
 
Судя по Писцовой книге 1595-1598 города Можайска[7] и дневнику польского иезуита Каспара Савицкого (запись от 3 мая 1606 г.), резной образ Николы Можайского до начала XVII века помещался в Никольском приделе надвратной церкви Воздвиженья Креста Господня.[8]
 
Во время польской интервенции в 1612 году образ Святителя был увезен в Литву и возвращен после Деулинского перемирия в 1618 году.[9]

 После 1684 года чудотворный резной образ Николы Можайского находился в новом надвратном Николаевском храме, построенном на основе надвратного храма Воздвиженья.

   Император Петр Великий относился к этому образу с глубоким уважением и, может быть, лично посещал Можайск. Об этом свидетельствует местное придание, что именно по его распоряжению выдавалось из Можайского уездного казначейства ежегодно по 6 рублей 81 копейке на свечи и просфоры в Николаевский собор.[10]

   В 1814 году образ Святителя был помещен в иконостасе по правую сторону Царских врат в деревянном позолоченном киоте в виде сени, во вновь построенном Николаевском соборе.[11]

   В 1837 году посетил Николаевский собор цесаревич, впоследствии император Александр II.

  В 1933 году, после закрытия собора чудотворный образ Святителя Николая был вывезен в Москву в Центральные государственные реставрационные мастерские Н.Н. Померанцевым, откуда был передан в Государственную Третьяковскую галерею в 1934 году, где в запасниках находится и поныне.[12]


[1] Семенов, «Географ.-статистический словарь»

[2] Житие и чудеса св. Николая Чудотворца и слава его в России. Составит. А.Вознесенский, Ф. Гусев. С-Петербург, Синодальная типогр., 1899, с.273-276

[3] Памятники дипломатических сношений 1882, с.167

[4] Духовная грамота 1813, с. 343

[5] Шемякин 1874, с. 14

[6] Петрей 1867, с.34

[7] Писцовые книги 1872, с.615-616

[8] Отрывки из рукописи 1871, с. 161

[9] Савич 1939, с.408

[10] Житие и чудеса св.Николая чудотворца. Международ. Издат. Центр Православ. Литер.,1994, с.277

[11] Воинов 1872, с.408

[12] Каталог собрания ГТГ, М.,1995, с196-199